double arrow

АРИСТОТЕЛЬ И АНТИЧНАЯ ЭМБРИОЛОГИЯ. скопление выделения, жар при лихорадке (глава 17)



скопление выделения, жар при лихорадке (глава 17). В другой главе по поводу пульсации, биения и поднятия сердца говорится о болезни, назы­ваемой «пильмос» (сердцебиение); это была, между прочим, единственная болезнь сердца, известная врачам того времени. Из кожных болезней упо­минается сатириаз, при котором образуются бугры на лице («О возникнове­нии животных», IV, 3), и белокожие (vitiligo), при которой возникает па­тологическое седение волос («О возникновении животных», V, 4): подробно трактуются причины выпадения волос. Из глазных болезней дается объяс­нение «глаукоме» и «пикталопии» (дневная слепота), выясняется, от чего зависит близорукость и дальнозоркость (там же, V, 1). При обсуждении явлений бесчувственного состояния во сне упоминается о безумии, уду­шье (маточном) и обмороке (перечисляются снотворные средства) («О сне», глава 2). Из душевнобольных упоминаются меланхолики и безумные. В одном месте приводится даже имя больного: «как случилось с Антифе-роном Ореетом (Орейа — город на острове Эвбее) и с другими безумными: они говорили о своих фантазиях как о действительно происшедшем, как бы припоминая». («О памяти», глава 1). Это место прямо напоминает за­метки Гиппократа в «Эпидемиях».

Все эти указания сделаны Аристотелем по поводу тех или иных фи­зиологических процессов, которые в данное время его занимают, но там, где он долго задерживается на одной теме, именно в учении о возникнове­нии человека, его медицинские познания обнаруживают близкое знаком­ство с делом. Физиология и патология женской половой сферы известны ему очень хорошо, он сообщает детальные сведения о менструации, нор­мальной и патологической, о женском выделении при половом возбужде­нии, подробно освещает вопрос о так называемом «заносе» и каменном пло­де с приведением случая, говорит несколько раз о пессариях. Одна неболь­шая фраза: «Влажные пессарии, приложенные к матке, становятся сухими» (7Я9 Ь), приводимая им в доказательство всасывательной способности матки, обнаруживает врача. Ш всякие сомнения, исчезают после прочте­ния книги X «Истории животных», которая по традиции считается подлож­ной и приписывается «неизвестному врачу», очевидно, на том основании, что касается специально медицинского вопроса о бесплодии и, следова­тельно, не может принадлежать Аристотелю. Что книга эта написана вра­чом, в этом не может быть сомнения: там дается дифференциальная диагно­стика различных страданий матки не только на основании внешних при­знаков, например, месячных, но главным образом ручного исследования-матки, ее консистенции, чувствительности, положения. А что она не мо­жет принадлежать никому иному, кроме Аристотеля, совершенно очевид­но для того, кто знаком с его другими сочинениями в подлинниках.3 Аристотель











Сейчас читают про: