double arrow

Психологические аспекты судебных прений


В процессе судебного следствия судьи принимают участие в исследовании многих доказательств, подтверждающих или отрицающих наличие определенных фактов, обстоятельств. Для судебного познания недостаточно только установить определенные объективные явления. Чтобы у суда сложилась истинная картина совершенного преступления, необходимо между этими явлениями выявить связи, закономерности. Несмотря на то, что мыслительная деятельность по выявлению связей и закономерностей исследуемых явлений протекает у судей одновременно с исследованием конкретных фактов, она должна быть продолжена и после завершения судебного следствия, когда все доказательства уже исследованы. Уяснение отдельных фактов или обстоятельств, их осмысливание и оценка, приведение в стройную систему способствуют формированию окончательного личного убеждения судей по делу. В завершении формирования личного убеждения судей значительную роль играют речи прокурора и защитника. Своими речами они оказывают психологическое воздействие на суд, чтобы добиться вынесения желательного для них приговора. В отличие от судей прокурор и защитник, участвующие в разбирательстве дела, после окончания судебного следствия обязаны иметь сложившееся убеждение о виновности подсудимого. Для этого каждый из них в соответствии со своей позицией оценивает совокупность исследованных доказательств и приходит окончательным выводам по делу. Участвуя в судебных прениях, они излагают эти выводы и подводят итог всей своей деятельности по разбирательству дела. Осуществляя свои функции, прокурор в речи обосновывает правильность предъявляемого подсудимому обвинения. При этом он подводит итог судебному следствию под углом зрения государственного обвинения. Если во время судебного следствия виновность подсудимого в предъявленном обвинении не доказана, то прокурор в своей речи отказывается от поддержания обвинения.

Защитник, выступающий с речью после прокурора, дает оценку собранным и исследованным в процессе судебного следствия доказательствам с позиции защиты. Он излагает доказательства, которые опровергают предъявленное подсудимому обвинение, приводит обстоятельства, смягчающие его вину в совершении преступления, высказывает свое мнение по поводу наказания, предложенного прокурором, вступает с ним в полемику по вопросам, которые противоречат позиции защитника и т. д. Позиции обвинения и защиты различны. И прокурор, и защитник стремятся убедить суд в истинности своих позиций, а поэтому подтверждают свои выводы приведенными в определенную систему доказательствами и аргументами. При этом дается тщательный анализ не только тех доказательств, которые подтверждают выводы, излагаемые выступающим, но и тех, которые противоположная сторона приводила или может привести в опровержение. Предметом особенно оживленной дискуссии становятся спорные вопросы. Являясь квалифицированными юристами, прокурор и защитник излагают эти вопросы с различных точек зрения, давая им тщательное обоснование. "Внимательно выслушивая произносимые речи, - отмечает В. Ф. Бохан, - судьи мысленно вслед за ораторами критически прослеживают пройденный в процессе судебного следствия путь искания истины. Осмысливая факты, их объяснения, выводы прокурора и защитника, они невольно сравнивают их с собственными выводами, в отношении истинности которых у них сложилась соответствующая степень уверенности. Совпадение выводов выступающего с личными выводами судей приводит к формированию у последних еще большей уверенности в их правильности. Расхождение же в выводах заставляет судей критически оценить ту совокупность доказательств, которая приводится в их подтверждение. При этом судьи сосредоточивают внимание и на тех знаниях, которые привели их к формированию собственного убеждения. Это приводит к тому, что возникающие противоречия между выводами, содержащимися в речах прокурора и защитника, с одной стороны, и сложившимися в сознании судей, с другой стороны, побуждают последних к проверке обоснованности одних и других. Подобным образом судьи поступают и при наличии противоречий в выводах прокурора и защитника. Такая мыслительная деятельность судей на этом этапе судебного разбирательства позволяет им пройти еще раз процесс убеждения в истинности или ложности сформировавшихся выводов". Немаловажное значение имеют судебные прения в том случае, когда у судей в силу недостаточного объема сведений и неустранения возникших у них сомнений еще не сформировалось убеждение. Выслушивая речи прокурора и защитника, судьи имеют возможность восполнить те пробелы в своих знаниях, которые имелись в начале судебного следствия. Воздействие прокурора и защитника на процесс формирования личного убеждения судей во время судебных прений является более активным, чем в процессе судебного следствия. Однако при этом возникают дополнительные затруднения, связанные с тем, что во время судебного следствия прокурор и защитник ограничены в изложении своих выводов и объяснении фактов. В основном они предоставляют в распоряжение судей информацию, соответствующую избранной ими позиции. Вследствие этого, воспринимая и оценивая информацию, судьи могут формировать свое убеждение в зависимости от принятой прокурором и защитником позиции. Выступая с речами в судебных прениях, последние сообщают определенную информацию об обстоятельствах дела. Таким образом, в судебных прениях судьям предоставляются не только знания, но и готовая оценка доказательств с вытекающими из нее выводами. Убедительная сила такой логической системы по сравнению с изложением одних только доказательств значительно больше, поскольку судьи уже могут воспринять не только знания, но и убеждения в истинности сопутствующих им выводов. Вот почему психологическое воздействие прокурора и защитника на формирование личного убеждения судей велико. Однако сила этого воздействия в некоторой степени нейтрализуется тем, что у судей на момент судебных прений уже сложились, как правило, определенные выводы с соответствующей степенью уверенности в их истинности. "В результате, - пишет В. Ф. Бохан, - возникает столкновение убеждений, если только между ними имеются расхождения. Как известно, состоянию убежденности свойственны стойкие эмоциональные переживания, преодоление которых требует значительных усилий. Поэтому степень воздействия прокурора и защитника зависит не только от качества их речей, но и от наличия у судей сформированного убеждения. Чем более завершенным является судейское убеждение, тем труднее оно поддается изменению, тем сложнее самому судье отказаться от него. Это возможно только в том случае, если личному убеждению судьи противопоставлено твердое убеждение прокурора или защитника, тщательно обоснованное обстоятельствами дела". Речи прокурора и защитника могут достичь своей цели только в том случае, если они будут целиком и правильно восприняты судьями. И если содержание речей будет убеждать судей в истинности высказываемых суждений. Речь прокурора и защитника должна быть конкретной. Неконкретные, расплывчатые, не имеющие отношения к делу рассуждения загромождают речь выступающих, не вызывают интереса со стороны судей, не могут принести пользы для формирования истинного убеждения судей, а поэтому лишают ее убедительности. В речи следует говорить о конкретных обстоятельствах дела, конкретных доказательствах, делать конкретные выводы. Последовательность в изложении материала в речи прокурора или защитника свидетельствует о логике их рассуждений. Подобное изложение мыслей помогает судьям воссоздать цельную картину совершенного преступления, выяснить существенные связи между разными его эпизодами или фактами, восстановить в памяти отдельные обстоятельства и детали. Такая речь легко слушается и воспринимается. Всякая же непоследовательность в рассуждениях приводит к противоречиям, затрудняет установление связей между обстоятельствами дела, мешает судьям сконцентрировать внимание на восприятии отдельных частей речи, а значит, снижает ее убедительность. Простота и ясность речи способствует тому, что каждое слово, каждая мысль будут правильно поняты судьями. Речь, обладающая такими достоинствами, делает доходчивой самую глубокую мысль. В то же время всякие словесные излишества, красивые фразы, рассчитанные на легкий успех у аудитории, только затрудняют правильное восприятие сказанного, снижают интерес к речи, рождают у слушателей недоброжелательное отношение к оратору. Прежде чем приступить к изложению речи, прокурор и защитник должны быть полностью убеждены в истинности своей позиции и выводов. Ведь убедить или переубедить судей сможет только тот, кто сам твердо убежден. Убежденность прокурора или адвоката придает их речи страстность, взволнованность, эмоциональность. Убежденный оратор, заразив судей своей взволнованностью и искренностью, может более легко воздействовать на их сознание, убедить их в правильности своего мнения, склонить к принятию нужного решения. Прокурор и защитник в судебных прениях оказывают воздействие на судей двумя методами: логической доказательностью речей и их эмоционально-психологической убедительностью. Оптимальное сочетание обоих методов способствует формированию глубокого убеждения в истинности излагаемых положений. Логика и эмоционально-психологическое воздействие служат одной цели, каждый из этих методов имеет и свое назначение. Логическое доказательство используется для того, чтобы средствами логики обосновать предлагаемые выводы. Под эмоционально-психологическим воздействием понимается непосредственное воздействие на чувства судей. Соотношение этих двух методов в речах прокурора и защитника приобретает особое значение. Ведь знание, используемое судьями для принятия решения, должно быть не просто знанием, а глубоким убеждением. "Логическое доказательство - главное, но не исчерпывающее средство формирования таких убеждений. Убеждения бывают прочны не только потому, что опираются на разум судей, но и потому, что они находят обоснование во всей совокупности их чувств, привязанностей, симпатий. Поэтому эмоционально-психологическое воздействие выступает не просто как возможный риторический прием, который украшает речь прокурора или защитника, делает ее впечатляющей, а как принципиально необходимый момент, без наличия которого значительно ослабляется эффективность превращения знаний в личные убеждения судей". Прокурор и защитник судебными речами завершают свою деятельность. Если суд принимает решение, совпадающее с решением, предложенным прокурором или защитником, то, значит, их усилия способствовали формированию убеждения судей в требуемом для них направлении и тем самым обеспечили установление истины по делу.


Сейчас читают про: