double arrow

Лекция 19. Эволюция кейнсианства


В современной западной экономической литературе и в практи­ке государственного регулирования экономики сохраняет определен­ное влияние кейнсианское направление, хотя его сторонники оттес­нены на второстепенные позиции и критика в их адрес не прекращается. До середины 70-х годов в большинстве развитых стран кейнсианство составляло теоретическую основу государственного регу­лирования экономики. Дж. Кейнс разработал макроэкономическую теорию эффективного спроса, составившую основу его теории госу­дарственного регулирования. Считая одной из важнейших задач такого регулирования экономики достижение "полной занятости", он концентрировал внимание на образовании и движении нацио­нального дохода, рассматривая все экономические процессы сквозь призму реализации, обеспечения эффективного спроса. Многие тео­ретические положения Дж. Кейнса были восприняты многочислен­ными последователями, претерпели определенную эволюцию и ис­пользуются до сего времени.

Современное кейнсианство не является чем-то единым. В нем выделяется течение ортодоксальных кейнсианцев, считающих себя главными хранителями концепции Дж. Кейнса. Этот вариант разра­батывался такими известными экономистами, как Э. Хансен, Дж. Хикс, С. Харрис, П. Самуэльсоном и др. Непосредственным во­площением кейнсианской ортодоксии явилась прежде всего инвес­тиционная теория цикла, составившая основу антициклического ре­гулирования экономики, ориентирующая на гибкое использование доходов и расходов бюджета в связи с изменением конъюнктуры, налоговой системы, выплат по социальному страхованию и др. Ортодоксальное кейнсианство включилось также в решение проблемы экономической динамики. В дальнейшем кейнсианская ортодоксия пошла по пути интеграции с неоклассической теорией, в результате чего появился неоклассический синтез Пола Самуэльсона, сформиро­вавшего модель смешанной экономики. Новая концепция базирова­лась на соединении кейнсианства с традиционными положениями неоклассицизма. Этот ортодоксальный вариант включил, с одной стороны, инструментарий кейнсианской теории с бюджетными, нало­говыми, финансово-кредитными методами государственного регули­рования экономики, а с другой — ориентировал на более строгий учет и широкое использование рыночных условий (конкуренция, динамика цен и др.). В неоклассическом синтезе ортодоксальное кейн­сианство во многом теряло своё лицо, поскольку низводилось до частного случая неоклассической теории, которая в свою очередь рассматривалась в качестве общей основы функционирования эконо­мической системы, включая оптимальное распределение ресурсов, рыночное саморегулирование, распределение доходов. Как утверж­дал П. Самуэльсон, "с одной стороны, надо проводить политику кредитно-денежной экспансии, способствующей развитию капитала вглубь и значительным масштабам капиталовложения; с другой сто­роны, тенденция к возникновению инфляционного разрыва в резуль­тате такого увеличения инвестиционных расходов должна быть нейт­рализована при помощи жёсткой фискальной политики, предусмат­ривающей достаточно высокие налоговые ставки (и достаточно низ­кие правительственные расходы). Это должно привести к такому сокращению доходов, оставшихся у населения (после уплаты нало­гов), чтобы заставить его сократить потребление и, таким образом, освободить средства для инвестиций не вызывая при этом инфля­ции".*






* Самуэлъсон П. Экономика. М., 1984. С. 785-786.

Формальное объединение кейнсианства с неоклассицизмом не дало ожидаемых результатов. Однако идея синтеза продолжает при­влекать внимание экономистов до сего времени. Признавая бесплод­ность очередных попыток создания на основе ортодоксального кейн­сианства эффективной экономической теории, как это было с нео­классическим синтезом, сторонники данного направления вынуждены вновь и вновь возвращаться к идее синтеза двух ведущих экономи­ческих концепций. На такой же основе предпринимались усилия по модификации концепции регулируемого капитализма сторонника­ми так называемой "новой экономической теории" (new economic) У. Хеллером, Дж. Тобином, А. Оукеном и др. Они пытались усовер­шенствовать систему кратковременного антициклического регулирования как средства обеспечения устойчивого экономического рос­та. Одним из главных рычагов воздействия на конъюнктуру прини­малось снижение налогов. Отмечая близость своей концепции нео­классическому синтезу, Дж. Тобин писал: "Мы отстаивали неоклас­сический синтез, который подчеркивает, что денежные и фискальные элементы можно смешивать в различных пропорциях с целью достичь требуемых макроэкономических результатов".* Привержен­цы new economic обосновывали экспансионистский внешний курс, не­дооценивавший угрозу инфляции. В результате весьма высокое вли­яние, каким данная теория пользовалась в США, было подорвано.



* Tobin G. The new Economics One Decade. Princeton. N.Y., 1992. P. 12.

Вмешательство государства в экономику в качестве регулирую­щей силы имеет свои границы. В 70-е годы отношение к кейнсиан­ской концепции резко изменилось.

Критика кейнсианства в это время усилилась. Последователей Дж. Кейнса обвинили прежде всего в том, что их теория нарушала принципы свободного предпринимательства, мешала естественному ходу экономического процесса, его саморегулированию. Кейнсианцев упрекали и в том, что они не проявили должного внимания к вопросам движения денежной массы, ценообразования, динамики цен, нормы процента, отбросив их на второстепенные позиции как несущественные. Все это в значительной мере не принималось в расчет при формировании антициклических программ, моделей эко­номической динамики.

К ортодоксальному кейнсианству относятся также некоторые экономисты старой кембриджской школы в Англии, которую в 70-х годах представляли М. Познер, Р. Кан и др. Они исходили из приня­того кейнсианцами толкования природы и причин нестабильности экономики и роли государственного регулирования в ее преодоле­нии. Отличительной особенностью этой группы был анализ воспро­изводительных процессов, которые рассматривались с учётом ос­новных хозяйственных потоков, получавших реальные количествен­ные оценки. Полагаясь на инструменты бюджетной политики и ме­тоды регулирования валютного курса, сторонники старой кембридж­ской школы были убеждены, что всё это одновременно в состоянии обеспечить как достижение полной занятости, так и стабильность цен и равновесие платёжного баланса.

Современное кейнсианство включает несколько течений. Наря­ду с приверженцами кейнсианской ортодоксии многие экономис­ты — сторонники теории Дж. Кейнса — отвергают ортодоксальный вариант, обосновывают необходимость очищения и обновления кейнсианской концепции. С одной стороны, они ратуют за восстановление чистоты теории Дж. Кейнса, удаление из нее различных наслоений, внесённых в нее его многочисленными последователями. С другой — стремятся дополнить кейнсианскую концепцию недостающими, на их взгляд, элементами, обновить ее на собственной основе, влить в кейнсианство новую кровь, оживить его, придать ему совре­менное звучание и сделать вновь дееспособным. Такой вариант об­новления был начат, например, группой представляющих монетаристское посткейнсианство влиятельных американских экономис­тов, в числе которых А. Лейонхуфвуд, С. Вайнтрауб, Д. Давидсон, Р. Клауэр, Х. Мински и др.

По мнению американских экономистов, различия между учени­ем Дж. Кейнса и неоклассической концепцией более глубокие, нежели их представляли его ортодоксальные последователи, рассматривав­шие кейнсианскую концепцию как теорию равновесия в условиях неполной занятости. Р. Клауэр, а вслед за ним А. Лейонхуфвуд, от­вергая эти утверждения, квалифицировали кейнсианство как тео­рию неравновесия, как макроэкономическую теорию приспособле­ния к нарушению экономического равновесия.

Современные кейнсианцы считают, что сама теория Дж. Кейнса в состоянии дать обоснованное решение этих вопросов, если её очис­тить от всех чуждых наслоений.

Выступая за возрождение кейнсианства с учетом современных потребностей, С. Вайнтрауб, Д. Давидсон, А. Лейонхуфвуд и другие экономисты стремятся не только очистить ее от всего, по их мне­нию, не свойственного самому основанию учения, но и устранить упрощенные подходы к экономическим процессам. "Для того, чтобы вернуться на утерянные позиции, — пишет X. Мински, — теорию денег Кейнса следует возродить в том виде, в каком она изложена в книге "Общая теория", что позволит продемонстрировать упуще­ния и ошибки как традиционной "кейнсианской теории", так и совре­менного монетаризма".* Восстановлению денежных аспектов прида­ется особое значение, поскольку в этом случае, как считают авторы, кейнсианская концепция будет пригодна и для анализа инфляцион­ных ситуаций, и для разработки антиинфляционных мероприятий. Большое место при этом отводится вопросам организации опера­тивных и надежных источников достоверной экономической инфор­мации.

* Современная экономическая мысль. М., 1991. С. 432.

Однако экономическое развитие в 80-е годы, НТР потребовали снижения издержек государственного регулирования за счёт сокра­щения прямого вмешательства государства и его бюрократического аппарата в экономику. Всё это привело к расширению рамок сво­бодного предпринимательства на основе рынка, конкуренции и усиления роли внутрифирменного планирования экономической дея­тельности. В таких условиях о восстановлении прежнего положе­ния, утраченного доверия и престижа кейнсианской теории не мо­жет быть и речи.

Наряду с этим в 80-е годы экономисты не отказались от идеи синтеза, от того, чтобы интегрировать макроанализ и неоклассичес­кую теорию, что в отличие от неоклассического синтеза получило название кейнсианизма. Кейнсианизм по-прежнему ориентирует на использование таких кейнсианских категорий, как эффективный спрос, макроэкономический анализ рынка, рациональные предпоч­тения денег и др. Вместе с тем сторонники кейнсианизма не проти­вопоставляют кейнсианские постулаты неоклассической концепции. Напротив, принципы неоклассицизма рассматриваются как универ­сальные. Особое внимание уделяется использованию рынка, конку­ренции в распределении ресурсов в соответствии с агрегативными предпочтениями индивидуумов.

Современные кейнсианцы считают, что экономическая теория требует обновления и дальнейшего развития. По-прежнему уделя­ется большое внимание таким факторам, как инвестиция, инвести­ционный спрос. Пытаются найти новые подходы, расширяющие возможности регулирования. Примером этого может служить обосно­вание концепции бюджета капиталовложений, разработка методов его сбалансирования. Большое внимание исследователей привлека­ет также теория "финансовой нестабильности", рассматриваемая как основа для определения антикризисных мероприятий, регулиро­вания бюджетного дефицита. Вместе с тем современные кейнсиан­цы ищут средства эффективного воздействия на рыночный меха­низм, регулирования конкуренции, выясняют влияние рынка на ди­намику инвестиций, движение безработицы, инвестиционный про­цесс. Современные последователи Дж. Кейнса настойчиво продолжа­ют поиски обновления кейнсианства. Процесс этот сложный, неодно­значный, развивающийся далеко не гладко, но дающий и определен­ные позитивные результаты, которые продлевают его жизнеспособ­ность.

В свое время на основе учения Кейнса сложилось левое течение, выступившее с антимонополистических позиций — левое кейнсиан­ство. Оно получило наибольшее распространение в Англии. Его основу составила влиятельная группа экономистов Кембриджского универси­тета, являющегося цитаделью кейнсианства. Возглавила левое кейн­сианство Джоан Робинсон. Сторонниками его были Н. Калдор, П. Сраффа, Дж. Итуэлл, Л. Пазинетти и др. Дж. Робинсон одна из первых заявила о кризисе ортодоксального кейнсианства. Отвергая неоклассическую теорию, левые кейнсианцы подвергли критике и концепцию кейнсианской ортодоксии. Они критиковали ортодоксаль­ную концепцию за то, что в ней не нашли отражения и не получили решения социальные проблемы (например, неравенство в распреде­лении доходов), без которых немыслимо позитивное решение во­просов функционирования экономики, ее регулирование.

В дальнейшем левое кейнсианство эволюционировало в более широкое течение — посткейнсианство. Левые кейнсианцы состави­ли его основу. Посткейнсианцы продолжили критику ортодоксаль­ного варианта, в особенности неоклассицизма. Резкую критику у них вызывает маржинализм. Поставив своей задачей обновление учения Дж. Кейнса и завершение "кейнсианской революции", посткейнсианцы одновременно стремятся довести до логического конца и критику неоклассицизма. Посткейнсианцы опираются не только на теорию Дж. Кейнса. Они используют и другие источники: институционализм, учение Рикардо, концепцию радикалов, экономиче­скую теорию К. Маркса. Примечательна в этом отношении неорикардианская ветвь посткейнсианства, разрабатываемая П. Сраффой, а также Дж. Итуэллом, П. Гареньяни, П. Пазинетти и др., преследую­щая цель восполнить пробелы в теории стоимости и эффективного спроса. Посткейнсианство представляет также одну из современ­ных разновидностей западных интерпретаций марксистской полит­экономии.

Посткейнсианцы обосновали один из вариантов реформирова­ния экономики. Дж. Робинсон и её коллеги ищут не только пути обеспечения устойчивого динамического равновесия, важнейшим эле­ментом которого является государственное регулирование экономи­ческих процессов. В их теории большое место занимает устранение неравенства в распределении доходов на просвещение, здравоохра­нение и другие социальные нужды, развитие социального страхо­вания. Всё это свидетельствует о том, что посткейнсианцы делают акцент на использовании социальных факторов, предусматривая их реализацию через широкую регулирующую деятельность государ­ства, демократизацию экономической политики, в особенности в об­ласти распределения доходов.

В начале 80-х годов в английском посткейнсианстве обозначи­лась ещё одна ветвь, получившая название новой кембриджской школы. Её представляет группа экономистов, в которую входят У. Годли, К. Куттс, Р. Тарлинг, М. Фезерстон и др. Выделение ветви новой кембриджской школы произошло не столько под влиянием теории самого Дж. Кейнса, сколько в результате переосмысления и модернизации концепции одного из его учеников Н. Калдора. Более того, как отметил, например, профессор Мельбурнского универси­тета Р. Диксон, "доктрина новой кембриджской школы представля­ет собой резкий разрыв с идеями Кейнса".* В интерпретации про­блем воспроизводства капитала экономисты данной ветви кейнси-анства сделали большой шаг в сгорону традиционных положений неоклассицизма. Так, например, отдавая дань идее саморегулиро­вания экономики, они согласны с тем, что колебания производства чаще всего являются следствием регулирующего вмешательства государства по поддержанию совокупного спроса. Отсюда делается вывод о необходимости отказа от политики точной настройки. Не отвергая полностью государственное вмешательство в экономику, теоретики новой кембриджской школы предлагают ограничить его рамками среднесрочных или дальних целей. Изменилось и отноше­ние к традиционным для кейнсианства бюджетным методам регули­рования. Но, несмотря на это, связь с кейнсианской концепцией здесь ещё достаточно прочная. С ней тесно связаны корни новой кембридж­ской школы. Признаётся положение о том, что занятость зависит прежде всего от процесса производства, безработица носит вынуж­денный характер, а мультипликационный процесс составляет осно­ву увеличения национального дохода.

* Journal of Post Keynesian Economics. Winter 1982-83. P. 294.

Наиболее заметной работой экономистов новой кембриджской школы является книга У. Годли и Ф. Криппса "Макроэкономика" (1983), в которой предпринята попытка обосновать важнейшие па­раметры концепции. Как и другие разновидности кейнсианства, но­вая кембриджская школа поставила некоторые новые вопросы, тре­бующие как теоретической разработки, так и практического реше­ния. Они связаны с исследованием влияния фактора интернациона­лизации экономической деятельности на открытую систему, а так­же с проблемой взаимосвязи динамики доходов и расходов с движе­нием активов. Концепция новой кембриджской школы вышла за рамки одной из ветвей, образовавшихся в процессе эволюции совре­менного кейнсианства.

Таким образом, кейнсианство сегодня весьма многолико. Эволю­ция учения последователей Дж. Кейнса продолжается. Кейнсианская теория оказывает влияние на систему хозяйствования, прояв­ляется в инструментарии хозяйственного механизма. Поскольку проблема соотношения между государством и частным предприни­мательством с учётом влияния современного этапа НТР и интерна­ционализации экономики остаётся одной из актуальных в определе­нии оптимального и наиболее рационального их соотношения, эволю­ция посткейнсианства будет развиваться и далее. Не исключено, что новые варианты посткейнсианства в дальнейшем могут приобрес­ти большее влияние в разработке теоретических основ хозяйство­вания.







Сейчас читают про: