double arrow

Структура и закономерности профессионального общения юриста


В психологии в структуре общения выделяют три его непременные составные части:

· коммуникативная сторона, состоящая в обмене информацией между людьми;

· перцептивная сторона, то есть процесс взаимного восприятия субъектов общения и на этой основе установления между ними взаимопонимания;

· интерактивная сторона, заключающаяся в организации взаимодействия, совместных действий (деятельности) партнеров общения.

Под коммуникативной стороной общения понимается собственно сам процесс обмена информацией между людьми. Этот обмен осуществляется с помощью вербальных и невербальных средств коммуникации.

Вербальная коммуникация предполагает использование речи с ее богатой фонетикой, лексикой, синтаксисом. Речь – важнейший инструмент профессионального общения, форма существования языка, который функционирует и непосредственно проявляется в ней. В речи выражаются социально-психологические особенности человека, особенности его мышления, направленность, отношение к объективной реальности.

Речь всегда мотивирована. За любыми высказываниями, как правило, стоят определенные мотивы. Выявление этих мотивов часто помогает во многом понять мысли, поступки и поведение людей. Речь часто выдает подлинные мотивы поведения человека, причины совершения им поступков, даже если их пытаются скрыть. Ответ на вопрос: «зачем (почему) он мне (ему) это сказал?» нередко раскрывает истинные цели и побуждения партнера по общению.




В психологии различают внутреннюю и внешнюю речь. Внутреннюю речь не следует рассматривать упрощенно, в виде проговаривания отдельных слов или фраз «про себя». Она представляет собой более сложный процесс, подготавливающий развернутое речевое высказывание. Внутренняя речь занимает промежуточное положение между замыслом и развернутой устной речью и носит свернутый характер. Внешняя речь имеет устную или письменную форму.

Наиболее простой формой устной речи является аффективная речь, состоящая из отдельных восклицаний, привычных речевых штампов. Побудительным моментом такой речи является аффективное напряжение говорящего. В ней зачастую отсутствует четкий замысел, осознанный мотив. Поэтому, анализируя подобные эмоциональные высказывания, можно в какой-то мере судить о психическом состоянии лица, о возрастании у него состояния тревоги, враждебного отношения к тому, с кем он говорит, о его отношении к предмету разговора в целом.

Наибольшее распространение имеет устная диалогическая речь – основной вид речи, используемый в процессе общения следователя, судьи, прокурора, адвоката с участниками уголовного, административного, гражданского судопроизводств, с различными должностными, иными лицами.



Содержательной стороной диалога является обмен мнениями. Особенно велика роль диалога во время допроса. Диалогическая речь отчетливо мотивирована. По содержанию и форме высказываний нередко судят о мотивах, поняв которые, можно разобраться и в отношении говорящего к предмету разговора, в его осведомленности. Очень часто устная диалогическая речь носит неполную, сокращенную (свернутую) по сравнению с литературной нормой форму, значительная часть ее смыслового содержания подразумевается и может быть понята только в контексте всего диалога.

Особым видом устной речи является монологическая речь, представляющая собой развернутое изложение системы взглядов, мыслей, знаний человека. Монологическая речь, как правило, имеет четкий замысел. Обычно она готовится заранее.

Как и диалогическая, монологическая речь сопровождается невербальными, жестово-мимическими, интонационными сигналами. Однако их употребление носит более сдержанный характер, особенно если монологическая речь протекает в форме доклада, лекции, выступления в суде. Такую форму монологической речи иногда называют эпической речью.К ней прибегают в ходе судебных прений, при произнесении речей обвинителем, защитником, подсудимым.



Помимо эпической, существует и так называемая драматизирующая монологическая речь, которая носит более живой, более экспрессивный характер. Ей в большей мере сопутствуют жестикуляция, мимика. В грамматическом и стилистическом отношении такая речь менее подготовлена. Нередко подобная монологическая речь возникает во время допроса после предложения свидетелю рассказать об известных ему обстоятельствах по делу. В последующем с постановкой вопросов свидетелю монологическая речь может снова вернуться в русло диалога.

Еще одной разновидностью внешней речи является письменная речь – наиболее сложный вид монологического высказывания, требующий точного знания предмета изложения, правильного использования лексико-грамматических кодов языка.

Исключительно велика роль письменной речи в уголовном, гражданском, административном судопроизводствах, исполнительном производстве, при выполнении различных нотариальных действий, связанных с оформлением и заключением договорных отношений, при составлении процессуальных документов, в которых выражается позиция их составителя, анализируются доказательства, излагается мотивировка принятых решений, их правовое обоснование.

В связи с существующей четкой регламентацией составления процессуальных документов можно встретить термин «протокольный язык» (протокольный стиль изложения). Под этим термином подразумеваются не только совокупность специальных юридических терминов и понятий, но и определенные речевые обороты, стилистические правила составления процессуальных документов, их обязательные реквизиты. К протокольному стилю изложения предъявляются определенные требования: использование однозначных терминов, исключающих их произвольное толкование; употребление точных и сжатых формулировок, определенных фразеологических оборотов, определений; краткое, понятное изложение материала.

Существенное влияние на качество, полноту речи оказывает состояние эмоциональной напряженности, в котором пребывает человек, вызванный в правоохранительные органы, находящийся в зале судебного заседания. Поэтому речь таких людей бывает весьма экспрессивной. Многие фразы, слова остаются незавершенными, сопровождаются различными оговорками, поправками.

Подмечено, что за счет увеличения количества поисковых пауз в устных высказываниях в состоянии эмоциональной напряженности сокращается средняя длина отрезка речи, произносимой без пауз нерешительности, а также возрастает индекс нерешительности – отношение времени пауз в высказывании ко времени «чистой» речи». Уменьшается словарное разнообразие. Речь становится более стереотипной. Возрастает употребление слов со значением семантической безысключительности типа «всегда», «ничего», «никогда», «все» и т.п., передающих категорически позитивный или негативный оценочный смысл. Чаще употребляются усилительные частицы, по-иному расставляются ударения, что ведет к феномену так называемой сверхподчеркнутой актуализации.

Лица, с которыми приходится общаться юристам, нередко испытывают существенные затруднения в оперативном подборе слов для адекватного выражения своих мыслей, из-за чего появляются «слова-паразиты», не несущие какой-либо смысловой нагрузки, типа: «видите ли», «так сказать», «знаете ли», «вот» и т.д. Меняется грамматический состав предложения, чаще употребляются глаголы, а не прилагательные, что делает речь более динамичной. Весьма распространены ошибки в согласовании членов предложения, которые не замечаются говорящими. Фразы становятся укороченными, появляется так называемый телеграфный стиль речи, что создает дополнительные трудности для понимания говорящего и протоколирования его показаний (объяснений).

Кроме того, в речевом поведении допрашиваемых лиц нередко наблюдается подсознательное стремление в своих ответах повторять слова, фразеологические конструкции, употребляемые следователем (судьей). Данное явление опасно тем, что оно в значительной степени искажает смысл и содержание показаний. Например, слова «хулиганил», «совершил хулиганские действия», сказанные следователем, наполнены совершенно четким уголовно-правовым содержанием. Но этого обычно не наблюдается в речи свидетелей, далеких от правильного понимания юридического смысла подобной терминологии. Прибегая к тем же словам, свидетель может назвать любые действия обвиняемого, носившие насильственный характер, хулиганскими. Поэтому, задавая вопрос допрашиваемому, следует подбирать нейтральные в смысловом отношении выражения, которые не оказывали бы искажающего воздействия на его речь.

Аналогичное искажающее воздействие на речь допрашиваемого оказывает его неосознаваемое стремление мыслить так же, как думает и рассуждает вслух следователь, – явление, получившее название вербальной ригидности. Поэтому совершенно обоснованны рекомендации следователю ставить уточняющие вопросы, прибегая к передаче смысла сказанного с использованием других речевых оборотов, в виде так называемых перифраз.

Описанные выше явления следует рассматривать в качестве объективно существующих коммуникативных барьеров, поскольку партнеры по общению имеют разные взгляды, образование, отношение к предмету разговора и т.д.

Говоря обо всем этом, нельзя забывать и того, что во время допроса свидетель (обвиняемый и т.д.) с помощью своей речи не только передает определенные знания о предмете допроса, но и выражает чувства, эмоциональное состояние, свое отношение к нему.

Допрашиваемый, будучи в состоянии эмоциональной напряженности, реагирует на реплики следователя, часто не дослушав их до конца, не вникнув порой глубоко в смысл сказанной фразы. Нарушается процесс восприятия, смысловой обработки речи следователя. Например, люди возбудимого типа лучше воспринимают начало обращенной к ним фразы, напротив, испытуемые тормозного типа точнее воспринимают ее конец. Внимательно относясь к речи допрашиваемого, следователь имеет возможность всесторонне изучить его. Некоторые специалисты в области психолингвистики полагают, что тон, тембр голоса, интонации говорят об отношении ведущего беседу к обсуждаемым проблемам иногда гораздо значительнее, чем другие приемы риторики. Считается, например, что с помощью только одной интонации доносится до 40% информации.

Рассматривая особенности речевого поведения участников судопроизводства, нельзя не заметить еще одной особенности. Дело в том, что общение юриста с различными участниками, с одной стороны, протекает в виде эмоционально живых речевых высказываний, которые наполнены различными лексическими оттенками, интонациями. Все это сопровождается многочисленными средствами невербального общения, делающими речь яркой, образной, многозначительной как по содержанию, так и по форме. С другой стороны, устная речь свидетеля, других лиц в виде показаний фиксируется в материалах дела по правилам письменной речи.

Однако известно, что выражение и восприятие устной и письменной речи существенно отличаются. И как бы ни стремился следователь (судебный секретарь) «по возможности дословно» (ч. 2 ст. 190 УПК) от первого лица записывать в протокол чьи-либо показания, сделать это практически не удается. В результате протокол допроса чаще всего не отражает самого допроса, а лишь фиксирует его итог. Устранить этот разрыв можно только с помощью видео-, звукозаписи, которая применяется далеко не на каждом допросе.

По манере речевого поведения можно судить об индивидуально-психологических особенностях человека, его воспитании, развитии, особенностях мышления, психическом состоянии, характере, психических отклонениях или расстройствах его психики.

Свои особенности имеет речевое поведение в криминальной среде, в которой распространен уголовный жаргон. Уголовный жаргон – это условный язык со своей лексикой и фразеологией, особая словесная система, базирующаяся на фонетике и грамматике общенационального языка, но имеющая свои существенные диалектные и социально-групповые различия. Это язык различных преступных сообществ, отражающий специфику субкультуры преступной среды, степень ее организованности и профессионализации.

В процессе общения между его участниками происходит активное взаимное восприятие сторон.

Соотнеся себя со своим партнером по общению, начинаешь лучше понимать его мотивы, поступки, более адекватно в эмоциональном отношении реагировать на них. Это уподобление себя другому в процессе общения является одним из самых простых способов понимания другого человека. Важную роль в установлении психологического контакта играют также и другие социально-психологические явления: эмпатия, рефлексия, стереотипизация и др.

Эмпатия в отличие от рационального понимания поведения человека предполагает эмоциональный отклик, своеобразное прочувствование того, что он переживает, сочувственное отношение к нему. Часто эмпатию называют аффективным «пониманием», поскольку партнер по общению не столько «продумывается», сколько «прочувствуется».

Важное значение в процессе взаимного восприятия сторон во время общения имеет рефлексия – процесс осознания индивидом того, как он воспринимается партнером по общению. Это своего рода размышление, связанное с анализом собственных рассуждений и выводов, примерно такого типа: «Я думаю, что он думает, будто я думаю... и т.д.». Таким образом, содержательной стороной рефлексии является процесс мышления, охватывающий не только ход собственных мыслей, но и ход мыслей, представлений своего партнера по общению.

На появление искаженного образа партнера по общению большое влияние может оказать также установка. Особенно велика ее роль в формировании таких явлений, как эффекты ореола (галоэффект), стереотипизации и др.

Эффект ореола состоит в том, что под влиянием заранее распространяемой и односторонне поданной информации (дезинформации) происходит приписывание субъекту определенных черт, которых у него нет и которые заслоняют его подлинные качества. На этой основе создается новый, искаженный образ, играющий роль своеобразного «ореола», мешающего видеть за ним действительные черты человека. Особенно отрицательно воздействует эффект ореола при знакомстве с лицом, в отношении которого сформировано общее неблагоприятное мнение, мешающее установлению с ним психологического контакта к тому же еще из-за искаженного первого впечатления о нем.

Первое впечатление о человеке в социальной психологии рассматривается в качестве сложного психологического феномена, включающего в себя чувственный, логический и эмоциональный компоненты. На формирование первого впечатления о человеке влияют следующие факторы: а) особенности внешнего облика и поведения; б) ситуация, тот социальный фон, на котором воспринимается данный субъект; в) субъективный фактор, то есть наши личностные качества, психический склад, отношение к различным сторонам действительности. Проведенными исследованиями было установлено, что более полным и правильным первое впечатление чаще бывает у лиц с высшим гуманитарным образованием, преподавателей. Лица со сниженным уровнем самокритики более склонны приписывать другим собственные качества, состояния. Люди, уверенные в себе, чаще оценивают других более доброжелательными, расположенными к ним. Напротив, неуверенные в себе рассматривают других более холодными, отгороженными от них.

Тесную связь с первым впечатлением имеет эффект новизны, который наблюдается в ситуациях, когда последняя информация о человеке оказывается наиболее значимой и поэтому лучше запоминается (по аналогии с «эффектом края» при запоминании).

На появление искаженных образов партнеров, особенно при первоначальном, поверхностном знакомстве, влияют и бытующие в обществе однозначно усредненные характеристики, укрепившиеся за представителями той или иной профессии, социальной или этнической группы по какому-либо признаку, некие социально-статусные оценочные стереотипы, которые носят больше условный, чем конкретно-содержательный характер.

Эти стереотипы попадают в художественную литературу, оттуда возвращаются в разговорную речь и т.д. Этим, видимо, можно объяснить, что когда хотят отрицательно высказаться в адрес работников правоохранительных органов, иногда с ироническим оттенком добавляют – «законник», «буквоед» и т.п. А формально-бездушное отношение того или иного юриста к исполнению своих служебных обязанностей в еще большей мере способствует закреплению подобного рода негативных социальных стереотипов.

Роль описанных выше феноменов исключительно велика. Если юрист в процессе общения не замечает их воздействия на развитие межличностных отношений, они начинают активно проявлять себя в качестве коммуникативных барьеров, препятствующих установлению психологического контакта и взаимопониманию сторон.

В процессе общения происходит не только обмен информацией, взаимное восприятие сторон, но и организуется взаимодействие людей, происходит своеобразный «обмен действиями» на вербальном либо невербальном уровне.

При планировании общения следует также внимательно отнестись к выбору места предстоящего диалога, тем более что данный фактор в определенной мере связан с профессиональным статусом юриста.

В социальной психологии описываются следующие основные взаимодействия людей в коммуникативных процессах: это отношения кооперации и конкуренции.

Отношения кооперации всегда предполагают координацию совместных усилий, включенность всех участников в процесс взаимодействия на пути к достижению поставленной цели.

Отношения конкуренции представляют собой конфликтный тип отношений участников взаимодействия, преследующих различные цели. Конфликты подразделяют на деструктивные и продуктивные.

Деструктивные конфликты приводят к полному рассогласованию сотрудничества, формируя негативные установки у их участников по отношению друг к другу.

В продуктивном конфликте при различных целях и позициях, противоположных взглядах на проблему участников взаимодействия (как и в деструктивном конфликте) в то же время сохраняется потребность найти совместные взаимоприемлемые подходы и способы разрешения конфликта, и, что особенно важно, в нем отсутствует посягательство наличность, статусно-ролевое положение партнера по диалогу. То есть продуктивный конфликт содержит в себе начала кооперативного взаимодействия.







Сейчас читают про: