double arrow
АРИСТОТЕЛЬ И АНТИЧНАЯ ЭМБРИОЛОГИЯ. элементов имеет следующую силу



элементов имеет следующую силу. А именно: огонь сможет решительно все привести в движение, вода же решительно все напитать. По очереди каж­дый из них то господствует (над другим), то находится под его господством. 4. У каждого из них следующие свойства: у огня — теплое и сухое, у воды —холодное и влажное. 1 Они заимствуют друг от друга: огонь у воды влагу, ибо и в огне есть влажность, вода же у огня — сухость, ибо и в воде есть сухое. Будучи же таковыми, они выделяют друг из друга мно­жество разнообразных семян и живых существ, которые нисколько не по­хожи друг на друга ни внешним видом, ни силой. В самом деле, так как (элементы) никогда не находятся в одном и том же положении, но всегда видоизменяются, то так, то иначе, "то и то, что из них выделяется, не дол­жно быть одинаковым. Ни одна из всех вещей не погибает, не возникает пичего такого, чего и раньше не было. Изменения же происходят от смеше­ния и разъединения. Люди обычно называют рождением, если что-нибудь из невидимого (Аида) выросло до такой степени, что стало видимым, и ги­белью, если что-нибудь уменьшилось, так что из видимого стало невиди­мым. Ибо они доверяют более глазам, чем уму, (глазам), которые вовсе не­способны судить о том, что они видят. Я же, следуя уму, даю следующее учение: и то, и другое живет, и вечно живое не может умереть иначе как вместе со всеми. Ибо куда ему исчезнуть? И несуществующее не может воз­никнуть. Но все увеличивается и уменьшается до возможных максимума и минимума. *Употребляю же я слова: «возникновение» и «гибель» в дидак­тических целях для большинства. Это, как я доказываю, есть смешение и. разложение».




Заканчивается глава 4 одной из самых ярких формулировок геракли-товского «тождества противоположностей».

«Обстоит же дело также и следующим образом: возникновение и ги­бель тождественны, смешение, и разложение тождественны, увеличение и уменьшение тождественны, возникновение и смешение тождественны, ги­бель и разложение тождественны; каждое тождественно со всем и все — с каждым, и/ни одно из всех не тождественно. Дело в том, что обычае з этом отношении находится в противоречии с природой».

С главы 7 начинается речь о развитии человека. Изложение вначале не вполне ясное в виду отсутствия конкретных указаний: когда, где и при каких обстоятельствах происходит описываемое.

7. Итак, остальных животных я оставлю, о человеке же дам разъяс­нение. А именно: в человека входит душа, которая представляет собой смесь огня и водыи содержит в себе части тела чело­века, Последние же частью женские, частью мужские; они многочис* ленны и разнообразны. Питаются и растут они (той же самой) пищей, что и человек. Но (каждое существо) должно обладать всеми входящими ча­стями. Ибо то, частей чего не было бы с самого начала, не могло бы уве­личиваться, (безразлично) притекало ли бы обильное питание или малое.

Те же свойства их допускает Аристотель.








Сейчас читают про: