double arrow

Формально-юридические основы статуса личности: генезис и эволюция прав человека


Изучение проблемы формально-юридической основы статуса личности связано также с исследованием границ ее свободы. Но свобода является тем же формально-юридическим началом, характеризующим не только правовое положение личности, но и весь государственный порядок.

Развитие идеи личности, ее правового статуса, при одновременном развитии форм гражданского общежития, наиболее сильно проявляется в государстве. Само государство является итогом интеграции и эволюции различных форм естественных, частных союзов в искусственные союзы, среди которых становится сверхинтегративной системой.

В правах и обязанностях личности зафиксированы не только стандарты поведения, защищаемые государством, потому что они согласуются с нормальными целями социальной системы, но и «раскрываются основные юридические принципы взаимоотношений государства и личности». Для обеспечения свободы личности отношения между государством и личностью необходимо детально урегулировать.

В сословном государстве различная степень имущественной правоспособности связана с закреплением прав не в актах частного характера, а в сословном законодательстве. Вещественными сословными правами определяется степень сословной имущественной правоспособности, лица различных сословий не в одинаковой мере имеют права на одни и те же виды приобретенной собственности.

Через личные права закон различным образом регулирует возможность входить в обязательства. Степень участия в правах зависит от степени участия в гражданском обороте. Обладание гражданскими правами в сословном государстве связано с деятельностью и возможностью физических лиц, тогда как приобретение политических прав связано с корпоративной деятельностью сословия.

Политической правосубъектностью в сословном государстве обладают сословия, тогда как гражданской правосубъектностью обладают отдельные лица. Таким образом, в сословном государстве нет жесткой зависимости между гражданскими и политическими правами. Но необходимо учитывать то, что в сословном государстве политические права, прежде всего, являются политическими обязанностями, установленными государством. Часто юридические связи, основанные на добровольном соглашении, становились политическими связями и устанавливались односторонним требованием власти. В сословном обществе устанавливается жесткое разграничение прав и обязанностей. Исполнение службы государству дает возможность иметь права.




Права сословий связаны с распределением сословных обязанностей, сословное деление проводится на уровне государственного права и является политическим делением. Сословные деления, прежде всего, имеют итогом различие прав, а не обязанностей. Выполнение неодинаковых обязанностей сословиями означает, что они не могут обладать одинаковыми правами. Сословное деление по существу является юридическим делением, права сословий связаны в основном с деятельностью сословных политических учреждений. Обязанности при этом выступают средством поддержания и защиты прав сословия. Сословное право - это право-привилегия, передающееся по наследству. В правах и обязанностях сословия происходит сложное сочетание институтов права гражданского и государственного. Юридическое равенство сословий ведет к личной свободе, одинаковые обязанности по отношению к государству предполагают гражданское равноправие.

Права в бессословном обществе в большинстве своем связаны с дозволением, в буржуазном обществе отсутствует формальное определение различия положения в правах отдельных лиц. В бессословном обществе складывается другая форма права, связанная с дозволением и признанием прав личности. Право и обязанность здесь не тождественны, а четко разделены. Жесткое соединение политических прав с политическими обязанностями приводит к уничтожению свободы личности. Форма права как форма свободы связаны с формой государства. Постепенное укрепление и усложнение государства ведет к возрастанию политической свободы и гражданского равноправия. При этом между правами и обязанностями устанавливается фактическое равновесие. Так как сословные объединения в буржуазном обществе просто расслаиваются на отдельные лица, происходит выстраивание непосредственных связей каждого человека с государством.



Юридические отношения частного характера не влияют в новое время на общую правоспособность. Но наличие гражданской правоспособности создает предпосылку и для обладания политическими правами, например, участие в различных формах представительной демократии. Но в современном государстве, где нет сословий, нет и фактического равенства между людьми. В буржуазном обществе равенство в гражданских правах и личных обязанностях порождает фактическое неравенство в политических правах. Экономические различия и гражданские права здесь не связаны с юридическим неравенством, но образуется различие в политических правах. При изменении соотношения прав личности и общества происходит изменение характера юридической связи.

Для гражданского общества необходимо существование свободы и ее ограничения одновременно. Общественный интерес, вбирая в себя множество частных интересов, нормирует их совокупностью «рамок и правил», которые являются формально-юридическими средствами, необходимыми для поддержания действенности механизма социально-юридического регулирования. Без придания фактическому положению личности совокупности этих правил и норм, исходящих от государства, статус личности остается частным, теряя политически-государственное значение. С.А. Комаров подчеркивает, что «общественное положение личности находит конкретное выражение в совокупности экономических, политических, социальных, культурных и иных отношений, частично закрепляющихся в политико-правовом состоянии личности». Далее, указывая на различие статической и динамической характеристики личности, С.А. Комаров говорит о необходимости подготовленности государственно-общественной среды для реализации прав, свобод и обязанностей.

Государственный и социальный порядок становятся отражением друг друга и «настоящие задачи и истинные цели государства заключаются в осуществлении солидарных интересов людей. При помощи государства осуществляется то, что нужно, дорого и ценно всем людям». В конечном итоге законы (по Монтескье) лишь указывают на различные способы добывания себе средств к существованию. Общие законы развития права состоят в том, что его формы или источники развивались под влиянием борьбы человеческих потребностей. Государство и право не столько самостоятельные по отношению друг к другу институты, сколько производны от отношений, складывающихся в гражданском обществе. Право становится формой выражения свободы в общественных отношениях, «как мера этой свободы, форма бытия свободы, формальная свобода».

В системе взаимодействия горизонтально-вертикальных связей частно-правового и публично-правового характера происходит достижение равновесия интересов личности и целей национального значения, когда государство в определенной мере позволяет каждому лицу участвовать в управлении и законодательстве. Выделению статуса отдельного лица предшествует господство вертикальных связей, но движение сознания общих интересов приводит к высвобождению личности из под сословного гнета во имя общего интереса.

Общежительность дает возможность измерять содержание права, характер и полноту интересов, связанных с их охраной. Но охрана права предполагает определенный порядок, связанный с учреждениями, т.е. с той же «общежительностью». Сущность личности, по словам Б.Н. Чичерина, «единичная, духовная, свободная», с которой связаны и права личности, т.е. «власть распоряжаться своими действиями и присвоенными ей физическими предметами». Свобода личности связана не только с ее сущностью, но и с тем, что определенная форма права присваивает ей определенный «масштаб», когда проявляется значение каждого человека, как, прежде всего, «существа общежительного».

Деление общества времен «Русской Правды» на экономическое и политическое сословия было связано с «имущественной правосубъектностью», когда личность человека рассматривалась как простая ценность и обменивалась на имущество. В этом проявился юридический оборот частного гражданского общежития. Экономические различия в «Русской Правде» проявляются в личных правах. Пренебрежение к человеку как к «юридической личности» приводит к тому, что степень ее правоспособности определяется и измеряется лишь частно-правовыми отношениями. Не законодательство, а субъекты, стороны правоотношения каждый раз создают не только прецедент права, но и прецедент правового статуса лица. Но и когда закон через личные права различным образом регулирует возможность входить в обязательства, он становится лишь предпосылкой имущественной правоспособности, что наблюдается в коммерческой (предпринимательской) деятельности.

В основе либерально-буржуазной модели правого государства предполагается наличие общегражданского права, которое обеспечивает как публично-правовое, так и частно-правовое закрепление статуса отдельного лица. Права в бессословном обществе основаны на дозволении. В государственном праве Московской Руси происходит перелом, когда исчезает идея лично-гражданского подданства и вместо нее возникает идея политического подданства. Но данное значение статусу лица придает изменившееся значение Московского государства, которое приобрело общенациональное значение. Таким образом, свобода личности тесно связана с формой государственности. И проблема выбора государственной формы - это проблема выбора степени своды личности в государстве.

Но «политико-правовое состояние личности нельзя противопоставлять ее общественному положению, так как они находятся в соотношении формы и содержания». Проблему определения границ участия личности в политике целесообразно решать с точки зрения соотношения правовой формы и содержания единства верховной власти, нации и территории. Что касается личной свободы, то личность утверждала свой статус под давлением экономических потребностей, а не исходя из метафизических представлений о личном праве. Правовой статус личности стал возможен благодаря укреплению территориального значения верховной власти с общенациональным значением. С укреплением государственной власти личность освобождалась от давления частных союзов и частных юридических форм, но и государство, освобождая личность, стремилось ею обладать. Правомерность свободы личности связана с решением вопроса о степени участия личности в национальной собственности.

Юридическое деление общества предполагает правовую систему, гарантирующую защиту законно приобретенных прав. Юридические свойства государственных обязанностей состоят в том, что они лишь являются средствами для защиты прав. Формально-юридическое равенство ведет к созданию пространства личной свободы. Соединение на этом пространстве права и обязанности жестко, политически приводит к уничтожению института свободы личности. Юридический состав личной свободы выражен в равновесии прав и обязанностей. Институт свободы личности связан с формой общественной солидарности, формой государства. Политическая свобода в государстве предполагает гражданское равноправие. «Личность и в самом деле нуждается в защите от коллективов всех уровней, в том числе и от общества в целом. История слишком часто дает нам примеры диктатуры не только отдельных личностей, но и диктатуры масс».

Общегражданское равенство в буржуазных государствах сочетается с неравенством в политических правах. Здесь нет связи экономических различий и гражданских прав личности, но образуется различие в политических правах. Личность стремится к своему освобождению, но во имя общего интереса, который заключается в праве. Нормативное здесь является одновременно социальным. Не индивидуализм, не эгоизм, а социальная солидарность приводит к сознанию личного права. Общество вносит в межличностные отношения элементы правопорядка. Личность при этом не опирается на «врожденные» права, а «вырабатывает» право-притязание в соответствии с возможностями и условиями природно-социальной среды и в соответствии с уже существующим порядком правового регулирования. Внося элементы борьбы в процесс создания личного права, личность действует все же в рамках дозволенного, так как неправомерно противопоставлять личный интерес целям социального целого, солидарному интересу.

Соотношение прав личности и общества меняется в зависимости от характера юридической связи. Соотношение субъективного и объективного права раскрывает его форму и наличие преобладающего способа воздействия нормы права на поведение людей. Несмотря на то, что право, прежде всего, выражает господствующий интерес, интересы каждой отдельной личности в нем каждый раз также находят свое выражение, поскольку социальный интерес вмещает в себя цели общего блага и есть сумма (коллективное единство) множества частных интересов.

Процесс образования национальной системы права связан с развитием все новых форм общественной солидарности. Способы последовательной интеграции личности в различные союзы четко отражаются на правовом статусе лица, на изменении его составных элементов. Но не формы общественных союзов, защищающих личность, а сама природа личного интереса, субъективное право-притязание проявляет инициативу в этой постоянной смене политико-правовых форм. Личный интерес стремится к объективации, стремясь найти свое место в законодательстве и в оптимальном для нее порядке правового регулирования.

Предпосылка возникновения права в его развитых формах, по мнению Л.И. Спиридонова, рынок, «требующий свободы и равенства частных собственников - субъектов обмена». Определяя право как «масштаб свободы», Л.И. Спиридонов указывает на недопустимость безграничности свободы, которая должна быть «лимитирована только свободой другой личности», таким образом, право «всегда вступает в виде пары «право - обязанность» независимо от того, идет ли речь об отдельном правоотношении или о праве в целом». Автор против определения права с позиций справедливости, но критика критериев справедливости в праве направлена против признания права автономной личности, нарушает свойство его общепризнанности и природного происхождения естественных прав, составляющих основу современных конституций.

Законом обеспеченная охрана правосубъектности личности является основой поддержания правопорядка, который становится «итоговым результатом действия права, замыкает цепь основных общественно-политических явлений». Конечно, без ограничения права личности обойтись невозможно, и абсолютизация субъективного права подрывает основы правопорядка. Необходима система равновесия прав и обязанностей, уравновешивание частной и общественной воли является условием политической стабильности.

Обеспечение внутренней и внешней свободы всегда предполагает право, которое является масштабом общественных отношений. Обеспечение всестороннего развития личности зависит от условий социальной справедливости, от того, «какие реальные возможности» предоставлены человеку обществом. Для личности в государстве сохраняется и сфера личной свободы - область частного права. Государственный порядок, основанный на власти и повиновении, отличается от социальной среды в целом. В этой среде по-прежнему доминирует экономическая жизнь как «область личной свободы и личной инициативы, как выражение свободной воли».

И на современном этапе сохраняют ценность основные теории правопонимания. Но «право тем еще отличается от других нормативно-регулятивных систем, что оно формализует связь между актом нарушения нормы и действием по применению санкций к нарушителю». Права человека не определяются, а оформляются государством. Решение проблемы правового статуса личности в условиях «холодной демократии», когда провозглашаемые демократические институты и принципы не имеют действительно демократического содержания, невозможно без решения проблемы выбора вариантов развития свободы личности.

М.А. Краснов указывает, что «свобода, отрицающая начала общей связи и солидарности всех членов общества, приходит к самоуничтожению и к разрушению основ государственной жизни».

Необходимо учитывать, что права личности создает общество, в котором личность утверждает свой статус. Недостатки правовой политики государства приводят к перенесению борьбы из правового пространства в социальную сферу. Поэтому социальный радикализм - следствие ошибочной политики государства в правовой сфере. Сближение власти и общества возможно лишь на твердых основаниях права, на создании системы конституционализма, основным положением которого является равновесие прав и обязанностей личности. В этом равновесии проявляется эффективность действия права и результат этой эффективности - новый тип правового регулирования и соответствующий ему правовой статус личности, как выражение законом признанных ее интересов и отношений.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: