double arrow

Военная реформа 1924-1925 годов. Сокращение Красной Армии, укрепление кадрового состава. Создание территориально-милицейской системы


· Военная реформа 1924—1928 гг. является весьма важным этапом в истории строительства советских вооруженных сил. Ее главным содержанием было организационное оформление Красной Армии в соответствии с требованиями того времени, вытекавшими из опыта первой мировой войны и гражданской войны в СССР.

Международная обстановка и внутренние условия разви­тия нашего государства, сложившиеся через три года после ликвидации иностранной военной интервенции и гражданской войны, во многом определяли собою общий характер воен­ной реформы и пути ее осуществления.

Социалистическая революция победила только в одной нашей стране. В остальных странах капитализм устоял перед первым революционным натиском масс, порожденным импе­риалистической войной и Октябрьской революцией. Наступи­ла временная, частичная стабилизация капитализма, не уст­ранявшая, однако, ни одного из основных противоречий ка­питалистического общества и предвещавшая поэтому новые кризисы в странах капитала.

Считаясь с хозяйственным и политическим укреплением Советского государства и под напором требований рабочих масс, буржуазные правительства вынуждены были прекра­тить политику бойкота СССР и установить с ним регулярные дипломатические отношения. Признания капиталистических государств упрочивали международное положение Советско­го Союза, но ни в какой мере не устраняли опасности новой интервенции со стороны империалистов, опасности, которая: вытекала из самого факта существования капиталистического окружения.




Внутреннее положение Советского государства характе­ризовалось героической борьбой трудящихся масс, руководи­мых партией Ленина—Сталина, за восстановление народно­го хозяйства на, базе новой экономической политики. За четыре послевоенных года наши рабочие и крестьяне своим са­моотверженным трудом добились решающих успехов в деле хозяйственного возрождения страны. К концу 1924 года уро­вень промышленного производства приблизился к 70% дово­енной нормы, a в сельском хозяйстве этот уровень к весне 1925 года составлял 72% довоенного1. Образование Союза ССР в декабре 1922 года создало условия для дальнейшего роста хозяйственной и политической мощи нашей Родины.

Когда задача восстановления народного хозяйства была в основном решена, партия поставила и разрешила вопрос о характере и путях дальнейшего хозяйственного строительства в СССР. XIV партконференция (апрель 1925 года), вопреки ожесточенному сопротивлению троцкистов и бухаринцев, ут­вердила, как непреложный закон, установку партии на победо­носное строительство социализма в нашей стране. XIV партеъезд (декабрь 1925 года) наметил, конкретные пути со­циалистического строительства, выдвинув в качестве основ­ной задачи на ближайший период задачу социалистической индустриализации страны, в первую очередь строительства, тяжелой индустрии, что имело решающее значение для ук­репления военной мощи СССР. Ввиду того, что страна наша была тогда небогата, а строить приходилось на свои собствен­ные средства, без какой-либо материальной помощи извне, партия требовала проведения строжайшего режима экономии во всем, рационализации производства, ликвидации непроизво­дительных расходов, удешевления аппарата управления.



Наличие капиталистического окружения и связанная с ним угроза новой капиталистической интервенции ставили Советский Союз перед необходимостью усиленно ук­реплять свою обороноспособность. Вопросы строительства и совершенствования советских Вооруженных Сил на основе опыта последних войн приобретали, наряду с вопросами хо­зяйственного строительства, первостепенное значение. Еще в 1921 году, когда наша страна, одержав историческую победу над интервентами, только приступала к мирному строитель­ству, Ленин требовал от всей партии и всех трудящихся неослабного внимания к вопросам обороны страны и укре­пления Красной Армии. Он говорил: «...взявшись за наше мирное строительство, мы приложим все силы, чтобы его продолжать беспрерывно. В то же время, товарищи, будьте начеку, берегите обороноспособность нашей страны и нашей Красной армии, как зеницу ока, и помните, что ослабления, в отношении наших рабочих и крестьян и их завоеваний, мы не в праве допускать ни на секунду» 2.



Однако состояние наших вооруженных сил и ход воен­ного строительства в 1921—1923 годах не обеспечивали бое­вой готовности страны и не оправдывали надежд советского народа относительно внешней безопасности своей родины. Главной помехой в строительстве Красной армии была под­рывная работа троцкистов, засевших в органах военного ве­домства. Эти матерые враги партии, враги социализма пыта­лись использовать трудности восстановительного периода для развала военной работы и ослабления Красной армии. По их вине, прежде всего, демобилизация Красной армии, начавшаяся в 1921 году, затянулась до 1924 года. Она держала армию в состоянии непрерывной текучести личного состава и неустойчивости организационных форм, ме­шая переходу к планомерной работе. Демобилизованные настроения отрицательно сказывались на моральном состоя­нии бойцов и командиров и на боеспособности армии в целом.

Капитулянтская «теория» троцкистов о невозможности построения социализма в нашей стране в обстановке капита­листического окружения, разделявшаяся также зиновьевцами и бухаринцами, наносила огромный вред делу социалистиче­ского строительства в СССР и укрепления его обороноспособ­ности. Враги стремились заразить партию и народ неверием в возможность победы социализма в нашей стране, стреми­лись морально разоружить Красную армию, отравить ее кадры пораженческой идеологией и, таким образом, расчи­стить путь для капиталистической реставрации в СССР.

Основатели нашего социалистического государства Ленин и Сталин неустанно работали над укреплением Совет­ской рабоче-крестьянской армии и совершенствованием ее в знании военного дела. Они считали, что борющийся за свое освобождение пролетариат должен создать свою собственную военную науку, отвечающую его революционной роли и клас­совым интересам. Пролетарская военная наука рассматрива­лась Лениным и Сталиным как, важнейшая часть марксист­ского учения об условиях победы социалистической револю­ции в эпоху империализма. Ленин в годы гражданской вой­ны требовал от членов Центрального Комитета партии «до­сконального изучения военного дела». Великий Сталин, непосредственно руководя боевыми операциями Красной армии против интервентов и белогвардейцев, создал основы советской военной науки. Гениальные указания Ленина и Сталина мастерски осуществлялись на полях сражений выдающимися пролетарскими полководцами — Фрунзе, Ворошиловым, Бу­денным и другими. После окончания гражданской войны Фрунзе и Ворошилов возглавили группу тех армейских ра­ботников-коммунистов, которые боролись за перестройку советских Вооруженных Сил в соответствии с общими и военными задачами победившего пролетариата и на основе сталинских положений по военным вопросам, сформулирован­ных в ряде работ товарища Сталина периода гражданской войны и в его классическом произведении 1923 года «К воп­росу о стратегии и тактике русских коммунистов». Важней­шим и необходимым условием успеха военного строительства М. В. Фрунзе считал выработку единой советской военной доктрины, понимая под ней «определенный круг идей, охва­тывающих основные вопросы „военного дела я дающих пу­ти их разрешения с точки зрения интересов нашего пролетар­ского государства» 3.

М. В. Фрунзе разоблачил враждебные «теорийки» троцкистов, отрицавших применимость марксизма в военном деле, отрицавших существование военной науки вообще. М. В. Фрунзе, Ворошилов и другие армейские боль­шевики боролись против попыток троцкистов опорочить доб­лестный путь Красной Армии и игнорировать боевой опыт гражданской войны. В противовес троцкистам, утверждавшим, будто Красная Армия способна вести только оборонительную войну, М. В. Фрунзе выдвигал лозунг «Все для наступления», рассматривая все возможные на войне меры по обороне только в качестве условий для подготовки наступления. Пар­тия и ее Центральный Комитет неоднократно пресекали враж­дебную деятельность троцкистов, направленную на развал политической работы и ликвидацию политических органов в армии.

Ясно, что пока враги народа сидели в Реввоенсовете СССР и органах военного ведомства, дело военного строительства хромало на обе ноги. Уровень боевой и политической подготовки был низким. Задача обоб­щения опыта последних войн в новых уставах и наставлениях не находила своего разрешения: за три года, прошедших с окончания гражданской войны, Военвед не издал ни одного устава, ни одного наставления. В программах и методах бо­евого обучения войск царил разнобой.

Недостатки строевого управления и политического руко­водства, затянувшаяся демобилизация и связанная с ней колоссальная и непрерывная текучесть армейских кадров отрицательно сказывались «а состоянии воинской дисциплины. В центральном аппарате военного управления преобладающее положение занимали старые военные спецы, из которых мно­гие были замаскированными врагами советской власти, но пользовались безграничным покровительством Троцкого. Сам аппарат имел сложную и громоздкую структуру, был оторван от армейских низов, отсутствовал его деловой кон­такт с гражданскими органами управления.

Острой проблемой стоял вопрос о подготовке кадров командного состава. Наступивший мирный период предъявлял к командиру, новые требования: командир должен был стать всесторонне подготовленным инструктором, учителем и вос­питателем красноармейцев. Но оставшиеся от времен граж­данской войны система и формы подготовки комсостава в виде курсов красных командиров не разрешали и не могли разрешить проблемы, во-первых, потому, что краткий срок обучения на этих курсах (до 1 года) не давал возможности глубоко и в нужном объеме изучить военные науки, а, во-вторых, потому, что курсы не имели единого плана, единых программ обучения и необходимых учебных пособий, напи­санных с учетом последних достижений в военном деле.

Нового своего разрешения требовали также вопросы комплектования армии, организации родов войск, вооруже­ния, боевой подготовки, снабжения армии и другие. Но Рев­военсовет СССР, пока оттуда не были изгнаны враги народа, не был способен решать задачи военного строительства, вставшие перед Советским государством в годы перехода на мирную работу. «Уже давно прошла гражданская война, и, однако, Красная армия не чувствовала никакого свежего воз­духа, никакой творческой работы», — так характеризует предреформенный период в истории Красной армия товарищ Во­рошилов 4. Создалась реальная опасность того, что Красная армия при таком «руководстве» Реввоенсовета не только не будет укрепляться, а наоборот, будет терять свою боеспособность, свой боевой опыт, накопленный за годы гражданской войны.

Центральный комитет партии, проведя в начале 1924 го­да глубокое и всестороннее обследование состояния Красной армии, принял решительные меры по ликвидации создавше­гося положения и оздоровлению обстановки в армии. Троц­кий и его единомышленники были изгнаны из армии. На ру­ководящую работу в центральный аппарат военного ведомства была направлена группа боевых работников — коммуни­стов, прославленных участников гражданской войны во главе с виднейшим деятелем нашей партии и выдающимся полко­водцем Красной армии М. В. Фрунзе, назначенным на пест председателя Реввоенсовета СССР и Народного комиссара по военным и морским делам. Центральный комитет партии наметил конкретные мероприятия по реорганизации Воору­женных Сил и усилению их боевой мощи. В осуществлении этих мероприятий и заключалась военная реформа 1924— 1928 годов.

Преждевременная смерть М. В. Фрунзе (31 октября 1925 года) помешала ему довести реорганизацию Красной армии до конца. Дело Фрунзе продолжил и успешно завершил достойный преемник его на посту руководителя советских Во­оруженных Сил товарищ К. Е. Ворошилов. Вся деятельность М. В. Фрунзе и К. Е. Ворошилова по осуществлению военной реформы проходила под непосредственным руководством товарища Сталина.

II.

Ленин и Сталин не раз указывали, что важнейшим и не­обходимым условием победы социализма в нашей стране в обстановке капиталистического окружения является посто­янная готовность страны к обороне, всемерное и системати­ческое укрепление всех наших вооруженных сил. Ленин го­ворил: «...господствующий класс, пролетариат, если только он хочет и будет господствовать, должен доказать это и своей военной организацией» 5. Ленин требовал немед­ленного вслед за демобилизацией Красной армии пе­рехода к военной учебе, глубокого изучения и освое­ния боевого опыта империалистической и гражданской войн, непрерывного совершенствования советской воен­ной науки. Товарищ Сталин в своей исторической речи на заседании II съезда Советов СССР, посвященном памяти на­шего великого вождя, дал от имени партии и народа великую клятву свято выполнять ленинский завет об укреплении Кра­сной армии и Красного флота 6. В доклад «Еще раз о соци­ал-демократическом уклоне в нашей партии» на пленуме Ис­полкома Коммунистического Интернационала вдекабре 1926 года товарищ Сталин, в числе главных факторов, обусловливавших нашу мирную передышку и уберегавших нашу страну от новой интервенции империалистов, назвал силу и могуще­ство пролетариата СССР, успехи его социалистического стро­ительства, силу организованности его Красной Армии 7.

Одним из руководящих положений классиков марксизма-ленинизма о войне и армии является положение о зависимо­сти принципов военного строительства и способов ведения войны от общественно-политического строя, производственных возможностей и культурного уровня данного государства. М. В. Фрунзе выразил это положение в следующих словах: «Характер вооруженной силы... строго обусловлен общим эко­номическим и культурным уровнем развития страны, ее на­циональным богатством, ее мобилизационными и бюджетным № возможностями. Характер армии определяется также общим состоянием военного дела прежде всего в странах вероятных противников. Но при всем том не может быть сомнения, что военная политика в сильнейшей степени зависит от общей «политики, что в одной и той же стране, при одном и том же культурном и хозяйственном уровне, различные по своей классовой сущности правительства будут по-разному строить армию» 8.

Вопрос об организации армии М. В. Фрунзе связывал с характером возможных военных столкновений нашего социа­листического государства с капиталистическим миром. Он утверждал, что война, если империалисты навяжут ее Со­ветскому Союзу, будет носить напряженный и бес­компромиссный характер, вытекающий из противоположности и непримиримости интересов борющихся миров. Учитывая возможность и вероятность того, что Советскому Союзу в будущей войне придется иметь против себя объединенную силу всех или нескольких империалистических государств, М. В. Фрунзе предвидел огромные масштабы этой войны и участие в ней многомиллионных армий с обеих сторон.

Из всего этого М. В. Фрунзе делал вывод о необходимости для нас найти такие формы организации вооруженных сил, которые позволили бы уже в мирное время подготовить в военном отношении весь военнообязанный контингент насе­ления. Другой вывод касался необходимости подготовки к войне всего нашего тыла, т. е. создания таких условий, ко­торые обеспечили бы в любой момент быструю мобилизацию всех сил и всех ресурсов страны на нужды войны. Наряду с этими двумя задачами М. В. Фрунзе ставил задачу органи­зации широкой пропаганды по вопросам обороны среди всей массы населения страны.

Основой боевой тактики Красной армии М. В. Фрунзе считал маневр, содержанием которого являются по преимуществу наступательные действия против врага. М. В. Фрунзе обусловливал это не только чисто объективными факторами (например, огромность театра военных действий), но и вну­тренними свойствами Красной армии, ее революционным духом и боевым порывом, как проявлениями классовой природы руководящих ею пролетарских элементов и самой природы классовой войны, как таковой. Позиционные формы войны и оборона, как вид боя, Фрунзе не исключались, но рассмат­ривались им в общем плане боевых операций как средства, так или иначе подчиненные целям наступления. «Тактика Красной армии была и будет пропитана активностью в духе смелых я энергично проводимых наступательных операций. Это вытекает из классовой природы рабоче-крестьянской ар­мии и в то же время совпадает с требованиями военного-искусства», — говорил М. В. Фрунзе9.

Военная реформа 1924—1928 годов была практическим осуществлением линии партии по вопросам военного строи­тельства, выраженной в трудах Ленина, Сталина, их выдаю­щегося ученика и талантливого пролетарского полководца М. В. Фрунзе и решениях партийных съездов. Она разрешила задачу превращения, Красной армии в хорошо слаженный и высоко боеспособный организм, действующий на уровне со­временных требований и готовый к выполнению любых бое­вых задач, отвечающих интересам социалистического госу­дарства. Реформа заключалась в проведении следующих важ­нейших мероприятий:

1. В соответствии с решениями IX и X съездов партии была введена смешанная — кадрово-милиционная — система организации Красной армии: наряду с небольшой кадровой армией, сохраненной в качестве основного ядра наших воору­женных сил. были созданы территориально-милиционные ча­сти, переменный состав которых комплектовался по террито­риальному принципу и отбывал военную службу в порядке периодических краткосрочных сборов. Эта система военной организации была для нашего государства в рассматривае­мый период единственно целесообразной системой. При меж­дународных условиях того времени она обеспечивала готов­ность страны к обороне, а с точки зрения внутренних усло­вий она была самой приемлемой, как недорогая система, со­ответствовавшая нашим экономическим и бюджетным воз­можностям. Победа и укрепление советского строя в нашей стране, политический и хозяйственный союз рабочих и кре­стьян при сохранении руководящей роли в этом союзе за ра­бочим классом, нерушимая дружба и сотрудничество народов советских республик, объединившихся в 1922 году в единое союзное государство — СССР, обеспечивали собою политический успех территориально-милиционной системы. С гой стороны, применение милиционных начал в военном строи­тельстве оправдывалось тем обстоятельством, что состоявшая в то время на вооружении основных родов войск Красной армии боевая техника была несложной и доступной для овладения ею за время краткосрочных сборов.

Указанная смешанная система комплектования и органи­зации вооруженных сил была закреплена законом об обяза­тельной военной службе 1925 года и просуществовала свыше десяти лет.

2. Организационная структура всех родов войск подверг­лась существенным изменениям. Пехота получила однообраз­ную организацию и была усилена артиллерией. Конница была численно увеличена и переведена с трехэскадронной на четырехэскадронную организацию полков. В связи со значитель­ным пополнением артиллерийского парка Красной армии но­выми орудиями, были количественно усилены все виды вой­сковой артиллерии и создана артиллерия резерва главного командования. Структура броневых частей была упрошена и приведена в соответствие с материальной базой этих частей. Саперные и железнодорожные части были сведены а более крупные войсковые единицы в целях создания лучших усло­вий для их обучения. Улучшились организация и техниче­ское оснащение войск связи. Во всех родах войск было про­изведено сокращение обслуживающего персонала и увеличил­ся боевой состав подразделений и частей. Было ликвидиро­вано бригадное звено в организации общевойсковых соедине­ний, а дивизии были разукрупнены и преобразованы в более подвижные и удобоуправляемые тактические единицы. Нача­лась большая работа по восстановлению и усилению Военно-морского флота и развернулось строительство воздушного флота.

Красная армия получила новые уставы и наставления, разработанные с учетом болевого опыта мировой империали­стической войны и гражданской войны в нашей стране. В со­ответствии с требованиями новых уставов были перестроены система, формы и методы боевого обучения войск.

3. Важным звеном реформы явилась организация во всех союзных и автономных советских республиках национальных войсковых частей, предпринятая по предложению товарища Сталина и решению XII съезда партии. Это было практическим осуществлением советской национальной политики — полити­ки братского союза и сотрудничества народов СССР — в области военно-оборонных задач. Вместе с тем националь­ные войсковые формирования служили школой общего поли­тического и культурного просвещения трудящихся национальных районов СССР и проводниками социалистического строи­тельства в этих районах.

4. Весь аппарат военного управления сверху донизу был сокращен и упрощен в структурном отношении. Ряд органов, сохранившихся как пережиток военного времени и ставших ненужными в мирных условиях, был ликвидирован, другие из этих органов были перестроены применительно к новым задачам. Управление снабжением армии и флота было реор­ганизовано в направлении его децентрализации. Введение территориально-милиционной системы повлекло за собой пе­рестройку учетно-мобилизационного аппарата, заключавшую­ся в ликвидации губвоенкоматов и передаче их функций вновь организованным управлениям территориальных округов, подчиненным непосредственно командованию территори­альных войсковых соединений. Колоссально сократилась бу­мажная отчетность управленческих органов с заменой ее живым общением и контролем. Реформа сделала военный аппарат гибким и способным оперативно решать задачи военного строительства, укрепила его связь с армейской мас­сой и деловой контакт с гражданскими органами и организациями.

5. Была изменена система подготовки командных кадров в соответствии с требованиями и задачами наступившего но­вого периода в жизни Красной армии. Главным мероприя­тием в этой области явился переход от краткосрочных команд­ных курсов, бывших до 1924 года основной формой военно-образовательной подготовки комсостава среднего звена, к нормальной военной школе с более длительным сроком и единой программой обучения. Другой важной мерой было создание во всех кадровых и территориальных частях вой­сковых школ для подготовки младшего комсостава. Расши­рилась сеть и улучшилась работа высших военно-учебных за­ведений. Для переподготовки и повышения военной квали­фикации командиров-практиков были организованы курсы усовершенствования начальствующего состава по всем родам войск и службы. Налажена была подготовка командных кад­ров запаса.

Большое значение имело установление твердых правил, регулирующих прохождение службы начальствующим соста­вом. Эти правила обеспечивали устойчивость правового поло­жения начсостава и открывали ему возможность спокойного и уверенного выполнения своего служебного долга.

6. Проведенная партией работа по улучшению социаль­ного состава и политическому воспитанию командных кадров, наряду с общим укреплением Советского государства и его вооруженных сил, дала возможность осуществить переход к единоначалию в Красной армии, которое всегда рассматри­валось нашей партией как лучший принцип управления. Вве­дение единоначалия сыграло громадную роль в укреплении единства строевого управления и партийно-политического ру­ководства в Красной армии, что являлось и является глав­ным условием ее боеспособности.

7. Из других звеньев военной реформы важное значение для общего укрепления наших вооруженных сил имели меро­приятия партии и правительства по улучшению материально-бытовых условий военнослужащих, а также расширение льгот и установление новой, более широкой системы госу­дарственного обеспечения военнослужащих и их семей. Не­смотря на большие экономические трудности, стоявшие пе­ред родиной на пути восстановления народного хозяйства и, социалистической индустриализации, советский народ прояв­лял огромную и всестороннюю материальную заботу о тех, кто с оружием в руках охранял его мирный созидательный труд. «У нас..., — говорил товарищ Сталин в своей истори­ческой речи «О трех особенностях Красной армии», — народ и армия, составляют одно целое, одну семью. Нигде в мире нет таких любовных и заботливых отношений со стороны народа к армии, как у нас» 10.

Наряду с организационной перестройкой Красной армии остро стояла проблема ее технического перевооружения. Но в рассматриваемый период эта проблема не могла быть раз­решена из-за того, что для производства всех современных технических средств борьбы наша страна не располагала со­ответствующей индустриальной базой. В этих условиях ра­бота в области военной техники проходила по двум главным .направлениям: по линии лучшего использования в армии той техники, которая имелась в наличии и которую могла произ­водить наша промышленность, и по линии теоретической разработки вопросов технической реконструкции Красной армии, осуществленной партией уже в следующий период — в пе­риод сталинских пятилеток на базе успешного роста нашей индустрии.

Таким образом, военная реформа 1924—1928 годов пре­образовала и укрепила Красную Армию в организационно-боевом отношении и подготовила условия для планомерного проведения ее технической реконструкции с учетом всех тре­бований современной войны и современного боя.

«В итоге работ 1924—1928 годов. — говорил товарищ Ворошилов в своем докладе, посвященном 15-летию РККА,— Красная армия получила современную устойчивую организацию, наладила регулярное комплектование личного состава, установила сроки службы, получила все современные уста­вы, систематизировала и наладила боевую подготовку рядо­вых бойцов и начальствующего состава, развернула сеть выс­ших и средних военно-учебных заведений.

Из армии организационно отсталой Крас­ная Армия в 1928 году превратилась в армию современную, сделавшую для себя все орга­низационно-учебные выводы из опыта послед­них войн»11.

Огромная работа большевистской партии по организаци­онному укреплению и техническому перевооружению Красной армии в годы мирного строительства была залогом ее исто­рических побед в Великой Отечественной войне, одержанных под руководством величайшего полководца всех времен и народов Генералиссимуса Советского Союза товарища Сталина.

Развитие союзных отношений советских республик в 1921-1922 годах. Договоры республик с РСФСР 1920-1921 годов. Дипломатический союз. Развитие хозяйственных отношений. Создание ЗСФСР.

Важным этапом объединительного движения явилось создание единого дипломатического союза, который нашел свое выражение в совместном выступлении всех советских республик в период работы Генуэзской и Гаагской конференций 1922 года. Дипломатический фронт советских республик явился необходимым дополнением военно-политического союза народов в новых условиях борьбы против внешних врагов.

22 февраля 1922 года полномочные представители советских республик: РСФСР, Украины, Белоруссии, Грузии, Армении, Азербайджана, Бухары, Хорезма и Дальневосточной республики подписали соглашение о передаче своего представительства РСФСР на Генуэзской конференции.

Важнейшей причиной, толкавшей независимые советские республики на дальнейшее объединение, были потребности хозяйственного развития страны.

В то же время необходимо отметить, что поиск путей строительства многонационального государства проходил в обстановке острых дискуссий, столкновения различных мнений.

Часть руководителей советского государства и партии, в том числе нарком по делам национальностей И.В.Сталин, считали создание самостоятельных советских республик временным политическим решением, шагом на пути к полному объединению.

Примером таких объединений служили Закавказская федерация и Туркестан.

Что касается Ленина, то он выступал за национально-территориальный принцип формирования республик как автономных внутри РСФСР, так и будущих союзных.

Национально-государственное строительство на территории бывшей Российской империи осложнялось фактическим неравенством экономического и социо-культурного развития населявших ее народов.

Одни национальные районы страны, такие как Украина, Белоруссия, Грузия, Армения, часть Азербайджана прошли в той или иной степени стадию промышленного капитализма. Однако, несмотря на сравнительно высокий уровень развития капитализма (Украины, Баку) в целом эти области были аграрными. Другие окраины России еще не успели пройти стадию капиталистического развития и не имели или почти не имели рабочего класса. К ним относились большая часть Средней Азии, Азербайджан, Дагестан, часть Северного Кавказа и районы, населенные преимущественно тюркскими народностями. Здесь преобладали скотоводческие хозяйства, патриархальный и полуфеодальный быт. Обширные и богатые земли Севера были заселены народами, многие из которых находились на стадии первобытнообщинного строя (карелы, коми, якуты, чукчи, ненцы и другие национальности).

Таким образом, новая историческая обстановка выдвигала на первый план важную задачу - ликвидацию фактического неравенства народов.

Действенное средство для решения этой проблемы заключалось прежде всего в промышленном развитии национальных окраин, в приближении фабрик и заводов к сырьевым районам, а также в оказании материальной помощи отсталым народам со стороны центра.

С этой целью еще до образования Союза ССР Советское правительство разработало и провело ряд мер, направленных на оказание эффективной помощи народам других республик. Эта помощь, направленная на восстановление хозяйства, была многообразной и значительной по размерам. Она выражалась в денежных льготах, дотациях и субсидиях, в доставке зерна в бесхлебные районы и снабжении промышленным оборудованием, доставляемым в большинстве случаев бесплатно.

Так, в конце 1920 года Советское правительство выдало Белоруссии аванс в сумме 1 млрд. рублей и необходимые материалы для снабжения предприятий. Тогда же из Смоленска в столицу Белоруссии, а также Слуцк, Мозырь, Бобруйск были отправлены эшелоны с хлебом, мясом и маслом. Эти продукты предназначались прежде всего для госпиталей, приютов, детских домов. А через год Белоруссия дополнительно получила 10 млрд. рублей в денежном выражении и на такую же сумму сырье и оборудование. В то же время крестьянство Белоруссии получило от РСФСР большое количество зерна для посевов и дополнительный кредит в сумме 3 млрд. рублей.

Значительная помощь была оказана Закавказским республикам. Только в течение мая - сентября 1920 года Российская Федерация отправила в Азербайджан 280 тонн различного продовольствия. Для общих расходов на восстановление нефтяной промышленности она ежемесячно переводила туда 9,5 млн. рублей. На закупку за границей оборудования для "Азнефти" Совет Труда и Обороны отпустил из особого фонда 500 тыс. рублей золотом. В 1921 - 1922 годах РСФСР выделила для нужд народного хозяйства Азербайджана, Армении и Грузии 13 млн. рублей золотом. Затем этим республикам было выделено также свыше 3 млн. пудов хлеба и 8 млн. рублей золотом для покупки за границей рабочего скота, сельскохозяйственных машин и предметов народного потребления. Впоследствии масштабы помощи Советской России народам республик Закавказья продолжали увеличиваться. Она поставляла им значительное количество хлеба, сахара, мануфактуры. А в Дагестан, например, были переброшены целиком текстильная и табачная фабрики, целлулоидный завод и, кроме того, необходимое оборудование для восстановления и пуска в эксплуатацию ряда других предприятий.

Население Бурят-Монголии испытывало тогда острую нужду в медицинской помощи, и Советское правительство пошло навстречу; там было открыто 10 амбулаторий и кумысолечебниц, один курорт, организовано несколько отрядов по борьбе с эпидемическими заболеваниями.

Политические результаты эффективной материальной помощи Советской России национальным районам были огромны. Они впечатляли, тем более что Советская Россия сама находилась в тяжелейших экономических условиях.

Трудящиеся национальных районов все более убеждались в том, что оказанная им помощь являлась "величайшим доказательством любви и беззаветного самопожертвования российского пролетариата". Внимание к интересам различных наций, осторожность и последовательность в проведении национальной политики помогли преодолеть недоверие и озлобление в отношениях между народами. Устранялась почва для конфликтов, налаживалось тесное сотрудничество.

В декабре 1922 г. Закавказский съезд Советов провозгласил создание Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики (ЗСФСР) – объединение Грузии, Армении и Азербайджана.

Вопрос о дальнейшем сближении республик и образовании нового государства был поднят уже весной 1922 года, как вопрос об объединении РСФСР и Украины. Летом был поставлен вопрос о конкретизации отношений Закавказских республик и РСФСР.

66. Отношения между республиками в годы Гражданской войны и иностранной интервенции имели форму военного союза, который в 1920 году был дополнен хозяйственным союзом. Отношения стали регулироваться двусторонними договорами, которые стали основой для создания органа гос. власти (ВЦИК), включающего представителей советских республик.

22 февраля 1922 года был подписан договор о передача РСФСР права представлять и защищать интересы всех республик на Генуэзской конференции и заключать от их имени международные договоры и соглашения.

Хозяйственный союз советских республик привёл к необходимости политического объединения. Вопрос об образовании СССР рассматривался союзными республиками летом 1922 года. При его обсуждении были выдвинуты различные предложения о форме объединения республик (конфедерации, унитарном гос-ве, автономии).

В августе 1922г. Оргбюро ЦК РКП (б) была создана спец. комиссия для разработки формы взаимоотношений независимых республик, которой было предложено объединить республики на основе полного равноправия и образовать новое гос-во в форме федерации независимых республик – Союз Советских Социалистических Республик. Комиссией был составлен проект, который послужил основой для разработки положений Договора об образовании СССР. В конце ноября 1922г. данный договор был направлен Комиссией на обсуждение в союзные республики, которые приняли решение об образовании СССР и избрали своих полномочных делегатов на I Съезд Советов СССР.

С 23 по 29 декабря проходил последний X Всероссийский съезд Советов, на котором было принято решение о создании СССР и о вхождении в него РСФСР как равноправной республики, одобрены Декларация и Договор о создании СССР. 30 декабря 1922г. был проведён IСъезд Советов СССР, на котором были утверждены Декларация и Договор об образовании СССР , которые в дальнейшем явились основой Конституции 1924г.

СССР создавался как гос-во, а не межгосударственное объединение. Однако при этом по основным признакам государство являлось федеративным, а не унитарным.

В состав СССР вошли 4 союзные республики: РСФСР, БССР, ЗСФСР, УССР. Бухарская и Хорезмская народные советские республики не вошли в состав СССР, т.к. не являлись социалистическими.

За республиками, вошедшими в состав СССР, было сохранено право выхода. При этом, развиваясь, СССР пополнялся новыми субъектами

Президиумом ЦИК СССР для выполнения решения I Съезда Советов в начале 1923г. была создана конституционная комиссия, в компетенцию которой входила предварительная работа над поправками и дополнениями союзных республик к Договору об образовании СССР. В апреле 1923г. XII Съездом РКП (б) Конституционной Комиссии было предложено при образовании центральных органов власти СССР обеспечить равенство прав и обязанностей всех союзных республик. Равенство должно было обеспечиваться как между республиками, так и в отношении центральной власти.

Было внесено предложение в системе высших органов власти учредить спец. орган представительства без исключения всех национальных республик на основе равенства. Исполнительные органы должны были своей работой обеспечивать реальное участие в них представителей республик.

Республикам при их взаимоотношении предоставлялись широкие финансовые и бюджетные полномочия. Гос. органы республик комплектовались местными кадрами.

Конституционная Комиссия завершила разработку проекта Конституции СССР к середине 1923г. Данный проект был одобрен 6 июля 1923г. на II сессии ЦИК СССР первого созыва, а в январе 1924г. II съездом Советов СССР Конституция была утверждена.

Принцип федеративного устройства СССР: открытость Договора о создании СССР для вступления новых республик.







Сейчас читают про: