Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Глава 7. Минхо с Ньютом не успели ответить – вернулся Крысюк




Минхо с Ньютом не успели ответить – вернулся Крысюк. Но судя по выражению их лиц, они были заодно с Томасом. На все сто.

Комната стала заполняться людьми. Новоприбывшие были одеты в просторные зелёные комбинезоны с логотипом ПОРОК на груди. До Томаса вдруг дошло, что в этой игре – в этом так называемом эксперименте – всё было продумано до малейших деталей. Похоже, даже само название организации само по себе тоже служило Вариантой. Слово явно носило зловещий характер, и тем не менее им то и дело твердили, что ПОРОК – это хорошо. Конечно, это тоже Варианта – посмотреть, как мозг исследуемого будет реагировать на постоянно повторяющийся злобный раздражитель.

С самого начала вся эта затея была ребусом, игрой в угадайку.

Врачи (судя по словам Крысюка это именно они и были) заняли свои места – по одному у каждой койки – и принялись возиться со свисающими с потолка жуткими масками, поправляя трубки, подкручивая рукоятки и щёлкая какими-то переключателями.

– Мы уже определили койку для каждого из вас, – сказал Крысюк, заглядывая в бумажки на планшетке, которую держал в руке. – В этой комнате останутся… – И он назвал несколько имён, среди которых были Соня и Арис, но ни одного приютеля. – Тех, кого я не назвал, прошу за мной.

Томасу показалось, что происходящее приобрело несколько странный характер: не смотря на всю свою серьёзность, ситуация стала слишком обыденной, заурядной. А ещё она походила на разборки в шайке, когда гангстеры называют поимённо пойманных с поличным предателей «семьи», собираясь их «замочить». Юноша не знал, что ещё ему остаётся делать, кроме как подыгрывать по мере сил и воспользоваться первой же возможностью, чтобы сделать ноги.

Неназванные, в том числе и Томас, последовали за Крысюком. Опять прошли длинным безоконным коридором к другой двери, где им зачитали ещё один список. На этот раз среди других прозвучали имена Ньюта и Котелка.

– А чёрта с два я на это пойду! – заявил Ньют. – Ты сказал – нам разрешается выбрать, и вот тебе мой проклятый выбор!

Он бросил на Томаса яростный взгляд, красноречиво говоривший, что пора бы им что-то предпринять, да поскорее, не то он за себя не ручается.

– Очень хорошо, – согласился Крысюк. – Ты всё равно скоро изменишь точку зрения. Будь при мне, пока я не распределю всех.

– А как насчёт тебя, Котелок? – спросил Томас, стараясь скрыть изумление, охватившее его при виде такой покладистости Крысюка.

Повар внезапно смутился.

– Я… думаю… Наверно, разрешу… пусть сделают…

Томас был потрясён.

– Ты чего, мозгами поехал? – осведомился Минхо.

Котелок потряс головой и слегка ощетинился:




– Я хочу вспомнить! Знаете что – решайте-ка за себя и не лезьте не в своё дело!

– Не задерживаемся, – одёрнул Крысюк.

Котелок поторопился исчезнуть за дверью – наверно, у него не было охоты лишний раз ссориться с друзьями. Томас смирился. Всё равно сейчас ему надлежит волноваться прежде всего о себе самом. Надо найти способ сбежать отсюда. Если ему это удастся, тогда он сможет спасти всех.

Коридоры, двери, снова коридоры… Имена Минхо, Терезы и Томаса прозвучали не раньше, чем они подошли к последней двери. С ними были также Харриэт и ещё пара девушек из группы Б. Пока что Ньют оставался единственным, не согласившимся на процедуру.

– Нет уж, спасибо, – сказал Минхо, когда Крысюк жестом пригласил всех войти в помещение. – Благодарю покорно за приглашение. А вам, ребята, – он насмешливо помахал рукой, – желаю как следует развлечься на этом маскараде.

– Я тоже отказываюсь, – объявил Томас. Его нервы уже были на взводе: пора что-то предпринять, пока не поздно.

Крысюк долго в упор смотрел на Томаса ничего не выражающим взглядом.

– С вами всё в порядке, мистер Крысюк? – вежливо поинтересовался Минхо.

– Меня зовут помощник директора Янсон, – сказал Крысюк тихим и сдавленным голосом, словно ему стоило немалых трудов сохранять спокойствие. Он не спускал глаз с Томаса. – Будьте добры выказывать уважение старшим.

– Если ты перестанешь обращаться с людьми, как с животными, то, может, я и пересмотрю свою точку зрения, – отбрил Минхо. – И какого ты так уставился на Томаса, а?

Крысюк… то есть Янсон, наконец удостоил Минхо взглядом.

– Такого, что мне придётся о многом подумать. – Он выпрямился, помолчал. – Ладно, очень хорошо. Мы разрешили вам выбрать самим и не будем менять наше решение. Заходите все внутрь, начнём процедуру с теми, кто не отказался.



Томас снова напрягся, по его телу прошла дрожь; он чувствовал: приближается решающий момент. Судя по лицу Минхо, у друга было то же самое ощущение. Ребята переглянулись, еле заметно кивнули друг другу и последовали за Крысюком в палату.

Она ничем не отличалась от предыдущих: шесть коек, висячие маски над ними. Машина, по-видимому, управляющая операцией, уже гудела и попискивала. Около каждой койки стоял человек, одетый в такой же зелёный комбинезон, что и врачи в первой палате.

Томас осмотрелся и от неожиданности у него зашлось дыхание. У койки в самом конце ряда, одетая в зелёное, стояла Бренда. Темноволосая, совсем юная, моложе всего остального персонала, она выглядела куда чище, чем та замурзанная девчонка, которую Томас помнил по испытаниям в Топке. Она быстро кивнула ему и перевела взор на Крысюка. А потом, прежде чем кто-либо успел что-либо сообразить, она уже кинулась через всю комнату к Томасу и схватила его в объятия. Он обалдел, но на объятия ответил и не хотел их размыкать…

– Бренда, что ты делаешь?! – прикрикнул Янсон. – Вернись на свой пост!

Она прижала губы к уху Томаса и зашептала так тихо, что он едва мог расслышать:

– Не верь им! Ни за что не верь им! Только мне и канцлеру Пейдж, Томас! Только нам, и больше никому.

– Бренда! – Голос Крысюка срывался на визг.

Тогда она отпустила Томаса и сделала шаг назад.

– Извините, – пробурчала она. – Просто сильно обрадовалась – он справился с третьей фазой. Простите, больше не повторится.

Она прошагала обратно к койке, а когда повернулась к приютелям лицом, выражение на нём было бесстрастным.

– У нас нет времени на подобные выходки, – отчитал девушку Янсон.

Томас не мог отвести от Бренды глаз. Он растерялся, не знал, что и думать обо всём этом. Он и так не доверял ПОРОКу. Что же, значит, они с Брендой по одну сторону баррикад? Но почему она работает на них? Она больна или нет? И кто такая канцлер Пейдж? Может, всё это только очередной тест? Ещё одна Варианта?

Когда Бренда обняла Томаса, словно какая-то мощная волна прошла по всему его телу. Сейчас он вспоминал тот телепатический разговор, что они вели, пока он сидел в белой камере. Как ей это удалось? Она предупредила его тогда, она предупреждала его и сейчас. Значит, она всё-таки на его стороне? Или нет?

К Томасу приблизилась Тереза, которая всё это время держалась на заднем плане.

– Что она здесь делает? – прошептала она с плохо скрытой неприязнью. – Я думала, она хряск!

Чтобы ни говорила или ни делала Тереза, не вызывало у Томаса ничего, кроме раздражения.

– Почём я знаю, – буркнул он. – Может, это очередная Варианта.

В его сознании вспыхнуло воспоминание об их с Брендой путешествии по разрушенному городу. Странно, но он тосковал по тем временам. Ему хотелось снова вернуться туда, снова оказаться наедине с Брендой…

– Ты думаешь, её специально послали в Топку, чтобы устроить там спектакль?

– Кто знает…

Томасу стало больно. То, что Бренда с самого начала была ставленником ПОРОКа, было весьма похоже на правду. Но тогда, получается, она лгала ему, лгала всё время! Ему страшно хотелось как-то оправдать её, поверить, что она не такая…

– Не нравится она мне, – сказала Тереза. – Лицемерка!

Томас еле сдержался, чтобы не высказать Терезе в недвусмысленных выражениях, что он о ней думает, но овладел собой и спокойно ответил:

– Иди-иди, пусть поиграются с твоим мозгом.

Ему пришло в голову: раз Тереза так против Бренды, то это верный признак того, что Бренда достойна доверия.

Тереза метнула в него колючий взгляд:

– Думай что хочешь. Я делаю то, что считаю правильным.

Она отошла от Томаса и принялась ожидать инструкций Крысюка.

Пока Янсон распределял пациентов по койкам, Томас, Ньют и Минхо держались в стороне, наблюдая за происходящим. Томас бросил взгляд на дверь, прикидывая, не пора ли делать ноги. Он только собрался осторожно поддеть Минхо локтем, как заговорил Крысюк – словно прочёл Томасовы мысли.

– Вы, трое бунтовщиков! Помните – за вами наблюдают. Даже не думайте устраивать шум. Сюда вот в этот самый момент уже направляется вооружённая охрана.

У Томаса зародилось неприятное подозрение, что его мысли действительно прочитали. Они же наблюдают за какими-то там мозговыми паттернами! А не могут ли они по этим паттернам понять, о чём он думает?

– Наверняка плюк собачий! – прошептал ему Минхо, когда Янсон перенёс своё внимание на пациентов. – Я считаю, мы должны попробовать, и гори оно всё!

Томас не ответил – вместо этого он взглянул на Бренду. Та смотрела в пол, видимо, погрузившись в раздумья. Юноша вдруг понял, что ужасно тоскует по ней. Между ними существовала некая связь, природы которой он до конца не понимал. Всё, чего ему надо – это поговорить с ней с глазу на глаз. И не только чтобы обсудить, как им поступать в отношении ПОРОКа…

Из коридора донёсся торопливый топот нескольких пар ног, и в то же мгновение в палату ввалились трое мужчин и две женщины – все в чёрном, обвешанные амуницией и всякими приспособлениями. В руках каждый держал какое-то большое, массивное оружие. Томас прикипел взглядом к этим необычным устройствам: он никак не мог отделаться от мысли, что они ему знакомы, просто дырявая память подводит его; однако, с другой стороны, ему казалось, что он никогда не видел их раньше. Средняя часть необычного оружия была сработана из прозрачного материала, сквозь который посверкивал ряд небольших металлических гранат; мерцало голубоватое пламя, слышалось жужжание и потрескивание электричества. Охранники наставили стволы своих чуднЫх устройств на Томаса и двух его друзей.

– Чёрт, мы ждали слишком долго! – тихо процедил Ньют.

Томас, однако, знал, что следующая возможность не заставит себя ждать.

– Они бы всё равно захватили нас в коридоре, – прошептал он, едва шевеля губами. – Ничего, подождём…

Янсон подошёл к охранникам и указал на одно из устройств:

– Видите эти гранатомёты? Попробуйте только дёрнуться – и охрана не замедлит воспользоваться ими. Нет, эти штуки вас не убьют, зато обеспечат пять самых ужасных минут в вашей жизни, уж можете мне поверить.

– Что происходит? – спросил Томас. Юноша сам себе дивился – он, фактически, почти не испытывал страха. – Ты только что уверял, что выбор за нами. И на тебе – целую армию притащил? Зачем?

– Потому что я вам не доверяю. – Янсон помолчал – кажется, он скрупулёзно подбирал слова. – Мы полагали, что как только вы восстановите память, то согласитесь помогать нам добровольно – просто так было бы гораздо лучше для всех. Но я никогда не утверждал, что мы в вас больше не нуждаемся.

– Вот это сюрприз так сюрприз! – презрительно скривился Минхо. – Снова наврал!

– Я не сказал ни слова неправды. Вы сделали ваш выбор, теперь пожинайте его плоды.

И, указав на дверь, скомандовал:

– Охрана, препроводите-ка этих молодых людей в отведённые им помещения – пусть посидят до завтрашних утренних тестов, пораскинут мозгами. Может, дойдёт, какую крупную ошибку они совершают. Даю вам полную свободу действий.





Дата добавления: 2015-03-08; просмотров: 216; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше... 8895 - | 7206 - или читать все...

Читайте также:

  1. IV. Булгаков С. Н. Философия хозяйства. М., 1990. Глава 4. О трансцендентальном субъекте хозяйства. Часть 1. Человек и человечество. С. 90-109
  2. Алиментные обязанности родителей и детей (глава 13)
  3. Анализ результатов. Общими вопросами, на которые мы стремились ответить в нашем исследовании, являлись следующие: в какой мере заявления респон­дентов об исцелении связаны с
  4. Аналитическая глава
  5. Апостольский пост. 51 глава Типикона
  6. Богослужение будних дней Великого Поста. 49 глава Типикона. Вечерня и повечерие
  7. В области налогов и сборов (глава 15 КоАП РФ)
  8. В. А. Розанова. Глава 4. Оценка и подготовка управленческих кадров
  9. Введение. Введение Глава 1. Философия в современном мире .. 1.1
  10. Введение. Глава 1 с полным наименованием
  11. Введение. Глава 1 Сущность понятий «средние века» и «феодализм»
  12. ВВЕДЕНИЕ. Глава 1 Теоретические аспекты разработки современного костюма на основе технологии вязания


 

3.80.5.157 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.005 сек.