double arrow

Избранная рада” при Иване IV и ее реформы


Первый российский царь Иван Васильевич IV Грозный родился 25 августа 1530 г., умер 18 марта 1584 г.

После смерти в 1533 г. Василия III на великокняжеский престол вступил его трехлетний сын Иван IV. Фактически государством управляла его мать - Елена Васильевна, дочь князя Глинского - выходца из Литвы. И в годы правления Елены, и после ее смерти (1538; есть предположение, что она была отравлена) не прекращалась борьба за власть между боярскими группировками Бельских, Шуйских, Глинских.

Боярское правление привело к ослаблению центральной власти, а произвол вотчинников тяжело отразился на положении масс, вызвав недовольство и открытые выступления в ряде русских городов.

Мальчик-государь, от природы умный, живой, впечатлительный и наблюдательный, рос в обстановке заброшенности и пренебрежения. Так в душе мальчика рано образовалось чувство вражды и ненависти к боярам как его врагам и похитителям власти. Безобразные сцены боярского своеволия и насилий и его собственные беспомощность и бессилие развили в нем робость, подозрительность, недоверие к людям, а с другой стороны - пренебрежение к человеческой личности и к человеческому достоинству.




Имея в своем распоряжении много свободного времени, Иван предавался чтению и перечитал все книги, которые он мог найти во дворце. Единственным его искренним другом и духовным наставником был митрополит Макарий (с 1542), знаменитый составитель Четьих Миней, огромного сборника всей церковной литературы, известной в то время на Руси.

Юному великому князю не было еще и полных 17 лет, когда его дядя Михаил Глинский и его бабушка княгиня Анна сумели подготовить политический акт большой государственной важности. 16 января 1547 г. великий князь Московский и всея Руси Иван Васильевич торжественно был увенчан титулом царя-Ивана IV. Обряд принятия царского титула происходил в Успенском соборе Кремля. Из рук московского митрополита Макария, разработавшего ритуал венчания на царство, Иван IV принял шапку Мономаха и другие регалии царской власти. Церковь как бы утверждала божественное происхождение царской власти, но в то же время усиливала и свой авторитет. По завершении чина венчания великий князь стал “боговенчанным царем”.

Таким образом, новый титул - царь - не только резко подчеркивал суверенность российского монарха во внешних сношениях, особенно с ордынскими ханствами (ханов на Руси называли царями), но и четче, чем прежде, отделял государя от его подданных. Царский титул закрепил превращение князей-вассалов в поданных. Столица государства, Москва, отныне украсилась новым титулом - она стала “царствующим градом”, а русская земля - Российским царством. Но для народов России начинался один из самых трагических периодов его истории. Наступило “время Ивана Грозного”.



Кстати, Россия как название государства появляется в русских источниках во второй половине XVI в. Термин “Россия” по своему происхождению не русский, а греческий. Он известен в Византии с Х в. и употреблялся в списках епархов: великие князья по-гречески именовались архонтами всея России. В период венчания Ивана IV, дабы придать личности больше авторитета, к этому “иностранному” словечку вернулись.

Термин “Московское государство” наряду с названием “Россия” употребляется в официальных документах в XVI-XVII вв. Российский стал означать принадлежность к государству, а “русский”- к этносу (народности).

21 июня 1547 г. в Москве вспыхнул сильный пожар. Два дня бушевало пламя. Город почти полностью выгорел. Около 4 тыс. москвичей погибли в огне пожарища. Иван IV и его приближенные, спасаясь от дыма и огня, спрятались в селе Воробьеве. Причину пожара искали в действиях реальных лиц. Поползли слухи, что пожар- дело рук Глинских, с именем которых народ связывал тяжелые годы боярского правления.

В Кремле на площади у Успенского собора собралось вече. Один из Глинских был растерзан восставшим народом. Дворы их сторонников и родственников были сожжены и разграблены. С большим трудом правительству удалось подавить восстание. Выступления против феодалов произошли в городах Опочке, несколько позднее в Пскове, Устюге.

Народные выступления показали, что страна нуждается в реформах. Дальнейшее развитие страны требовало укрепления государственности, централизации власти. Особую заинтересованность в проведении реформ выказало дворянство. Своеобразным его идеологом был талантливый публицист того времени дворянин Иван Семенович Пересветов. Он обратился к царю с посланиями, в которых была изложена программа преобразований. Эти предложения Пересветова во многом предвосхитили действия Ивана IV.



Исходя из интересов дворянства, И.С. Пересветов резко осудил боярское самоуправство. Он видел идеал государственного устройства в сильной царской власти, опиравшейся на дворянство. “Государство без грозы, что конь без узды”, - считал И.С. Пересветов.

При участии митрополита Макария в окружении молодого царя оказались те лица, которым суждено было в глазах современников символизировать новое правительство - “Избранную раду”. Около 1549 г. сложилось новое правительство. Оно получило название Избранная Рада - так называл его на польский манер А.Курбский в одном из своих сочинений. Состав Избранной Рады не совсем ясен. Ее возглавлял А.Ф.Адашев, происходивший из богатого, но не очень знатного рода. В работе Избранной Рады участвовали представители различных слоев господствующего класса: князья Д.Курлятев, М. Воротынский, московский митрополит Макарий и священник Благовещенского собора Кремля (домашней церкви московских царей) Сильвестр, дьяк Посольского приказа И. Висковатый. Состав Избранной Рады как бы отразил компромисс между различными слоями господствующего класса. Избранная рада просуществовала до 1560 г. и явилась тем органом, который проводил преобразования, получившие название реформ середины XVI в.

27 февраля 1549 г. был созван Первый Земский собор. Он принял решение составить новый Судебник (утвержден в 1550) и сформулировал программу реформ середины XVI в. По подсчетам специалистов, состоялось более 50 Земских соборов; последние Земские соборы в России собирались в 80-е гг. XVI в. В состав Земских соборов входили Боярская дума, Освященный собор- представители высшего духовенства; на многих Земских соборах присутствовали также представители дворянства и верхушка посада.

1. При Избранной Раде оформляется приказная система государственного управления. Еще до реформ середины XVI в. отдельные отрасли государственного управления отдельными территориями стали поручаться (“приказываться”, как тогда называли) боярам. Так появились первые приказы-учреждения, ведавшие отраслями государственного управления или отдельными регионами страны. В середине XVI в. существовало уже два десятка приказов. Военными делами руководили Разрядный приказ (ведал поместным войском), Пушкарский (артиллерией), Стрелецкий (стрельцами), Оружейная палата (арсенал), Иностранными делами ведал Посольский приказ, государственными землями, раздаваемыми дворянам, Поместный приказ; холопами - Холопий приказ. Были приказы, ведавшие определенными территориями: приказ Сибирского дворца управлял Сибирью; приказ Казанского дворца - присоединенным Казанским ханством.

Во главе приказа стоял боярин или дьяк - крупный государственный чиновник. Приказы ведали управлением, сбором налогов и судом. С усложнением задач государственного управления число приказов росло. Ко времени петровских преобразований в начале XVIII в. их было около 50. Оформление приказной системы позволило централизовать управление страной.

2. Надо отметить, что поначалу Избранная Рада не собиралась радикально менять сложившийся порядок местного управления. Судебник Ивана IV всего лишь уточнил права и обязанности кормленщиков (наместников - в уездах и волостелей - в волостях) и одновременно с этим расширил компетенцию земских старост и целовальников, превратив их в постоянных присяжных заседателей (до этого они выступали просто свидетелями на суде наместников и волостелей).

На местах постепенно стала создаваться единая система управления. Сбор налогов на местах ранее поручался боярам-кормленщикам. Они были фактически правителями отдельных земель. В их личное распоряжение поступали все средства, собранные сверх необходимых податей в казну, т.е. они “кормились” засчет управления землями. В 1556 г. кормления были отменены. На местах управление (сыск и суд по особо важным государственным делам) было передано в руки губных старост (губа-округ), избиравшихся из местных дворян, земских старост- из числа зажиточных слоев среди черносошного населения там, где не было дворянского землевладения, и городовых приказчиков или излюбленных голов- в городах. Таким образом, в середине XVI в. сложился аппарат государственной власти в форме сословно-представительной монархии.

3. Судебник 1550 г.

Общая тенденция централизации страны и государственного аппарата повлекли за собой издание нового сборника законов- Судебника 1550 г. Взяв за основу Судебник Ивана III, составители нового Судебника внесли в него изменения, связанные с усилением центральной власти. В нем подтверждалось право перехода крестьян в Юрьев день и была увеличена плата за “пожилое”. Феодал теперь отвечал за преступления своих крестьян, что усиливало их личную зависимость от господина. Впервые было введено наказание за взяточничество.

4. Еще при Елене Глинской была начата денежная реформа. Московский рубль стал основной платежной единицей в стране. Право сбора торговых пошлин переходило в руки государства. Население страны было обязано нести тягло - комплекс натуральных и денежных повинностей. В середине XVI в. была установлена единая для всего государства единица взимания налогов - большая соха. В зависимости от плодородия почвы, а также социального положения владельца земли, соха составляла 400-600 га земли. Податная реформа еще более ухудшила положение народных масс.

5. Военная реформа

Много было сделано по укреплению сил страны. Ядро армии составило дворянское ополчение. Под Москвой была посажена на землю “избранная тысяча”- 1070 провинциальных дворян, которые, по мнению царя, должны были стать опорой власти.

Было составлено “Уложение о службе”. Вотчинник или помещик мог начинать службу с 15 лет и передавать ее по наследству. Со 150 десятин земли как боярин, так и дворянин, должны были выставлять одного воина и являться на смотры “конно, людно и оружно”.

Большим шагом вперед в организации военных сил России было создание в 1550 г. постоянного стрелецкого войска. На первых порах стрельцов было три тысячи человек. Кроме того, в армию стали привлекать иностранцев, число которых было незначительно. Была усилена артиллерия. Для несения пограничной службы привлекалось казачество.

Бояре и дворяне, составляющие ополчение, назывались “служилыми людьми по отечеству”, т.е. по происхождению. Другую группу лиц составляли “служилые люди по прибору” (т.е. по набору). Кроме стрельцов туда входили пушкари (артиллеристы), городская стража, близки к ним были казаки. Тыловые работы (обоз, строительство фортификационных сооружений) выполняла “посоха”- ополчение из числа черносошных, монастырских крестьян и посадских людей.

6. Ограничение местничества

На время военных походов ограничивалось местничество- порядок замещения должностей в зависимости от знатности и служебной карьеры предков. В середине XVI в. был составлен официальный справочник- “Государев родословец”, упорядочивший местнические споры.

7. Церковные соборы

Существенные реформы были проведены в жизни церкви. В период феодальной раздробленности в каждом княжестве существовали свои, “месточтимые”, святые. В 1549 г. церковный собор провел канонизацию “новых чудотворцев”: местные святые превратились в общерусских, создавался единый для всей страны пантеон. В 1551 г. состоялся новый церковный собор.

Стоглавый собор

В 1551 г. по инициативе царя и митрополита собрался Собор русской церкви, получивший название Стоглавый, поскольку его решения были сформулированы в ста главах. Решения церковников отразили перемены, связанные с централизацией государства. Собор одобрил принятие Судебника 1550 г. и реформы Ивана IV. Из числа местных святых, почитавшихся в отдельных русских землях, был составлен общерусский список. Упорядочивалась и унифицировалась обрядность на всей территории страны. Даже искусство подлежало регламентации.

Стоглавый собор 1551 г. подвел черту под историческим спором иосифлян с нестяжателями. Еще до его созыва в сентябре 1550 г. между царем и митрополитом Макарием (1542-1568) было достигнуто соглашение, по которому монастырям запрещалось основывать в городах новые слободы, а в старых - ставить новые дворы. Из монастырских слобод выдворялись посадские люди, скрывавшиеся там от тяглового бремени. В дальнейшем церковники могли покупать землю и получать ее в дар только с царского разрешения. Таким образом, в вопросе о монастырском землевладении победила линия на его ограничение и контроль со стороны царя.

Еще при Иване III и Василии III остро стоял вопрос о церковном землевладении. Ряд священнослужителей, духовным предтечей которых был Нил Сорский (1433-1508), выступали за отказ монастырей от землевладения и строгий аскетизм (отсюда их название - нестяжатели). Против этого боролась другая группа церковных деятелей, главой которых был игумен Иосиф Волоцкий (1439-1515), считавших, что только богатая церковь может выполнять в государстве свою высокую миссию. В правление Василия Ш иосифляне (стяжатели) одержали верх.

В ходе Стоглавого собора вопрос о церковных землях был поднят вновь. Было решено сохранить земли церквей и монастырей, но в дальнейшем их приобретение или получение в дар можно было осуществить только после доклада царю.

Реформы середины XVI в. значительно укрепили центральную власть и государственное управление, что позволило Ивану IV перейти к решению задач внешней политики.

Согласие между царем и его ближайшими советниками, т.е. Сильвестором и Адашевым, продолжалось недолго: пылкий властолюбивый Иоанн скоро начал тяготиться влиянием своих любимцев. Сюда же присоединилось соперничество их с Захарьиными, родственниками царицы, и нерасположение к ним самой Анастасии.

Начало этого нерасположения относят к 1553 г. Вскоре после Казанского похода царь впал в тяжкую болезнь; написал духовную, назначил наследником своего сына, младенца Димитрия, и требовал, чтобы бояре ему присягнули. Тогда во дворце произошли шум и брань: одни дали присягу, другие отказывались на том основании, что Димитрий еще мал и вместо него будут управлять Захарьины, что лучше быть государем человеку взрослому, при этом они указывали на царского двоюродного брата Владимира (сына Андрея Старицкого), последний также не хотел присягать Димитрию, Сильвестр и отец Адашева держали сторону непослушных бояр. Только после настойчивых убеждений царя и верных ему вельмож противная сторона уступила. Иоанн выздоровел, хотя он не показал на первое время знаков неудовольствия, однако не мог забыть этого случая и подозрительно начал смотреть на людей, его окружавших. Царица также считала себя оскорбленною.

После выздоровления Иоанн с женою и маленьким Димитрием по обету поехал на богомолье в Кириллов Белозерский монастырь. Сначала царь заехал в Троицкую лавру. Здесь, - рассказывает князь Курбский в своей Истории Иоанна Грозного, - с ним беседовал знаменитый Максим Грек и уговаривал его не предпринимать такого дальнего и трудного путешествия, а лучше заняться облегчением участи вдов и сирот, которые остались после воинов, павших под стенами Казани. Но царь поехал водою в Кириллов. Путешествие было действительно несчастливо: Иоанн лишился сына. Дорогою в одном монастыре он виделся с бывшим коломенским епископом Вассианом и спрашивал его, как надобно царствовать, чтобы вельмож иметь в послушании. “Если хочешь самодержцем быть, - отвечал Вассиан, - то не держи советников умнее себя” (намек на Сильвестра и Адашева).

Видя охлаждение к себе Иоанна, Сильвестр сам удалился от двора, а Адашева царь отправил в Ливонию (к войску). В 1560 г. Анастасия скончалась. При дворе заговорили, что Сильвестр и Адашев извели царицу. Царь заточил Сильвестра в Соловецкий монастырь, а Алексея Адашева заключил в тюрьму (в Юрьеве). Родственники и приверженцы обвиненных были сосланы или казнены.

Опричнина Ивана IV (Грозного):

цель и средства ее осуществления

3 декабря 1564 г. Иван IV с семьей и приближенными внезапно выехал на богомолье в Троице-Сергиев монастырь к гробу Сергия Радонежского. Задержавшись под Москвой из-за внезапно наступившей распутицы, царь к концу декабря добрался до Александровской слободы (ныне г. Александров Владимирской области), где не раз отдыхали Иван III и Василий III. Оттуда 3 января 1565 г. в Москву приехал гонец, который привез две грамоты.

В первой, адресованной митрополиту сообщалось, что “государь положил свой гнев на всех епископов и настоятелей монастырей, а опалу- на всех служилых людей, от бояр до рядовых дворян, поскольку служилые люди истощают его казну, плохо служат, а церковные иерархи их покрывают”. Он просил выделить ему особый удел. Термин “опричнина” происходит от слова “опричь” - кроме. Так назвал Иван IV территорию, которую он просил выделить себе в особый удел.

Во втором послании, обращенном к посадским людям, царь сообщал о принятом решении и добавлял, что к горожанам у него претензий нет.

Это был хорошо рассчитанный политический маневр. Используя веру народа в царя, Иван Грозный ожидал, что его позовут вернуться на трон. Вскоре многолюдная депутация била ему челом, упрашивая, чтобы он вернулся на царство. Царь продиктовал свои условия: право неограниченной самодержавной власти и учреждение опричнины. Страна была разделена на две части: опричнину и земщину.

На содержание своего нового двора, или личного удела, Иван IV забрал свыше 10 городов с уездами, отдельные волости, несколько подмосковных слобод и даже несколько улиц в самой Москве. Царь жаловал своих верных слуг землей, не останавливаясь перед выселением прежних вотчинников и помещиков) часть из них просто перешла в опричнину (в “земские” уезды. Новые слуги, выбранные для нее, были обязаны повиноваться исключительно царю. Одетые в черное опричники, корпус которых первоначально насчитывал тысячу человек, призывались “грысть” царских недругов и “выметать” из страны измену (к их седлам были приторочены собачьи головы и метлы, символизирующие собачью преданность опричников царю и готовность вымести измену из страны).

С увеличением численности опричного войска (до 6 тыс. человек) происходило расширение опричных владений и зоны особого (опричного) управления. Остальная территория государства составляла “земщину”, оставаясь в ведении “земских” же бояр, управлявших согласно воле царя Ивана “по прежнему обычаю” (т.е. Боярской думой).

Введению опричнины (1565-1572) предшествовал целый ряд событий, оказавших несомненное воздействие на душевное состояние Ивана IV.

Так, в 1554 г. ему стало известно о боярских симпатиях к старицкому князю Владимиру Андреевичу, проявившихся во время его тяжелой болезни в 1553 г.

Именно тогда у него впервые зародилось недоверие к Адашеву и Сильвестру. В 1557-1558 гг. царь столкнулся с боярской оппозицией курсу на развязывание Ливонской войны. Не нашел он поддержки в этом вопросе и у Избранной Рады.

В 1560 г. Иван IV остро переживал кончину любимой жены Анастасии Романовны. Тогда же произошел его окончательный разрыв с Сильвестром и Адашевым. Заподозренные в неверности ближайшие советники царя были удалены от двора, а затем направлены в ссылку.

Настоящий шквал эмоций вызвал у царя побег воеводы князя Андрея Курбского в Литву (1564). После этого гонения на бояр были ужесточены.

Несомненно, что каждое из этих событий могло каким-то образом повлиять на перемену политического курса в 1565 г. Представляется однако, что переход к опричнине был обусловлен не столько личными мотивами царя Ивана, сколько объективными противоречиями (политическим и социальным) внутреннего устройства Московского государства:

1. Отношения монарха и боярской аристократии оставались неупорядоченными и неурегулированными.

2. Активная военная политика и необходимость в постоянном увеличении численности войска заставляли государство систематически подчинять интересы производителей (крестьян, ремесленников и торговых людей) интересам служилого класса.

Оба противоречия в своем развитии во второй половине XVI в. создали государственный кризис.

Действительно, титулованное боярство занимало в это время все высшие должности в центральном и местном управлении, командовало московскими полками (очень часто бывший удельный князь продолжал править своим уделом в качестве московского наместника). В то же время боярство было недовольно обременительностью ратной службы и других повинностей, возложенных на него верховной властью, и горько сожалело об утраченных выгодах былой удельной самостоятельности. Московские же государи далеко не всегда считались с его мнением и советами.

Великий князь Василий Иванович обзывал бояр “смердами”. Всевластие, которым пользовалась титулованная знать в годы юности Ивана Грозного, должно было усилить ее недовольство упрочнением положения их повзрослевшего государя, ставшего “царем”. Часть бояр сомневалась в его праве единолично распоряжаться государственной властью и передавать ее по наследству.

Попытки Избранной Рады смягчить противоречия боярства с царем и дворянством закончились неудачей. Возможно, что в проведении структурных преобразований она проявила больше потворства боярским интересам, чем того хотелось царю. К тому же, у царя и его советников были разные концепции централизации, и их соперничество закончилось победой концепции Ивана Грозного.

В то же время не следует переоценивать антибоярскую направленность опричной политики. Подсчитано, что в начале XVII в. княжеская вотчина в среднем вдвое превосходила по площади дворянское поместье.

Опричнина представляла собой систему внутриполитических мер преимущественно репрессивного характера, не была чем-то единым на протяжении семи лет:

1. В самом начале опричного правления (1565/) в казанскую ссылку было отправлено около 100 из 282 княжат с одновременной конфискацией из родовых вотчин.

2. Затем наступил черед бояр и земских дворян (только по “делу” боярина И.П. Федорова в 1568 г. было казнено 500 человек.).

Среди опричников выделялись князь А.И.Вяземский, боярин Василий Грязной и незнатный дворянин Г.Л. Малюта Скуратов-Бельский, ведавший казнями и пытками.

Стремясь уничтожить сепаратизм феодальной знати, Иван IV не останавливался ни перед какими жестокостями. Начался опричный террор, казни, ссылки. Одними из первых от рук опричников погибли крупные церковные деятели: в 1568 г. - архимандрит Герман, в 1569 г. в Твери был задушен Скуратовым низложенный митрополит Филипп, публично отказавший царю в благословении. Осенью того же года была уничтожена вся семья князя Владимира Старицкого и убит он сам.

Царь Иван Васильевич “громил” Новгород Великий. Поводом для этой страшной акции был ложный донос о том, что новгородцы якобы хотят перейти под власть польского короля, а самого царя Ивана “извести” и на его место посадить старицкого удельного князя Владимира Андреевича. Погром продолжался более пяти недель- с 6 января по 13 февраля 1570 года, когда ежедневно “ввергали в воду” (под лед) 500-600, а в иные дни и до 1500 человек.

Летом 1570 г. при личном участии Ивана IV развернулись массовые репрессии в Москве, где было казнено около сотни человек. Террор был тем ужаснее, что был совершенно непредсказуем. В среднем на одного убитого боярина приходилось 3-4 рядовых землевладельца, а на 1 землевладельца - 10 простолюдинов. В 1570 г. дошла очередь и до самих организаторов опричнины: все они были убиты не менее зверским образом, чем убивали сами. Замыкали кровавый список непосредственные создатели опричнины- отец и сын Басмановы, князь Афанасий Вяземский, Михаил Черкасский (брат Марии Темрюковны, русской царицы 1561-1569 гг.).

Конец опричнине помог положить, как ни парадоксально, крымский хан Девлет-Гирей, прорвавшийся к Москве летом 1571 г. по вине опричного войска, не оказавшего ему сопротивления. Хан не стал осаждать город, но сумел поджечь его. Москва выгорела дотла, тела сгоревших и задохнувшихся убирали почти два месяца. Иван Грозный понял: над государством нависла смертельная опасность.

Летом 1572 г. Девлет-Гирей повторил поход на Москву. Царь назначил командующим войсками Михайлу Ивановича Воротынского.

Объединенное войско 30 июня 1572 г. возле деревни Молоди (примерно в 45 км к югу от Москвы, возле Подольска) наголову разбило Девлет-Гирея. В плен попал даже знаменитый крымский полководец Дивей-Мурза. Страна была спасена. Воротынского царь Иван отблагодарил по-своему: меньше чем через год он был казнен по доносу своего холопа, утверждавшего, что Воротынский хотел околдовать царя.

Большинство историков полагает, что осенью 1572 г. царь отменил опричнину. Однако казни “заговорщиков” не прекратились. В 1573 г. от пыток умер воевода князь М.И. Воротынский, победивший Девлет-Гирея в Молодинской битве 1572 г. В 1575 г. Иван IV попытался вернуться к опричным порядкам. Он вновь закрепил за собой “удел”, предоставив формально управлять страной крещеному татарскому хану Симеону Бекбулатовичу, титуловавшемуся “великим князем всея Руси”. Княжение Симеона продолжалось менее года, затем Иван IV вновь вернулся на трон. Массовый террор прекратился. Однако поскольку беззакония, “переборы людишек” продолжались до самой смерти Ивана Грозного, некоторые ученые (С.М.Соловьев, С.Ф.Платонов, П.А.Садиков) рассматривали опричнину в хронологических рамках 1565-1584 гг.

Каковы же ближайшие и отдаленные результаты опричнины ?

1. За семь лет опричнины страна значительно продвинулась вперед по пути централизации: ослабло влияние титулованного московского боярства; со смертью Владимира Старицкого исчезло последнее удельное княжество; с низложением митрополита Филиппа Колычева нарушались прежние отношения государства и церкви; с разгромом Новгорода окончательно подрывалась общественная самостоятельность “третьего сословия”.

При этом следует иметь в виду, что опричная политика, проводившаяся при отсутствии достаточных социально-экономических предпосылок централизации (в XVI в. государство еще не располагало необходимыми средствами для содержания многочисленной бюрократии, регулярного войска, развитых карательных органов, отделенных от сословия землевладельцев), с неизбежностью порождала такие рецидивы децентрализации, как, например, разделение страны на опричнину и земщину.

2. Опричнина вела к обострению экономического кризиса: значительная площадь не обрабатывалась, “тяглое население”, спасаясь от бремени все новых государственных повинностей, помещичьего закабаления, голода и болезней, особенно в конце 60-х - начале 70-х годов XVI в., бежало на южные и восточные окраины государства. Этот поток, продолжаясь до конца XVI в., привел к тому, что обширные области центральных и северо-западных уездов наполовину опустели. Деревни в 70-80-е гг. зарастали лесом, пахотные угодья превращались в выгоны для скота.

Опричнина придала новые импульсы закрепостительному процессу. Имея антикрестьянскую направленность, она помогла многим служилым людям обзавестись землей и крестьянами, причем в тех местностях, где не только не преобладало крупное боярское землевладение, но где вообще феодально-крепостнические отношения отличались сравнительной незрелостью. Первые закрепостнические указы, запрещавшие крестьянам уходить от прежних хозяев даже в Юрьев день, в так называемые заповедные годы, появились в начале 80-х гг., еще при Иване IV. Правительство Федора Ивановича (1584-1598) и Бориса Годунова (1598-1605) также придерживалось курса на закрепощение крестьян. Возможно даже, что около 1592-1593 гг. был издан указ, навсегда запретивший крестьянский “выход” по всей стране. Если правительство Годунова в 1601-1602 гг. во время голода и разрешало переходы некоторым категориям крестьян, то они носили временный, ситуационный характер. В 1597 г. был принят закон, установивший пятилетний срок давности для сыска крестьян (урочные лета). При этом правительственная власть исходила прежде всего из собственных интересов, стремясь не допустить прогрессирующего запустения центральных уездов. Вплоть до начала XVII в. государство рассматривало договорные отношения помещиков и крестьян как их частное дело: беглые преследовались только по искам землевладельцев.

4. В конечном счете опричнина с неизбежностью выродилась в бессмысленную войну Ивана Грозного со своим народом. Опричнина, расколов дворянское сословие, способствовала вызреванию предпосылок первой гражданской войны (со смуты) в России в конце XVI- начале XVII вв.

Иван Грозный умер 18 марта 1584 г. Из детей Анастасии достигли совершеннолетнего возраста Иоанн и Федор: во время ливонской войны в 1581 г. царь рассердился однажды на старшего сына Ивана за противоречие и так неосторожно ударил его своим железным костылем, что царевич через несколько дней скончался. Наследником престола стал его второй сын Федор, слабый, болезненный, слабоумный. Вместе со старшим сыном Иваном, погибшим от руки отца, погибла его надежда на достойного преемника. Иван Грозный назначил Федору в помощь регентский совет для управления страной, где ведущая роль принадлежала шурину царя Борису Годунову. Борис Федорович Годунов - умный, способный, энергичный и честолюбивый боярин. При Иване Грозном он упрочил свое положение женитьбой на дочери любимого опричника Малюты Скуратова-Бельского, а потом царевич Федор женился на его сестре Ирине, и Борис стал, таким образом, близким к царской семье человеком. Преодолев сопротивление старой знати, Годунов становится при царе Федоре правителем государства.

Династический спор возник сразу после смерти Ивана Грозного. Царевич Дмитрий был младшим и последним сыном Ивана IV от восьмой (и пятой “венчанной”) жены Марии Нагой.

После смерти Ивана Грозного малолетний Дмитрий (1882) с матерью и дядьями был отправлен в Углич, выделенный в удел царевичу. 15 мая 1591 г. при загадочных обстоятельствах Дмитрий был убит. Возникший было династический спор с убийством Дмитрия был снят с повестки дня.







Сейчас читают про: