double arrow

Т4ЯНЫ ГИПНОЗ/4. ИЛИ ОПЕРАЦИЯ Н4 СОЗНАНИИ (g)


ствительности. Возможно даже перевоплощение доктора в мать. Все эти проекции фантазий основаны на индивидуальных воспоминаниях. Нетрадиционными фантазиями являются врач в образе колдуна, демона, злоумышленника или в качестве Бога как олицетворения добра.

Пациенты часто не понимают вымышлен-ность своих фантазий, не соответствующих характеру врача. Это заблуждение происходит оттого, что в детстве подобные фантазии относились на счет родителей, также не похожих на воображаемые образы.

В одной работе 3. Фрейда передано огромное влияние, оказанное на Леонардо да Винчи фактом наличия у него двух матерей. В случае Леонардо факт двоякого происхождения был реальным, однако подобное представление может возникать у пациента в виде воображения, как было у скульптора Бенвенуто Челлини.

У каждого человека, помимо личных воспоминаний, есть некие изначальные образы, причем в том виде, в каком они были в древности. Этот факт объясняет то, что известные сказочные образы повторяются в разных местах земного шара почти в одинаковом виде. Душевнобольные могут восстанавливать образы, известные из старинных текстов. Примеры таких феноменов приведены в книге Юнга «Трансформации и символы либидо» (1952). «Я тем не


to тляны, нлхо^ки, сенсации___________

утверждаю, что по наследству передаются представления, по наследству передается лишь возможность представления», — говорил автор.

На стадии лечения, когда воспроизводятся чуждые фантазии, работает глубокий слой бессознательного, где находятся изначальные общечеловеческие образы, названные Юнгом архетипами, или доминантами. Это открытие означало шаг вперед в развитии концепции Фрейда, а именно — признание наличия двух слоев в бессознательном: личного и сверхличного. Последнее обозначено как коллективное бессознательное; оно отделено от личного и является всеобщим, и оттого его содержание может быть везде (чего нельзя сказать о личном). Личное бессознательное содержит утерянные воспоминания: вытесненные, забытые, тягостные образы, которые не достигли сознания или не созрели для него. Изначальные образы, более древние и обобщенные, представляют собой как чувство, так и мысль. Представления об ангелах, архангелах, «тронах и господствах», небесной иерархии — все это происходит из восприятия независимости архетипов.

Величайшие идеи гениев формируются сверх первичных изначальных образов. Архетипы являются отражением повторяющегося мирового опыта. Здесь Юнг приводит в пример ежедневное кажущееся движение Солнца. Если нельзя


тайны гипноза, или операция на сознании <$

обнаружить в бессознательном ничего, кроме известного физического процесса, тогда выявляется «миф о солнечном герое во всех бесчисленных вариациях. Этот миф, а не физический процесс есть реальность, образующая архетип Солнца. То же самое можно сказать о фазах Луны. Архетип есть своего рода готовность снова и снова восстанавливать те же или сходные мифические представления».

Швейцарский философ требует от пациента умения различать Я и коллективную психику. Тем самым его энергия, ранее заключенная в патологических формах, найдет собственный, подобающий ей диапазон. Именно тогда человек сможет твердо стоять на ногах и существовать в качестве полноценного члена общества.

Сознание и бессознательное вовсе не противоположны, они взаимно дополняются до целого. Бессознательные процессы, компенсирующие сознательное Я, содержат в себе все элементы, необходимые для функционирования нормальной психики. Этими элементами могут быть мотивы сновидений, незамеченные дневные ситуации, невыраженные эмоции или невысказанная критика.

Чем длиннее путь самопознания и соответствующего ему поведения, чем глубже человек познает себя, тем быстрее исчезает слой личного бессознательного, лежащий сверх коллектив-


Щ ТУ4ИНЫ. Н4Х04КИ. СЕНСАЦИИ_______________

ного бессознательного. Как следствие возникает сознание, не ограниченное мелочным, чувствительным Я, а сопричастное широкому миру. Такое широкое сознание отвергает эгоистические личные желания или амбиции. Оно соединяет человека с миром...

Гипноз умер! Да здравствует гипноз!

Весной 1980 года в передаче радиостанции «Франс-культюр» прозвучал беспощадный приговор «Гипноз умер!» После многочисленных отзывов на эту трансляцию обнаружилось, что подобное могли бы повторить многие современные психотерапевты. Последователи Фрейда теоретически поставили гипноз и внушение за пределы психоаналитических исследований. Основатель психоанализа ввел гипноз в терапию, одновременно растворив его в расплывчатом понятии трансфера. В качестве одобрительного отклика на спорное заявление ученый Октав Маннони выдвинул своеобразную логическую цепочку: «Трансфер — часть одержимости, он получается в результате ряда изъятий. Дьявол упраздняется, припадки остаются. Магический антураж упраздняется, больные Месмера остаются. Упраздняется месмеровский чан, остаются гипноз и связь врач—пациент. Упраздняется гипноз, остается трансфер».


тайны гипноза, или операция ни сознании ^

Один из самых ревностных проповедников психоанализа — французский психиатр Жак Лакан (1901—1981) — интерпретировал психоанализ 3. Фрейда в духе идей французской лингвистики, однажды сказав: «Бессознательное структурировано, как язык, и порождается им».

Несмотря на некоторое переосмысление теории великого австрийца, Лакан выдвинул девиз «Назад к Фрейду», имея в виду тот факт, что Франция сильно запоздала с признанием психоанализа. До окончания Второй мировой войны ни в одной развитой европейской стране не было столь малого числа практикующих психоаналитиков, как на родине гипноза. Отношение Лакана к полузабытой области знаний стало попыткой соединения психоанализа с гуманитарными науками: лингвистикой, антологией, антропологией, философией, литературой.

С начала 1950-х годов Лакан вел семинар в университете Сорбонны, таким образом имея возможность излагать свои самобытные взгляды. Акцентируя внимание на языке, на символике, где, по его мнению, действует новый порядок психоанализа, он представлял довольно спорные отношения врача и пациента. В стремлении к высшему уровню интеллектуальности Лакан сводил роль медика к пунктуации движения языка гипнотизируемого. Кроме того, цель собственно гипноза виделась вовсе не в тера-


to Т4ины, кихо^ки. сенсации _________

пии, а выздоровление являлось в таком случае случайным результатом толкования и пояснения. Словно возражая Фрейду, французский психиатр призывал к запрету на исследования и практику как гипноза, так и внушения.

Согласно теории Лакана, существенным различием между внушением и психоанализом являлось то, что внушение не предусматривает сопротивления и подавляет волю больного, а психоанализ, напротив, сохраняет и перерабатывает их. Здесь автор идеи предлагал рассмотреть фрейдовскую схему из сочинения «Психология толпы», где показано определенное расстояние между медиком и пациентом. Стараясь быть ближе к Фрейду, Лакан признавал «опасность принуждения посредством психоаналитического вмешательства», но уточнял: подобная опасность связана с «современными методиками и не имеет отношения к освобождающему воздействию фрейдовской терапии». Будучи серьезным психологом, он рассуждал о гипнозе как об архаичном явлении, но, осознавая себя продолжателем дела Фрейда, отводил языку господствующую роль.

Нигилистические идеи Лакана завоевали особую популярность в Латинской Америке, где его учение видели в революционном качестве. В Европе так не считали хотя бы от того, что знали о присутствии внушения в психоанализе


Т4ЯНЫ ГИПНОЗА. И/1И ОПЕРАЦИЯ НА СОЗНАНИИ ф

и предлагали противопоставить его искусственному. Лакан и его сторонники представляли гипноз устрашающим орудием господства, а не обычным лечебным средством. Хотя Фрейд всегда стремился к новаторству, он никогда не отказывался от гипноза, если не в практике, то теоретически. По словам Леона Шертока, Лакан запер гипноз на замок и даже публично провозгласил в известной Римской речи 1966 года: «Мы отказываемся от этих состояний как для объяснения симптомов, так и для их устранения».

Осудив гипноз как инструмент порабощения, французский ученый сам долгое время повелевал воспитанниками, толпами, собиравшимися за тем, чтобы без возражения внимать своему учителю. Некая К. Клеман называла его «шаманом, колдуном, исполненным поэзии и вдохновения». Шерток сравнивал славу своего коллеги с популярностью блистательного Месмера, а не кабинетного ученого Фрейда. Теоретическую базу современной психотерапии нельзя считать окончательной или устоявшейся. Никто не может предложить точной программы дальнейших исследований. Не существует ни одной области этой науки, где ученые не видели бы противоречий. Однако практикующие гипнозом медики понимают огромную роль внушения в терапевтическом процессе. Даже если к нему не сводится полный курс лечения, его решающая


Щ Т4ЯНЫ. Н4Х04КИ. СЕНСАЦИИ_______________

роль в терапии нервных заболеваний не вызывает сомнения. Подтверждением тому являются многочисленная практика врачей всего мира и количество научных разработок в этой сфере. Венгерский психоаналитик, почитатель, друг и сподвижник Фрейда — Шандор Ференци (1873— 1933) — считал, что гипноз и внушаемость имеют эротическую основу. Он видел в нем восстановление некой сексуально-мазохистской установки. Гипнотизирующий может являться образом одного из родителей. Главное место в гипнозе, по мнению Ференци, занимают побуждения из области эдипова комплекса. Так психологи называют результат вытеснения в раннем детстве враждебных импульсов по отношению к отцу. Например, гипнотизируя женщин, медик видит перед засыпанием блуждающий взгляд, дрожание, якобы характерное для сексуального возбуждения. Оцепенение в начале сеанса противопоставляется движениям при половом акте. Если гипнолог расспрашивает больного о его состоянии, то часто слышит о «блаженном приятном чувстве», «блаженной неге», то есть также углубляется в область эротики. Даже безобидные слова, произносимые в повседневной жизни — такие, как «ты меня загипнотизировал», — являются, по мнению венгра, выражением влечения. У некоторых молодых дам в состоянии гипнотического сна отмечается страх,



Сейчас читают про: