double arrow

Движение как способ существования материи

ТЕМА 6. СПОСОБЫ И ФОРМЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ МАТЕРИИ В ТРАКТОВКЕ ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНОГО МАТЕРИАЛИЗМА

Материя существует лишь постольку, поскольку она движется. Именно благодаря тому, что вещам материального мира присуще движение, они являются тем, что они есть.

Движение – это всеобщий атрибут материи, способ ее существования. Этот вывод имеет двоякое обоснование: философское и эмпирическое. Важнейшие вопросы философской проблемы движения есть вопросы о том, что движется и почему. Решение этих вопросов дает возможность определить мировоззренческую и научную позицию того или иного философа или естествоиспытателя.

Религия рассматривает причину движения во вмешательстве "таинственных" духовных сил.

Сторонники философского идеализма рассуждают более тонко. В основе всех построений идеализма, направленных на отрицание объективного характера движения, лежит отрыв движения от материи. Субъективный идеализм под движением понимает смену ощущений, восприятий, представлений человека. Объективный идеализм, рассматривая мир как воплощение абсолютной идеи, мирового духа, и движение понимает как самодвижение идеи, как мыслительный процесс превращенного в абсолют сознания, оторванного от человека.

Метафизический материализм и стоящие на его позициях естествоиспытатели сводят движение материи к чисто механическому перемещению тел в пространстве, отрывают материю от движения, рассматривают ее как инертную силу, извне приложенную к материи. Так, И. Ньютон полагал, что центробежная сила, обусловившая возможность вращения планет вокруг Солнца, внесена в солнечную систему Богом. Стоящий на позициях механицизма известный философ середины ХIХ в. Е. Дюринг утверждал, что мир первоначально находился в "самом себе равном состоянии", а затем по неизвестной причине пришел в движение.

Представления о том, что движение вносится в материю извне, находится в противоречии с данными естествознания. Опираясь на известный в механике еще в ХVIII в. закон сохранения материи, И. Кант и Лаплас высказали гипотезу, что происхождение солнечной системы и ее эволюцию можно объяснить без участия Творца. "Дайте мне материю и я покажу вам, как произошел мир", – высказывался Кант по сути своей гипотезы. Но, как видно, Кант страдал неразрешимым для него другим вопросом: что такое материя?

И все же до середины ХIХ в., когда был экспериментально доказан закон сохранения и превращения энергии, оставалось неясным, сохраняется ли движение при превращении механического движения в другие его формы и тем самым оставался повод для "привнесения" движения извне, оставались попытки отрыва движения от материи. Они осуществлялись в следующих основных направлениях.

Первое направление, отрывающее движение от материи, выросло на трудностях познания бесконечной во времени и пространстве Вселенной и на сложностях осознания содержания теории относительности. Из этой теории подчас пытаются делать вывод о "начале" мира во времени, под которым подразумевается начало расширения Метагалактики. Высказывается предположение, что до этого гипотетического момента, примерно 15 млрд. лет назад, вещество Метагалактики прибывало в малом объеме и имело чрезвычайно высокую плотность.

Представления о начале движения всегда, но особенно с точки зрения обыденного и религиозного сознания, в той или иной форме содержат в себе заключения о его завершении. В естествознании ХIХ века идея о конце движения получила широкое распространение в связи с так называемой теорией тепловой смерти Вселенной. Ее возникновение связано с открытием в это время второго начала термодинамики – закона энтропии, которому физики и философы дали чрезвычайно широкое толкование. При этом и те, и другие для подтверждения своих выводов обращались к реальным фактам. А факты заключаются в том, что, во-первых, теплота переходит от более нагретых тел к менее нагретым, так что температура в любой конечной системе тел стремится к равновесию. И, во-вторых, в том, что превращение теплоты в другие формы энергии затруднено в сравнении с переходом этих форм в тепловую.

Соединив вместе эти научные факты и распространив их на всю Вселенную, некоторые ученые пришли к весьма трагическому выводу: доля теплоты в общем количестве энергии увеличивается, теплота при этом рассеивается в бесконечном пространстве, не нагревая его и на долю градуса. Основные источники тепловой энергии – звезды (в том числе Солнце) постепенно теряют свое тепло и рано или поздно "погаснут". Следовательно, в мире идет процесс "обесценения" энергии, поскольку теплота занимает в энергетическом балансе все больше места, а возможности ее превращения в иные виды и формы энергии неуклонно сокращаются. Через какой-то срок этот процесс приведет к равномерному распределению энергии во всей Вселенной. И поскольку пространство бесконечно, весь мир рано или поздно застынет в холодном молчании при температуре, близкой к абсолютному нулю. Такой вывод – явный философский механицизм и метафизика, так как количественные изменения движения не соединены с качественными. И современное естествознание не просто ставит его под сомнение, но и опровергает. Так, затухание звезд – реальный факт. Но есть и обратный процесс: накопление рассеянной звездами материи и энергии и появление новых звезд. И хотя механизм возникновения новых звезд еще недостаточно изучен, нет сомнений, что они постоянно возникают в нашей Галактике. Аналогичным образом обстоит дело и в других Галактиках. Круговорот материи между звездами и межзвездным веществом несомненен.

Второе направление базируется на открытом в конце ХIХ в. явлении радиоактивности, позволившему некоторым ученым высказать предположение, что выделяемая при радиоактивном распаде колоссальная энергия "создается из ничего". И только в 30-е годы ХХ в. было доказано, что в этих процессах происходит превращение энергии, скрытой в ядре атома, в другие ее виды.

Третье направление механистического толка, отрывающее движение от материи и получившее название "энергетизма", возникло на основе одностороннего истолкования открытого в конце ХIХ в. закона сохранения энергии. В первоначальном варианте "энергетизма" материя и сознание сводились к энергии как началу, якобы первичному по отношению к ним обоим. Но как физическое явление энергия есть определенная мера движения, и, стало быть, стремление свести материю и сознание к энергии означает признание движения первоначальным, исходным по отношению к материи и сознанию.

В другом варианте "энергетизма", возникшем в ХХ в., утверждается, что материя и движение могут превращаться друг в друга, а результат этого превращения – либо "исчезновение материи", либо "материализация энергии" (то есть исчезновение и возникновение движения). На деле такое взаимопревращение невозможно. Существует закон взаимосвязи массы и энергии или, точнее, взаимосвязь закона сохранения массы с законом сохранения энергии. Их нельзя рассматривать, согласно теории относительности, как изолированные законы природы. Поскольку масса есть количественная мера материи, а энергия есть количественная мера движения, постольку теория относительности есть доказательство глубокой внутренней связи между материей и движением.

Научный подход к рассмотрению движения предполагает рассмотрение движения как выражения внутренней активности материи, как ее атрибут. Так как материя структурна, то существование в ней определенного типа материальных систем (неживых, живых, социальных) предполагает взаимодействие как внутреннее в рамках каждой системы, так и внешнее по отношению к каждому объективно существующему объекту той или иной системы. Взаимодействие ведет к изменению свойств, отношений, состояний объектов и систем в целом. Изменение в философском смысле и обозначается понятием движение. Но что более важно, в научно-философском понимании движение материи есть ее самодвижение, так как источник движения находится в самой материи, в ее противоречивости. Противоречивость движения проявляется в том, что всякое движение представляет собой единство устойчивости и изменчивости.

Положение о том, что материя органически связана с движением, что движение является способом существования материи, не означает, что в мире нет никакой устойчивости, никакого постоянства. В потоке изменяющейся материи имеется известная относительная устойчивость, позволяющая объектам сохраняться как определенным данностям на протяжении определенного времени и в данных пространственных отношениях. До тех пор, пока объект сохраняет свою качественную определенность, "остается самим собой", он находится в относительном покое.

Движение и покой суть противоположности. Но не всякое единство противоположностей означает "равноправие" составляющих его сторон. В данном случае покой выступает как вторичная сторона единства, как момент движения. Вот почему соотношение движения и покоя может быть выражено формулой: "дви­жение абсолютно, покой относителен". Раскрытие ее содержательной стороны требует разграничения различного смысла, вкладываемого в понятие "движение".

В механистическом смысле движение понимается как перемещение тел в пространстве и во времени. Обобщая достижения немеханистических разделов физики, химии, биологии, научная философия, в том числе диалектический материализм, предложила понимать движение как все происходящие во Вселенной изменения и процессы, начиная от простого перемещения и заканчивая мышлением.

Таким образом, противоположность движения и покоя должна быть рассмотрена в двух плоскостях: в механическом движении и в движении как всеобщем изменении. В частности, применительно к механическому движению абсолютность движения означает, что любой объект не может не быть в движении, которое всегда есть движение относительно других тел. Что касается покоя, то он, в этой плоскости, относителен в двух смыслах: 1) при неизменности положения данного тела в данной системе, тело изменяет свои координаты в системах, связанных с иными телами (так, например, дом, покоящийся относительно Земли, движется относительно Солнца); 2) этот покой относителен и в смысле его временности (равновесие или покой нарушится вследствие того, что во Вселенной нет абсолютно изолированных систем, объектов).

Таким образом, всякое равновесие, всякий покой лишь относительны и временны. Учет этого обстоятельства чрезвычайно важен для опровержения упоминавшейся выше "теории" тепловой смерти Вселенной, так как основная ошибка ее сторонников состоит в том, что закон энтропии, отображающий стремление к тепловому равновесию конечных систем, они распространяют на всю бесконечную Вселенную.

В потоке бесконечного изменения имеется известная относительная устойчивость, позволяющая объектам сохраняться как данным объектам на протяжении определенного времени. До тех пор пока объект сохраняет свою качественную определенность, "остается самим собой", он находится в относительном покое. Этот покой относителен потому, что, во-первых, количественные, подчас неуловимые изменения в объекте, происходят постоянно в границах "меры" и, во-вторых, потому, что в иных отношениях качественная определенность не сохраняется, то есть даже того относительного покоя нет. Так, например, пока существует данная биологическая особь, можно говорить об ее относительном покое по отношению к биологической форме движения, но не по отношению к физико-химическим процессам.

Но история философии знает немало примеров, когда покой полностью отрицался. Это относится к основателю диалектических идей античному философу Гераклиту. Известно изречение Гераклита: "В одну и ту же реку нельзя войти дважды, ибо на входящего каждый раз текут новые воды". Все существующее, учил он, постоянно переходит из одного состояния с другое: "все течет, все изменяется"; в мире нет ничего неподвижного: холодное теплеет, теплое холодеет, влажное высыхает, сухое увлажняется. Возникновение и исчезновение, рождение и смерть – бытие и небытие – связаны между собой, они обусловливают и переходят друг в друга.

Другой философ античности, Кратил, довел этот тезис до крайнего отрицания, утверждая, что и один раз нельзя войти в реку вследствие ее постоянной изменчивости. Он полагал, что текучесть вещей не позволяет даже назвать их, поскольку они в момент наименования уже становятся другими.

Наличие относительного покоя не является каким-то вынужденным процессом в мире абсолютного движения. Покой – важнейшее условие саморазвития материи. Возможность относительного покоя объектов, возможность временных состояний равновесия является существенным условием дифференциации материи и тем самым существенным условием бытия любой ее формы.

Каждая ступень в развитии материи означает появление более тонкого динамического равновесия или покоя как внутри объектов, так и между объектом и средой его бытия. Так, существование атома означает наличие динамического равновесия между ядром и электронами; молекулы – наличие такого равновесия между входящими в нее атомами. С появлением жизни возникает новый тип поддержания равновесия между телом и средой, ибо существование живого тела предполагает непрестанное обновление его структуры путем обмена веществ. Чем более развит организм, тем тоньше механизм "уравновешивания" его со средой, тем успешнее он может приспосабливаться к изменяющимся условиям среды, обеспечивая прогресс. Это особенно касается социальной формы движения материи, где покой и стабильность, не менее активно, чем движение, "работают" на прогресс.

Таким образом, тезис научной философии об абсолютности движения как способа существования материи не только не означает отрицания покоя, а, напротив, предполагает, что относительные и временные состояния покоя являются необходимым моментом движения.

Развивающаяся материя проходит определенные этапы качественных изменений, которые выступают как определенные формы ее существования. Уже в античной философии были даны первые классификации форм движения. Так, Аристотель пытался найти связь между "движением вообще" и видами движения, выделив шесть основных. Развивая диалектический подход к бытию и его существованию, Гегель выделял механические, химические и органические изменения.

В рамках диалектического материализма трактовку форм движущейся материи дал Ф. Энгельс. Им выделено пять форм движения. Развивая учение о многообразии форм движения, Энгельс прежде всего предположил, что форма движения материи есть способ существования качественно определенного вида материи. Тем самым Энгельс, во-первых, развивает принцип неразрывной связи материи и движения. Так, движение земных и небесных тел, имеющих массу покоя – механическое движение; движение молекул и частиц эфира – физическое движение; способ существования белковых тел – биологическая форма движения; движение, носителем которого является человек – социальная форма движения материи.

Во-вторых, в основу учения о движении Энгельс положил принцип неразрывной связи движения с другими атрибутами материи: пространством, временем, взаимодействием, противоречием, что обусловливает наличие для каждой формы движения материи своих существенных закономерностей и связей, в частности: вид материи – форма движения – тип взаимодействия – характер противоречия (чем глубже и сложнее противоречие, тем сложнее форма движения).

В-третьих, Энгельс обосновал принцип связи и развития форм движения материи. Выявив восходящий ряд развития от низшего к высшему, он устанавливает генетическую связь форм движущейся материи: высшие формы движения исторически развиваются из низших. Как основа, низшая форма, входя в высшую, преломляется и подчиняется действию законов этой высшей формы. Развитие выступает как прогресс.

Значение учения Энгельса о формах движения материи, как всякое философское учение, предстает в двух аспектах: мировоззренческом и методологическом. В мировоззренческом аспекте это учение выступает, во-первых, как научная картина мира, отражающая связь неживой, живой и социальной материи; во-вторых, на основе этого учения возможно аргументировано противостоять механицизму (сведению высших форм движения к низшим) и метафизике абсолютных качеств. В то же время это учение есть и методологическая основа для разработки классификации наук.

Учению Энгельса более ста лет, оно релятивно и в философском, и в научном смысле. Новые экспериментальные данные требуют более глубокого отражения, обобщения и на уровне научной картины мира.

Наиболее значительные изменения касаются соотношения механической, физической и химической форм движения. Наука ХХ в. открыла новые формы физического движения: процессы микромира, связанные с превращениями элементарных частиц и взаимодействиями субэлементарного уровня; процессы мегамира – галактические взаимодействия и расширение Метагалактики. По-новому поставлена и проблема взаимодействия физических и химических форм движения: химическая форма движения, с одной стороны, возникает из взаимодействий микромира, а с другой, является условием появления таких форм, как молекулярно-физическое движение.

В новом свете представлена проблема соотношения механического и физического движения. Наука ХХ в. показала, что механическое движение тел обусловливается глубинными процессами взаимопревращения элементарных частиц, сложными переплетениями сильных, слабых, электромагнитных и гравитационных взаимодействий. Механическое движение далеко не самое простое, оно не связано с каким-либо отдельно взятым структурным уровнем организации материи, как это считалось в ХIХ в. и как трактовалось Энгельсом.

Современная наука внесла много нового и в понимание природы биологического движения. Научное понимание и базирующееся на нем энгельсовское понимание жизни в ХIХ в. явно недостаточно. В ХХ в. были уточнены представления о ее первичных носителях (выделены ДНК и РНК). Сложилось представление о целостности биосферы как условии дифференциации и развертывания всех уровней организации живой материи и соответственно формирования различных подвидов биологической формы движения.

Будущий прогресс науки приведет, бесспорно, к открытию новых видов материи и форм ее бытия. Следовательно, будет конкретизироваться, пересматриваться и философское учение о движении, обогащаться новым содержанием.


Сейчас читают про: