Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!

Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Тексты для II группы. Желание идти в Пермскую землю и путь в Пермь




И обучился Стефан сам языку пермскому, и грамоту новую пермскую сложил, и азбуку ранее неизвестную пермскаго язык сочинил, как полагается, и книги русские на пермский язык перевел, и переложил, и переписал. Большего разума желая набраться, Стефан любомудрием своим изучил и греческую грамоту, и книги греческие изучил хорошо, читая их и постоянно имея их у себя. И умел он говорить на трех языках, также грамоты знал три: русскую, греческую и пермскую. Сбылись о нем слова, сказанные в Писании: языки заговорят новые (Марк: 16:17); и еще: иными языками говорить научу.

И крепко держал Стефан в душе своей замысел: пойти в Пермскую землю и учить пермян. Поэтому язык пермский стремился изучить и для того азбуку пермскую создал, поскольку весьма желал и очень хотел отправиться в Пермский край и учить там людей некрещеных, обращать в христианство неверных и приводить их ко Христу Богу в веру христианскую. Не только думал он, но так и сделал. Так он задумал, и то, что было издавна задумано им, сотворил, ибо все замыслы свои глубоко он обдумывал.

Слышал же преподобный Стефан о Пермской земле, что живут в ней идолослужители и что действо дьявольское царит в ней. Жили в Пермском крае люди, постоянно приносившие жертвы бездушным кумирам, молившиеся бесам, одержимые волхованием, верившие в бесов, и в чары, и в колдовство. И об этом весьма сожалел Божий раб Стефан, и очень печалился о заблуждениях пермян, и разгорался он духом, поскольку все люди Богом сотворены и Богом одинаково почитаются, но подчинились Антихристу. И о том только мыслил Стефан, как вырвать их из рук вражьих. <...> - С. 58-60.

Воистину — весь день, все дни жизни своей стояли пермяне в неверии и идолослужении, ибо никто ранее не приходил к ним, кто благовестил бы им слово Божие. Но когда соблаговолил Спаситель наш,— о чем я уже сказал прежде, в последние дни, в скончание лет, в последние времена, на исходе четырнадцатого века,— смилостивиться над ними. То не дал погибнуть им в идольском наваждении, но избрал Бог угодника своего Стефана в те времена, и возложил на него обязанности проповедника, и служителя слова истиннаго, и довереннаго тайнам Его и учителя пермян, исполнил его мудрости, и разума, и сметливости. Стефан же, ими исполнившись, и теплом веры Христовой, и большим желанием разгоревшись, восхотел идти в Пермскую землю и учить ее православной вере христианской.

И замыслив так, пришел Стефан к упомянутому владыке Герасиму, епископу Коломенскому, наместнику митрополита в Москве, старцу преклоннаго возраста и великодушному, который посвящал его в священники. Пришел к нему Стефан, дабы получить от него благословение на благой путь, и на задуманное путешествие, и доброе проповедничество. Не было тогда в Москве митрополита, ибо Алексий отошел в мир иной, а другой митрополит еще не появился. Нужно было Стефану с подобающим благочестием испросить у Герасима благословения, и богослужебных книг, и отпущения грехов у старейшин-священников.




И так, однажды войдя к Герасиму, сказал ему Стефан: «Отче! Благослови меня, владыко, чтобы отправился я в землю язычников, называемую Пермской, к народам заблудшим, к людям неверным, некрещеным. Хочу учить их и крестить их, если Бог будет помогать мне и содействовать мне и, если будут помогать и содействовать мне твои молитвы, я либо научу и обращу в христианство их, либо сложу голову свою за Христа, и за веру, и за доброе проповедание, как сказал апостол: дано вам ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него (Флп: 1:29), С терпением будем проходить предлежащее нам поприще: взирая на начальника и совершителя веры Иисуса (Евр: 12:1—2). Для того отпускаешь ныне раба Твоего, Владыко, по слову Твоему: с миром (Лук: 2:29) и молитву сотвори обо мне, чтобы проповедовал я на чужбине: чтобы Бог направил на верный путь стопы мои и направил ноги мои на мирный путь: ибо дана нам благодать молиться за вас».

Преподобный старец епископ Герасим, боголюбивый священнослужитель, видя сие и слыша, крайне удивился и изумился, видя его благочестивое прилежание и благое дерзновение. И после долгой беседы о душеполезном, желая отпустить ему грехи, взяв его с собою, повел его Герасим в святую церковь и, сотворив молитву и крестное знамение, благословил его, отпустил грехи его и молвил: «Чадо Стефан, о Духе Святом нашего смирения сын, сослуживец наш и соратник! Ступай, чадо, с миром, и с Божиею помощью, и с благодатью. Да благословит тебя Господь, да спасет тебя и сохранит; да осенит славой тебя, да покровительствует тебе, на пути твоем, да позаботится о тебе там, и защитит, и спасет везде. Да научит тебя Господь, да дарует тебе слово, которым надлежит благовестить силу могучую. Да поможет тебе Господь в деяниях полезных, и все испрошенные блага дарует тебе. Да подаст тебе слово благое, исходящее из уст твоих, и да будет слово твое исполнено силы благодатной и убедительной в ответах на всяческие вопросы. Сего ради крепко препояши истиной чресла свои, как храбрый воин Христов, возьми в руки оружие божественное, обуй ноги свои пред путем благовествования веры, облекись в броню правды, возьми щит веры, и шелом спасения, и меч духовный, который есть слово Божие. Сего ради во всем рассудителен будь, тяготы переноси, дело благовестника выполняй, службу церковную отправляй. Доколе таишься ты, как светильник во мраке, доколе не возвестишь Божией благодати, в тебе заключенной, доколе скрываешь светильника под спудом, а не держишь его в подсвечнике, как сможет он светить в Пермской земле? Так ступай же и свети людям, пребывающим во тьме, живущим в стране во тьме идолослужения, наваждения кумирскаго, и поведай им: «Образумьтесь, люди бесчувственные, и покорйтесь сыну человеческому! Для чего суетитесь вы? Увидите, как восхитил Господь преподобнаго своего». <...>



Поведал сие и многое другое епископ и, благословив Стефана, отпустив ему грехи, сказал: «Ступай, чадо, с миром и будь сохраняем Божией благодатью. Благодать же Господа нашего Иисуса Христа, сына Божия, Его же благовестием заслужи, и любовь Бога Отца нашего, и община Святаго Духа да будет всегда с тобою и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь».

Преподобный раб Божий Стефан отвечал епископу: «Ныне отпускаешь ты грехи раба своего, владыко, будет же мне согласно слову твоему — с миром. Тебе смиренно целую руку твою епископскую и говорю: подобно тому, как принял я от тебя сан священнослужителя, так и ныне приму от тебя молитву, и благословение, и прощение, и отпущение грехов». <...>

И молвив сие, отошел преподобный Стефан от епископа, радуясь, словно одарили его, словно дали ему желаемое, как поведал Давид: Ты дал ему, чего желало сердце его, и прошения уст его не отринул (Пс. 20: 3). Взял Стефан с собой от мощей святых, и антиминcы, и прочее, необходимое для освящения святой церкви, и святое миро, и священное масло, и иное подобное.

И так пошел, устремившись с дерзновением великим в путь, утвердил присутствие свое в Пермской земле, земле забытой, непроходимой, несчастной; в земле пустынной, терзаемой голодом. Голодом же не хлебным, а голодом отсутствия слова Божия. Говорил же Давид: во дни голода они насытятся (Пс. 36:19).

Шли же в такие земли святые апостолы, ученики Господни, не ногами. Ногами их была истина, благовествующая миру!

Пошел же Стефан в землю, куда не ходили апостолы. Где не звучали слова и проповеди апостольские. Где не было ни следа благочестия и богопонимания, где имя Божие не упоминалось, где поклоняются идолам, где совершают жертвоприношения бесчувственным кумирам, где молятся самодельным истуканам, где верят слову кудесников, верят в волхование, поклоняются чародеям, шаманам и прочим наваждениям дьявольским, где обитают иноязычники неверные, некрещеные темные люди.

И прежде чем вступить на землю сию, обратился Стефан к Господу Богу с такою молитвою:

«Владыко Боже, Вседержитель! Услышь молитву мою, прими моление мое, сверши прошение мое, исполни желание мое! Дай же мне, смиренному рабу твоему, послужить имени Твоему божественному в то время, когда буду я средь сих неверных людей и в крае сем заблудшем проповедовать имя Твое святое и грозное. Господи, будь мне помощник и заступник, ибо Тебе я помогаю и Тебя укрепляю, чтобы сумел я хоть сколько-нибудь людей сих научить, и обратить в христианство, и привести ко Твоей благодати. Ибо все Ты можешь, что захочешь: по силам Тебе и из камня создать детей Авраамовых. Даруй им сподобиться святому крещению и призови их к пониманию истины Твоей, приобщи их ко святой Твоей соборной апостольской церкви и прими их во стадо твое избранное, чтобы они с нами славили и воспевали несокрушимое и великолепное имя Твоего Отца, и Сына и Святого Духа и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь».

И так помолившись Богу, и по молитве дерзновения исполнившись и стремления служить Господу Вседержителю, дерзая за веру и за благочестие бороться, божественным усердием воспламененный, крепко перепоясав чресла свои, дерзнул Стефан вступить в Пермскую землю, как агнец среди волков. И начал учить их слову Божию и вере христианской, дабы познали Творца своего истинного, Бога Вседержителя, который небо и землю сотворил и всех тварей видимых и невидимых. И прочие многие слова Священного Писания Стефан к ним обратил, разъясняя его, чтобы веровали и крестились.

Слыша проповедь веры христианской, одни из пермян пожелали веровать и креститься, другие же не только не пожелали, но и захотели воспротивиться сему. Поскольку в первое время верующих и крещенных Стефаном мало было, часто приходили они к нему и рядом с ним сидели, и беседовали с ним, и вопрошали его, и всегда с ним были, и весьма его любили. А те, кои не веровали, не любили его, и избегали его, и убить его замышляли. <,..>

<...> Был он любим и почитаем крещеными. Неверные же ненавидели его, и не почитали его, и пренебрегали им. Вначале Стефан много зла претерпел от неверных пермян. Озлобление, ропот, брань. Хулу, укоры, уничижение, досаждения, поношение, пакости, а иногда и угрозы. Смертию угрожали ему, даже убить хотели, обступали, его с двух сторон и кругом с дубинами и длинными палками, желая нанести ему смертельные удары.

Однажды собралась против него толпа крамольников, и, принесши множество охапок сухой соломы и огонь, обложили они его кругом тою соломою и захотели сжечь раба Божия, задумав тем огнем безжалостно предать его смерти. И когда сие с ним творили, Божий раб, видя предстоящую смерть, вспомнил Давидово слово, гласящее: «Господь мне помощник, и не устрашусь того, что содеет со мной человек» (Пс. 117:6); не убоюсь тех людей, кои со всех сторон на меня нападают и напрасно со мною враждуют (Пс. 3:7). <...>

В такой же печали и в стихии огненной, стоя среди нестерпимого пламени, призывал Стефан Бога и говорил: «Поспеши, Щедрый, избавь меня, поспеши, Господи, на помощь мне» (Пс. 69:2). Господи, почему умножились ненавидящие меня? <...> Желаю я, чтобы люди сии пермские избавились от идольского наваждения, ибо погрязли они в пагубе; <...> но да воспомнят и обратятся ко Господу все концы земли и да поклонятся пред Ним все племена язычников, ибо Господне есть царствие и Он — Владыка над народами (Пс. 21:28—29). <...>. Ибо Ты истинный пастырь и посетитель душ наших, единый без греха; не оставляй дел рук твоих (Пс. 137:8); освободи рабов Твоих от уз дьявольских, от идол ос лужения; отвори очи им и разум даруй им, чтобы узнать Тебя, Единаго Истиннаго Бога; ибо нет инаго Бога, кроме Тебя, и кроме Тебя инаго Бога не знаем — Твое призываем: да прославится имя Твое во веки веков. Аминь». - С. 62-65.

Тексты для III группы. Служения святого Стефана в Зырянской земле.

3. О ЦЕРКВИ ПЕРМСКОЙ

Воздав Богу молитву, раб Божий Стефан поспешил заложить святую церковь Божию. Была она основана и поставлена, создана премногою верою и теплотою великой любви. Воздвиг он ее чистою совестию, создал с великим желанием, украсил ее всяким украшением, словно невесту добрую преукрашенную, наполнил ее изобилием церковным, освятил ее после завершения освящением великим. <...>

Поставил же церковь свою Стефан на месте, называемом «Усть-Вымь», где река Вымь в реку Вычегду впадает, где позднее создана была обитель большая, коя потом епископией его названа была. Когда же Стефан Пермский поставил церковь сию, назвал он ее именем Пресвятой Пречистой Владычицы нашей Богородицы Девы Марии. Постановил он праздновать праздник воздвижения церкви 25 марта, сказав, что праздник сей есть начало всем праздникам великим и, поскольку мартом положено начало ко спасению, нашему, ему же подобает таковой тропарь: «День спасению нашему начало, и вечной тайне явление». <...> Свидетельствует ведь Моисей-законодатель, говоря: «месяцем первым да будет вам март» (Исх: 12: 2). Как учили нас, есть начало всякому бытию. Так и март — начало бытия; всякая тварь Богом сотворена от небытия к бытию; в марте же начало созиданию положено; в марте же, в 21-й день, и первозданный человек, родоначальник наш Адам, рукою Божией сотворен был. В марте же древние израильтяне, как поведал Григорий Богослов, из земли Египетской, из фараонова рабства ушли в Море Чермное неомоченными стопами, словно по суше, перешли. В марте же затем израильтяне в землю обетованную вступили и Иерусалим основали. В марте также израильтяне все годы празднуют Пасху. Также в марте произошло благовещение Святой Богородице, при котором архангел Гавриил благовестил ей, когда Сын Божий для спасения нашего с небес сойдет и вселится в пречистое чрево Владычицы нашей Богородицы Марии, и без семени плоть от Нея изойдет. В марте же Христос добровольно распятие претерпел, и смерть за нас принял, и Воскресение благолепно праздновать постановил. В марте также ожидаем мы воскрешения мертвых, и втораго пришествия Христа, и страшнаго, грознаго, трепетнаго, беспристрастнаго всемирнаго Суда, когда Спаситель придет со славою, желая судить живых и мертвых и воздать каждому по делам его; Спасителю слава вовек.

Но оставим рассуждение сие и вернемся к Началу. Поскольку март есть начало всем месяцам, и всему году, и всем в году временам, постольку март — начальный месяц и в начальном месяце начальный праздник другим праздникам, и спасению нашему начало, и вечной тайне явление.

Также и Пермская земля — начало спасению церкви Пермской и вере Христовой явление. Сего ради Божий муж постарался создать Божию святую церковь красивую и украшенную; по своему собственному разумению дело со тщанием выполнил и великую обязанность на себя взял, и много труда и тщания проявил, и великий подвиг совершил. Весьма печалился он о заблуждениях людей и очень тужил, видя их шаманством одержимыми и идолослужением омраченными. <...>

Непрестанно, подобно апостолу, учил он и наставлял, молил и указывал им путь истинный и стезю правильную, и суету кумирскую обличал, и соблазн идольский посрамлял, желая пробудить в них разум божественный.

Но люди темные, не понимающие языка Божией благодати, не ценили приносимой им пользы, не хотели ни верить, ни слушать, и гневались на благодетеля своего, и ненавидели его, и роптали, неблагодарные, на своего учителя.

Однажды нашли язычники раба Божия Стефана уединившегося. Пришло к нему множество пермян неверных, некрещеных и, желая убить его, устремились к нему и стали нападать на него с яростию, гневом и воплями. Ополчились на него единодушно и, окружив его со всех сторон, напрягли луки свои и, сильно натянув их, все стрелы смертоносные на него направляли, желая теми стрелами в упор поразить его, и иной смерти предать его хотели.

Божий же страстотерпец нисколько не убоялся нападающих на него и устремлений борющихся против него, не убоялся стреляния их.

<...> Божий раб Стефан, обратившись к пермянам, сказал: «О, братья! Обратитесь, сыны человеческие, ко Господу богу Вседержителю с верою, покаянием и крещением! Если же не обратитесь, изострит на вас Господь меч Свой, натянет лук Свой и направит на вас, приготовит для вас сосуды смерти, стрелы для вас сделает палящими (Пс. 7:13-14). И сколько вы делаете против меня, напрягая луки свои и замышляя расстрелять меня стрелами, то столько же делаете вы и против себя, напрягая лук и стрелы на себя. <...>

Однажды Божий раб, преподобный Стефан, Богу помолясь, молитву сотворив, отправился в некое место, где была главная кумирница пермян, и попытался идолов их разорить, ниспровергнув жертвенники их, и богов их сравнять с землею. И Божию силою главную их кумирницу он зажег и пламенем запалил. Все это сделал он безо всякой помощи других людей. Идолослужители же того не знали, и жрецов их не было там, не было там ни спасающих, ни отнимающих у Стефана предметы их поклонения.

Достигнув сей победы, Стефан не скрылся бегством оттуда, не ушел никуда, но сел на месте том и там находился, ожидая нападающих на него, и Божией благодатью свой дух укреплял.

Тотчас те люди о сем прознали, друг другу об этом рассказали и тогда пришли сюда толпою, и с большою яростию, и гневом, и воплем, будто дикие звери, на него устремились, одни с дреколием, другие с заточенными топорами. Обступили они Стефана со всех сторон и топорами хотели зарубить его, крича, и бранясь непристойно, и буйные возгласы и вопли испуская. И окружили они его, и обступили его кругом, и секирами своими замахивались на него. И выглядел он среди них словно агнец среди волков. Не ссорился, не боролся с ними Стефан, но слово Божие с кротостию проповедовал им и учил вере Христовой, наставляя их ко всякой добродетели. И воздев руки свои, словно ко смёрти готовясь, со слезами ко Богу воззвал: «Владыко, в руки Твои предаю Тебе дух мой! Покрой же меня крыльями благодати Твоей, ибо за имя Твое святое отдал я себя, словно агнец, на заклание; за Тебя решился я пострадать и открыть имя Твое людям сиим. Обрати, Господи, язычников в христианство, и станут они братьями нашими, приняв святое крещение, и будут славить Тебя вместе с нами, и в них прославится во веки веков святое имя Твое. Аминь».

И так Богу молясь, остался он невредим, и никто не коснулся руки его, не был он ни ударен, ни ранен, но Божиею благодатию остался цел и невредим. Так и прошел между ними, посреди толпы, ибо сохранил Бог угодника Своего и служителя. <...> - С. 65-68.

4. ПОУЧЕНИЕ

Тогда раб Божий Стефан, помолившись Богу, начал снова учить пермян. Стоя на месте ровном и главном, начал он народ учить, рассказывая о Царствии Божием, вещая гласом апостольским: «О люди! Что творите вы? Я такой же человек, как и вы, но благовествую вам слово Божие и говорю вам: откажитесь от сих напрасных идольских жертвоприношений, оставьте заблуждения кумирские и тогда избегнете вы страшнаго суда и геенны вечной! Зачем поклоняетесь вы идолам, и почитаете их, и богами называете их, истуканов идольских? Кумиры ваши — это куски дерева бездушные, дело рук человеческих. Они рты имеют — и не говорят, уши имеют — и не слышат, глаза имеют — и не видят, ноздри имеют — и не обоняют, руки имеют — и не осязают, ноги имеют и не ходят. И с места не могут сдвинуться, и не могут издать ни звука, и ноздрями своими не нюхают, и жертвы приносимые не принимают, не пьют и не едят. Подобными им станут творящие их и уповающие на них. А христиане же веруют в Бога и чтут, и славят Его. И я говорю вам, что Он есть истинный Бог, и нет инаго бога, кроме Него. Вы, пермяне, и братья, и отцы, и дети, послушайте же меня, желающего вам добра. Веруйте в Господа нашего Иисуса Христа, Его же я вам ныне проповедую. Он же, Христос, истинный Бог наш, Он Спаситель всех людей, христиан, верующих в Него. Возьмите же свет разума, воззрите на высоту разумную умными очами вашими, отриньте истуканов и кудесников, откажитесь от старинных пермских обычаев, познайте истиннаго Бога и Творца всех, который души ваши спасет. Я же пришел к вам, братья, дабы сообщить вам благодать, дарованную мне: если веруете вы и креститесь, спасены будете. И возвещаю вам Царствие Небесное. Если же не уверуете и не креститесь, осуждены будете на муку вечную».

И долгое время их поучал он, многих убеждал оставить су пермские заблуждения кумирские и веровать в господа нашего Иисуса Христа. И они креститься обещали. Если прежде устремлялись они на Стефана с яростью и гневом, то теперь добрыми словами его и святым учением приходили в кротость и, утихомирившись, мирно беседовали. Расходясь, не причиняли ему никакого зла, и многие из них крестились.

И так мало-помалу умножалось стадо Христово и постепенно прибывало христиан — не сразу, как говорится, Москва созидалась.

А прочие остались некрещеными, но всегда, однако же, имели обыкновение собираться вместе, сходиться в одно место: или пермяне приходили к Стефану в новопоставленную церковь, о коей говорилось прежде, или же он к ним в условленное место на словопрения и словесные состязания приходил. Но с тех пор, как была его церковь поставлена, приходили ежедневно туда пермяне и еще не крещеные, но не на молитву, не спасения требуя, но желая видеть красоту и добротность здания церковнаго и пребывали там, наслаждаясь видом церкви, и снова уходили.

Расходясь же, неверные меж собою говорили друг другу: «Велик, видно, Бог христианский! Разорит он, надо полагать, древние храмы и жертвенники богов наших. Не можем мы состязаться в словах с игуменом тем, что из Москвы недавно пришел. Если силой и притеснением не прогоним его, нанеся ему побои и раны и тем самым изгнав его с земли нашей, то наполнится вся наша земля учением его. Но только дурной у него обычай: никогда не начинает он распри первым, чего мы от него всегда ожидаем. Он не начинает, а всегда ждет начала схватки от нас, и поэтому одолеть его будет нелегко. Если бы дерзнул он первым начать распри, то мы бы давно растерзали его, и быстро бы взята была землею жизнь его, и память о нем с шумом сгинула. Но поскольку долготерпив он, не знаем мы, как одолеть его».

Как заметить можно, люди разобщены и разделены тогда были, и так случилось, что разделился народ на две части: одни назывались христианами новокрещеными, а другие — кумирослужителями неверными. И не было меж ними согласия, но царила распря, не было мира меж ними, но царило несогласие. Сего ради язычники ненавидели христиан и не желали быть с ними вместе. <...> И видя это, преподобный Стефан, коему страдания христиан боль душевную причиняли, часто со слезами молил денно и нощно Человеколюбца Бога обратить неверных от кумирского наваждения к истине.

И в другой раз чрез несколько дней снова собрались некоторые из пермян, суровейшие мужи, неверные люди, еще не крещеные. Много их собралось: одни из них были волхвы, другие — кудесники, иные же — чародеи, прочие — старцы, которые стояли за веру свою и за исконные обычаи Пермской земли и хотели исказить веру христианскую. И яростно, приходя в негодование и сильное волнение, спорили со Стефаном, хвалили свою веру и хулили веру христианскую. Так же поступала и часть служащих ему, сопротивляясь в вере. Стефан же Божией благодатью и умением своим всех опровергал их, хотя и споров много было, и великое было меж ними состязание, но всех переспорил их Стефан. Поучал он их, говоря им словес много из святых книг, из Ветхаго и Новаго Завета, и, одолев их, посрамил.

И еще не раз многократно их побеждал он, и с тех пор никто и нигде с ним не смел о вере спорить. Всем им уста заграждал и против их слов находил обличения дивный сей муж, чудесный учитель-наставник, мудрости и разума исполненный.

И тогда собрались пермяне, живущие в стране той от мала до велика, и крещеные, и некрещеные, ибо были они удивлены и меж собою говорили: «Слышали ли, братья, слова мужа того, который из Руси пришел? Видите ли вы терпение его и превеликую любовь его к нам? Как он после таких невзгод не ушел отсюда? А мы великое пренебрежение и непослушание выказали ему, но за это он не гневался на нас, ни одному из нас не сказал злого слова, не отвернулся от нас, не ссорился, не бился с нами, но с радостью все сносил. Ради жизни и спасения нашего послан он Богом. И все, что говорит он о Царствии Небесном и муках вечных, об отмщении и воздаянии каждому по делам его,— то истинно. Ежели было бы сие не так, то он бы так не терпел. Но он и кумирницы наши разорил, и кумиров наших с землею сравнял, и боги наши не смогли покарать его. Воистину он раб великаго и живаго Бога, который небо и землю сотворил. И те слова, которые были произнесены им, все истинны. Но пойдемте все, кто еще не крещен, уверуем в Бога, коего Стефан проповедовал, и скажем ему: «Слава Тебе, Небесный Боже, пославший нам слугу Своего, да спасет он нас от прельщения диавольскаго».

Тогда пожелали креститься некрещеные еще пермяне, и собрались идти ко Стефану люди многие — мужи, жены и дети — на поучёцие. Он же, увидев их на крещение идущих, обрадовался весьма обращению их и с веселым сердцем и старанием принял их. Отверз он уста свои и снова поучал их по обычаю, и много словес произнес, обращаясь к ним, говоря о Боге, и о законе Его. И о вере христианской, и о жизни, и о смерти, и о страшном суде, и о воздаянии каждому по делам его, и о лютых и вечных муках, и о жизни вечной. <...>. Желая спасения своего, били пермяне Стефану челом, припадая к ногам его, прося святаго крещения и знамения Христова.

Стефан же каждаго рукою своею осенил, перекрестил, и молитву сотворил, и благословил, а затем отпустил с миром каждаго восвояси, наказав им каждый день приходить ко святой церкви Божией, ко оглашению же приходить оглашенным. И все дни молитву творил над ними, и по малом времени назначенном молился над ними достаточно. Так научил он православной вере христианской их, и жен их, и детей и крестил их во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

И научил их Стефан грамоте пермской, кою он до того наново сложил. И всем новокрещеным мужам, и юношам, и отрокам младым, и малым детям наказывал учиться грамоте: читать Часослов, Осьмигласник, Псалмы Давидовы и все прочие книги.

Из обучающихся грамоте, из тех, кто научился читать святые книги, Стефан отбирал, одних поставляя в попы, других — в дьяконы, третьих — в и падиаки, чтецы и певцы, ноты перепевая, и переводя, и обучая их писать книги пермские. И сам Стефан помогал им, переводил русские книги на пермский язык и книги сии передавал им. А те после этого учили друг друга грамоте и, книгу с книги переписывая, размножали их. И видя сие, преподобный Стефан радовался душою и с благодарностью не переставал денно и нощно молить Бога за спасение и обращение язычников в христианство. Постоянно наставлял он людей, дабы стадо Христово росло и умножалось день ото дня, а неверных стадо уменьшалось и убывало.

И так с помощью Божией, помогающей и благоволящей ему, поставил Стефан другую церковь святую и чудную, по образу предреченному и указанному, и в ней иконы и книги поместил. И третью церковь на другом месте он создал. И по изволению его не одна церковь поставлена была, но многие, поскольку новокрещеные пермяне не в одном месте жили, а здесь и там, одни ближе, другие дальше, потому и понадобилось ему поставить разные церкви на разных местах, по рекам и по погостам, где каждой церкви быть подобает. И так церкви святые в Пермской земле созидались, а идолы разрушались. С. 68-71.

6. О СТЕФАНЕ-ЕПИСКОПЕ

И возрастало количество учеников Стефана, увеличивалось число христиан, и создавались церкви святые в местах разных, и на реках разных, и на погостах там и сям. И возникла потребность найти, и поставить, и привести епископа.

Прямо скажем, непременно требовала земля та епископа, поскольку до митрополита и до Москвы отсюда далеко; как далеко отстоит Царьград от Москвы, так же удалена от Москвы отдаленная земля Пермская. И разве можно было земле той остаться без епископа? Разве может кто-нибудь в столь далекий путь часто и на долгое время отправляться ради всех епископских дел, связанных с церковным управлением, поставлением священников, попов, дьяконов и игуменов, и основанием церквей, их освящением и многим прочим, требующим присутствия на месте епископа.

И обо всем этом советовался со своими чиноначальниками Стефан и посему отправился он из дальней Пермской земли в Москву ко князю великому Дмитрию Ивановичу и к Пимену, бывшему тогда митрополитом. И поведал Стефан им причину, ради которой из дальних краев пришел он в Москву, и, объявив о сем, сказал: «Быть может, найдется у вас такой муж, коего, вы, поставив епископом, пошлете со мною в землю Пермскую. <...>

Слышав сие, великий князь и митрополит удивлялись; похвалили его, и угодны были им слова его. Пообещали они исполнить прошение его.

Митрополит немало беспокоился, постоянно заботясь о мирянах, своей митрополии, и городах, и странах, и прочих епархиях, о многочисленной пастве своей, но более всего заботили его новокрещеные. И о сем прилежно думал он и советовался, искал и расспрашивал, кого найти, обрести, и избрать, и поставить, и послать епископом в землю Пермскую, и каким надлежит епископу быть, какими свойствами должен он обладать. Часто митрополит вспоминал при этом апостола Павла. Апостол Павел в «Послании к Тимофею» утверждал. «Епископ должен быть непорочным, трезвым, целомудренным, поучающим. Миролюбивым, рассудительным, не сварливым. Правдивым, воздержанным, не гневливым, не самолюбивым, бескорыстным. Для скитальцев - гостеприимным, не сребролюбивым, не мздоимцем, боголюбцем. Преподобным заступником вернаго слова учения Христова. Да будет способным он утешать учением здравым. Да мощен будет он обличать врагов веры. И еретикам уста заграждать (1 Тим. 3: 2-3; Также: К Титу 1: 7—9). <...>

Некоторые одного называли, иные другого навязывали, третьи еще какое имя упоминали. Митрополит же сказал: «Не быть сему!

По правде говоря, хороши и те и другие, но никто из них не подходит, ибо сказано в Новом Завете: «нашел Я Давида, сына Иессеева, мужа по сердцу моему» (Деян. 13: 22). Так и я нашел ныне того самого Стефана, мужа добраго, мудраго, разумнаго, сметливаго, умнаго и искуснаго, всяческими добродетелями украшеннаго и посему такаго дара достойнаго, коего многие другие ныне не заслужили, а он, как я полагаю, заслужил. Быть ему епископом, и полагаюсь на него как на усерднаго человека, имеющего к тому же благодать, данную ему Богом. И учительский дар он приобрел, и умножил талант, дарованный ему. И слово премудрости и разума, и грамоты разные знает он, и языками разными говорит он с людьми, и чувствами душевными и телесными богато наделен».

Слышав же то, архиерей, старцы, книжники и клирики, все вместе, изрекли единодушно: «Воистину добрый муж достоин такой благодати». Более же всего великий князь посчитал за честь доставление Стефана, поскольку знал и любил его издавна. Митрополит же с великим князем рассудив, и подумав, и рассмотрев, и увидев, и услышав мужа того добродетель, и благоизволение, и добрую проповедь, мужа, украшеннаго учительским словом и апостольское дело начавшего и свершающего, и тако-вой благодати достойнаго, собрали епископов, и священников, и прочих клириков. Так, Божиею благодатию, и изволением великаго князя, и своим избранием, и хотением причта и людей поставили Стефана в землю Пермскую <...>.

Прибыв в епископию свою, Стефан по-прежнему заведенных порядков держался, и дело обычное исполнял, и слово Божие проповедовал с усердием, и беспрепятственно учил оставшихся ему некрещеных, разыскивая их там и сям, язычников в христианство обращал и крестил. Всех же крещеных своих учил в вере пребывать и впредь поспевать, как сказал апостол: забывая старое и простираясь вперед (Флп: 3:13). И грамоте пермской учил их, и книги писал им, и церкви святые ставил им, иконами украшал, и книгами наполнял, и монастыри приготовлял, и в монахи постригал, и игуменов им назначал, и священников, попов и дьяконов сам поставлял, и церковных чтецов и помощников дьякона приготовлял. И попы его на языке пермском служили обедню, заутреню и вечерню, пели на пермском языке. И канонархи его по пермским книгам службу отправляли, и чтецы читали по-пермски, и певцы пели по-пермски.

И чудо можно было видеть в земле той: где прежде идолослужители бесовские были, богомольцы явились; где прежде капища идольские и кумирницы жертвенные были, и жертвенники языческие стояли, здесь церкви святые воздвигнулись, и монастыри ; и молельни выросли, кумирское наваждение и идолослужение сгинуло и благодать благоразумия воссияла, вера христианская расцвела. <...> - С. 81-83.





Дата добавления: 2015-02-27; просмотров: 317; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше... 9488 - | 7520 - или читать все...

Читайте также:

 

3.233.220.21 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.01 сек.