double arrow

Парфянское искусство


ИСКУССТВО ДРЕВНЕГО МИРА




       
   
 


Фриз ритона. Слоновая кость. Старая Ниса. 11-1 вв. до н. э.


Пластина с изображением царя. Слоновая кость. 1-11 вв. н. э.


Фрагмент сосуда с изображением

мужского лица. Мансур-депе.

11-1 вв. до н. э.



гим и трудным; стабилизация наступила лишь при Митридате II (ок. 123-88 или 87 г. до н. а). Парфян­ские цари активно вмешивались в государствен­ную жизнь многих держав; под политическим вли­янием Парфии находилась Великая Армения. Как и держава Селевкидов, Парфянское царство дели­лось на сатрапии, и власть царя была ограничена советами родовой знати и жрецов.

Первое соприкосновение парфян с Римом про­изошло в начале I в. до н. э., в период борьбы с понтийским царем Митридатом VI Евпатором. Вторжение римских войск во главе с Марком Крассом в Парфию встретило сокрушительный от­пор. Завоевания парфян угрожали владычеству Рима на Востоке, и в результате сложных межго­сударственных интриг в Парфянском царстве сло­жились две противостоявшие друг другу группи­ровки, одна из которых тяготела к торговым контактам с Римской империей, другая же зани­мала по отношению к Риму непримиримую пози­цию и стремилась к дальнейшим завоеваниям. Дли­тельный период внутренних войн в Парфии и быстро закончившаяся эпоха внутренней стабили­зации (около 50-80 гг.) завершились резким упад­ком государства. Хотя парфянам удавалось время от времени наносить римлянам поражения, про­цесс распада Парфянского царства был необратим. Однако оно прекратило свое существование не в результате победы Рима, а после сокрушитель­ного поражения, нанесенного ему в 224 г. войсками





Парсы, самостоятельной области царства, не по­желавшей сохранять свой вассалитет. Территория Парфии после этого разгрома вошла в состав древнеиранского государства Сасанидов.

Художественная культура Парфянского царства достаточно своеобразна и первоначально пред­ставляла собой одну из ветвей культуры эллинис­тического мира. В дальнейшем элементы эллиниз­ма, принесенные завоевателями, частично были вытеснены, а частично творчески переработаны местными мастерами. П. и. не имело опоры в еди­ной государственной или религиозной доктрине. Постоянной государственной религии в Парфии не существовало вовсе. На востоке преобладали раз­личные формы зороастризма; в северных областях распространился буддизм. На западе страны были в почете греческие и старовавилонские культы, а также различные синкретические учения, подго­тавливавшие к концу парфянской истории приход христианства. Долгие годы отношение историков к П. и. было весьма скептическим. Еще римский ученый Лукиан пишет: «Не заботило Аршакидов прекрасное, и, выставляя что-либо напоказ, дума­ли они не о наслаждении зрителей, не об одобре­нии, а лишь о том, чтобы поразить взоры; ибо варвары — друзья не красоты, а одного лишь бо­гатства». Оценка греческих и римских авторов на­долго предопределила суждения исследователей позднейших эпох. В ходе археологических изыска­ний XIX в., в особенности в Месопотамии, было









Сейчас читают про: