double arrow

Шоковая терапия» в экономике


В начале 90-х годов в области внутренней политики руководство суверенной России определило несколько приоритетных задач. Первая из них – глубокая реформа экономики, переход к рыночным методам хозяйствования.

В октябре 1991 г. Президент РВ Б.Н. Ельцин выступил с программным заявлением, где изложил суть намеченных экономических образований:

· либерализация цен;

· приватизация и акционирование в промышленности и сельском хозяйстве;

· адресная система социальной помощи;

· снятие ограничений на внешнеторговые операции.

После бурных дебатов V съезд народных депутатов (октябрь 1991 г.) одобрил основные принципы реформы.

В январе 1992 г. был сделан решительный шаг на пути к рыночной экономике – цены на большинство товаров и услуг стали свободными, была упразднена централизованно-фондовая система распределения ресурсов. В результате за короткий срок исчез печально знаменитый советский дефицит товаров и услуг, а вместе с ним и огромные очереди в магазинах. Начался переход к конвертируемости рубля: стал легальным обмен валюты, устанавливался свободный курс рубля по отношению к иностранной валюте на основе спроса и предложения.




Реформаторское правительство Е.Т. Гайдара предполагало, что освобождение цен и запуск рыночных механизмов сами по себе отрегулируют производство, создадут конкуренцию, сократят избыточную денежную массу и приведут к оживлению, а затем и быстрому росту экономики. Правительство отказалось в той или иной мере от регулирующей роли государства.

В условиях сохранявшейся монополизации производства это привело к резкому взлету цен к концу 1992 г. в 100 – 150 раз (при ожидаемом уровне в 3 – 4 раза). Повышение зарплаты в несколько раз отставало от роста цен. В последующем это отношение несколько выровнялось.

В конца 1992 г. началась приватизация госсобственности. Первый ее этап проводился на основе ваучеров (неименных приватизационных чеков), бесплатно выданных всем гражданам России. Их можно было вкладывать в акции приватизируемых объектов. В стране появилось 40 млн. акционеров, но главным образом – номинальных, так как до 70% акций через свободную продажу ваучеров сконцентрировалось в руках прежних распорядителей госсобственности (управленческой бюрократии), владельцев финансовых и коммерческих структур, легализовавшихся воротил подпольного бизнеса, а также устроителей многочисленных «чековых инвестиционных фондов»: под будущие мифические дивиденды они выдавали населению в обмен на ваучеры ничем не обеспеченные акции. Власть не смогла наладить систему противодействия этому процессу, тем более в ситуации, когда она стремилась в короткий срок создать слой крупных и средних предпринимателей как главную движущую силу рыночных преобразований и гаранта их необратимости.



Структурные изменения происходили также в аграрной сфере. Еще в годы «перестройки» стали возникать первые самостоятельные фермерские хозяйства. В 1992 г. началась реорганизация колхозов и совхозов. Они преобразовывались в акционерные предприятия разных типов, где роль акций играли земельные паи.

Тем временем экономический кризис углублялся. Предприятия испытывали огромные трудности: не могли закупить по свободным ценам необходимое сырье и материалы, расплатиться с поставщиками. К 1993 г. объем промышленного производства по сравнению с 1991 г. сократился на 12%, сельскохозяйственного – на 10%. Начался неконтролируемый властями вывоз капитала за рубеж.

Одновременно в новой экономической ситуации нарастало социальное расслоение российского общества. Уже в конце 1992 г. разрыв в уровне среднедушевого дохода 10% наиболее богатого населения и 10% самого бедного увеличился в девять раз (в дореформенное время этот разрыв не превышал полутора раз).







Сейчас читают про: