double arrow

Индустриализация. Большой экономический скачок


Такое положение руководство во главе со Сталиным не удовлетворяло. Коммунистическая номенклатура получила успешный опыт руководства страной, и захотела совершить большой экономический скачок. Ждать лет 20 когда «ситцевая индустриализация» приведет к индустриализации глобальной естественным путем Сталин совершенно не хотел. Да и откровенно говоря, в военном отношении СССР был достаточно слаб. СССР после революции противопоставил себя всему капиталистическому миру и при этом очень-очень постарался вызвать к себе враждебное отношение. Плюс капиталистам идея мировой социалистической революции не нравилась достаточно сильно. Прогнозы на мировую революцию так и не сбылись. Помощи было ждать неоткуда. В любой возможной крупной войне с сильным противником СССР рисковал потерпеть поражение. Тут существовало два варианта. Помириться со всем миром, отказаться от экстремизма и поддержки революции в других странах, дипломатическим путем отвести от себя угрозу войны и развиваться постепенно, но неуклонно. Сейчас то понятно, что сей план неплохой. Однако тогда темпы развития по типу НЭПа Сталиным были признаны недостаточными как с точки зрения обороноспособности, так и построения социализма. Промедление же в развитии было признано опасным. Сталин неоднократно заявлял, - «Либо мы совершим большой скачок за короткий срок, либо нас сомнут.» И надо признать, что по тогдашней ситуации логика в этом присутствовала.




Итак, было решено сделать большой экономический скачок.

Политику нэпа стали постепенно сворачивать. Нужно было найти для этого идеологическое обоснование. В принципе, оно уже было и так, политика НЭПа не отвечала идеологическим установкам коммунистов. Она, всегда рассматривалась как временная уступка эксплуататорам.

Быстрая индустриализация объявлялась приоритетом для страны и построения социализма. Но в добавок к этому, Сталин посчитал нужным так же идеологически разгромить сторонников альтернативного экономического курса. Чаянова еще в 26-м году обвинили в немарксистской трактовке экономического развития. В 30-м году сфабриковали дело о трудовой партии и Чаянова расстреляли. По делу трудовой партии репрессировали так же основных теоретиков и ярых сторонников развития страны по типу НЭПА. Остальные забились по углам и генеральной линии партии возражать больше не осмеливались. Многих это не спасло. Советскую экономическую науку рыночного образца в 30-е истребили почти до основания. Бухарина же ещё в 28 году объявили правым уклонистом, а в 38 году и вовсе расстреляли по обвинению в антисоветской деятельности.

Когда от НЭПа решили отказаться в пользу ускоренной индустриализации, то сделали это достаточно быстро. Кроме чисто экономических причин сворачивания НЭПа существовала и объективная управленческая причина. Для быстрой индустриализации была необходима концентрация управления в руках партийного аппарата. В условиях смешанной экономики это было намного труднее сделать.



В современном Китае большой экономический скачок удалось совершить не только путем использования советского опыта НЭПа, но и во многом благодаря огромным иностранным инвестициям и современным технологиям. Советское правительство сразу же после революции перессорилось со всем миром, иностранцы даже на самые выгоднейшие концессии в СССР шли с большой опаской, и то в основном на добычу сырья. Пришлось изыскивать внутренние резервы. Первый резерв изыскали в коллективизации сельского хозяйства. В стране производилась масса продуктов, в особенности хлеба, но государству от этой массы доставалась малая часть.

Коллективизация проходила под громкими лозунгами борьбы с кулачеством, сопровождалась массовыми репрессиями, личными трагедиями и даже «кулацкими» восстаниями. Под всей идеологией скрывалось стремление советского государства получить по низким ценам сельхозпродукцию, чтобы по высоким ее продать за рубеж. Коллективизация предполагала рост производства в силу коллективного труда и лучшей организации. Лучшей организации не получилось, потому что не было массового опыта управления колхозами. Единичные успешные крупные хозяйства капиталистического типа имели место в России до революции. Их опыт был полностью проигнорирован. Крупные трудовые коммуны сразу после революции, как правило, были в плачевном состоянии, но как раз по их образцу и скопировали колхозы. Учиться же успешному с\х опыту за границей было в лом и не по коммунистически. В результате из-за неумелого управления вместо существенного прироста продукции получили большой спад. К негативным факторам добавилось массовое нежелание крестьян хорошо трудиться даже не за гроши, а за трудодни непонятно на кого. Впоследствии при советской власти в целом рост с\х производства имел место. Кое-где и управлять научились. Появились колхозы миллионеры. Но успешный опыт не был изучен и не был распространен на всю страну. Сельское хозяйство так и осталось отстающей отраслью. Ну, а сейчас, в 2012 году – ещё хуже.



При общем падении с\х производства государство продукцию для продажи за рубеж всё же получило ценой полного ограбления колхозов, когда им оставлялся сущий минимум. Как следствие, массовый голод в годы неурожаев был неизбежен. Очень много людей умерло в результате. Особенно в Поволжье и на Украине. Отменять поставки зерна за рубеж, чтобы спасти голодающих, Сталин не собирался. Он, в отличие от Ленина, Троцкого, многих других революционеров, был человек другого склада. Эти были идеалистами-романтиками, отчасти фанатиками идеи будущего человеческого братства. В силу идеализма и фанатизма они натворили массу революционных жестокостей. Тем более, что Великая Русская Революция была построена не на добре и справедливости, а на мести угнетателям за страшные многовековые унижения. Сталин же был прагматиком и циником до мозга костей. Революционный идеализм был ему чужд. Он действовал в интересах государства, в интересах будущего, так как он его понимал, но никак не в интересах народа. Ради достижения целей Сталин готов был на большие человеческие жертвы. Он с лёгкостью позволил умереть от голода нескольким миллионам ради далёкого светлого будущего, которое так и не наступило.

Кроме поставок зерна, за границу стали продаваться массово предметы искусства. Еще при военном коммунизме была организована широкая сеть специальных магазинов, где за золото и предметы искусства можно было купить дефицитные продукты, при нэпе и продуктовом изобилии эта сеть стала терять значение, но с ликвидацией смешанной экономики снова стала актуальной, особенно в голодные годы. За вырученную валюту за границей закупались технологии и оборудование, нанимались специалисты.

Для индустриализации требовалась так же дешевая рабочая сила. Городское население составляло меньшинство. Выход нашли. Часть бывших кулаков стала рабочими, других выселили в специальные сельские поселения – выселки и там всё равно загнали в колхозы. Многие колхозники рванули в города за лучшей жизнью. Крестьянство в колхозах фактически закабалили и прикрепили к земле. Им не давали паспорта, они не могли свободно перемещаться по стране. Это было сделано специально - либо работаешь на земле и живешь впроголодь, в неурожай вообще голодаешь, либо в городе чуть лучше, но в основном не жирно. Больше заработать можно было на стройках коммунизма, и туда стремились многие, хоть работа была и тяжёлая.

Широко для индустриализации стали использовать труд заключенных. Это сейчас они для государства тяжкое экономическое бремя. В те времена из их труда, практически рабского, умели извлекать огромную выгоду. Настолько значительную, что государству было выгодно резко увеличить число заключенных. Для этого усилили репрессии против истинных и мнимых врагов народа. И те, и другие были нужны для рабского труда. Именно это главная причина резко возросших репрессий. Ну и плюс, желание задавить оппозицию на корню. Сталин придумал зловеще-гениальный план - строить социализм руками его противников. Половина, если не больше, в ряды врагов народа была зачислена незаслуженно, кто по мелочи, кто по ложному доносу. Но другая половина в той или иной степени оппозиционность проявляла. Заслуживала ли она такого жестоко обращения, это уже другой вопрос. Жилось заключенным крайне тяжело. Словосочетание права человека в 20-30 годы присутствовало только как теоретические понятия, хотя и были записаны на бумаге в очень прогрессивной конституции. СССР, управляемый железной рукой, быстро превращался из развивающейся страны в могучую индустриальную державу. Уровень жизни народа стал увеличиваться. Но эти успехи были достигнуты буквально на народных костях. Стало буквально страшно жить. Любое неосторожное слово – и за тобой ночью приедет черный воронок. Сейчас, в 2012 году распалось единое государство, промышленность и сельское хозяйство в глубочайшем упадке. Зато воронки не приезжают и миллионами за малейшую оппозицию власти в тюрьмы не бросают. Хоть это хорошо!!







Сейчас читают про: