double arrow

Ряд философов и антропологов предполагают, что наиболее древнее отношение выстраивается между категориями «МЫ» и «ОНИ»


Именно понимание наличия «другого» т.е. («они в нашем контексте») позволяет появиться групповому «МЫ».

Если представить себе две первобытные группы – родовые или племенные. Если бы они никогда друг с другом не встречались, каждый индивид из первой группы условно «А» не смог бы ощутить свою принадлежность к какой-то группе, общности. Как они не отличались внутри нее, этой группы, так они не отличали бы себя от подобных иных. Для того что бы субъективно осознать себя как «МЫ» требовалось повстречать и обособиться с какими-то как «ОНИ». Появление представления о них есть первичная категория социальной психологии. Этнологические и исторические факты свидетельствуют, что очень часто может быть слабо выражено или вовсе отсутствовать сознание «МЫ», при очень ярком осознании, что есть «ОНИ». Только ощущение, что есть они, рождает желание самоопределиться по отношению к ним (встает вопрос а кто же мы?, если существует четкое представление о них), обособиться от них.

И так находясь на позициях гештальт-подхода, Мерло-Понти, в качестве некоторых базовых положений новой психологии выдвигает следующие 1. восприятие не является простым актом регистрации внешнего воздействия предмета на сетчатку глаза (не вся область сетчатки способна воспринимать синий или красный цвета, т.к образом в процессе восприятия идет достраивание всего поля, его закрашивание). 2. Восприятие воспринимает не отдельные элементы, а совокупности (вглядываясь в звездное небо мы пытаемся увидеть созвездия, но при этом забываем что априори возможны иные варианты группировки звезд. Современный человек обладает аналитическим восприятием т.е. он умеет вычленять отдельные элементы из целостной структуры, восприятие структуры более ранняя форма восприятия, более спонтанная (и это прекрасно демонстрирует первобытное мышление).




Новая психология дает новую концепцию восприятия «другого». Классическая психология всегда принимала без возражений такие виды наблюдения как внешнее и внутреннее. Психические факты например, такие как гнев могли быть поняты только изнутри и только тем кто их испытал. Другой человек может воспринять только телесные знаки гнева или страха и чтобы эти знаки интерпретировать я должен прибегать к знанию полученному мной в результате интроспекции. Современные психологи отмечают что интроспекция ничего не дает если я постараюсь изучить такие явления как любовь или ненависть посредством чистого внутреннего наблюдения – я практически ничего не обнаружу: несколько огорчений, несколько сердечных перебоев, которые нисколько не раскрывают сути любви или ненависти. Каждый раз, когда я нахожу нечто интересное, означает, что я смог взглянуть на него как на поведение другого наблюдаемого мной человека, как на изменение в моих отношениях с другим. Гнев или любовь, или стыд не представляют собой индивидуальную внутреннюю реальность – это типы поведения или стили жизни, видимые извне. Они находятся на этом лице, в жестах а не спрятаны за ними. Таким образом увидеть себя можно только взглянув на себя глазами другого, таким образом невозможно целиком отделить себя от другого в таких практиках как кино, театр. Именно наблюдая другого мы учимся воспринимать себя и мир вокруг нас. Основная часть исследований по данной проблематике выполнена американскими авторами. Косвенным образом это может указывать на то, какие проблемы наиболее актуальны для американского общества.



Конечно, взаимоотношения между полами, а также между национальными и расовыми группами порождают проблемы не только в США. Вместе с тем, взаимоотношения любых групп могут создавать социальное напряжение. «Мы» против «Они» может служить причиной ненависти и приводить даже к самоуничтожению групп. В данном случае мы можем говорить о «сплочении для самоуничтожения». Наглядным примером может служить поведение верующих из Народного Храма Джонса (Зимбардо Ф. и Ляйппе М., 2000). Из истории нашей страны мы также знаем о подобных случаях – групповое самоуничтожение через самосожжение, например, староверов, которые из-за страха и ненависти совершали массовые самоубийства.



Почему это так? Исследователи, изучающие сферу межгрупповых взаимодействий, указывают на различные причины межгрупповой напряженности. Одни, такие, например, как Уильям Самнер и Генри Теджфел полагали, что корни проблемы уходят в природу человека. К таким же выводам, как мы помним из Раздела 1, пришла и психология масс. Другие авторы, например М. Шериф, К. Ховланд и Р. Сире, считали, что все дело в той социальной или экономической ситуации, в которой оказываются взаимодействующие группы.

Как видим, взгляды ученых существенным образом расходятся.







Сейчас читают про: