double arrow

Глава 12. Бренда с улыбкой двинулась к Томасу, но вдруг обо что-то споткнулась

Бренда с улыбкой двинулась к Томасу, но вдруг обо что-то споткнулась. Падая, она попыталась правой рукой ухватиться рукой за край кровати, но вот беда: игла шприца вонзилась прямо в предплечье охранника – того самого, что прижимал Томаса к койке. Бренда мгновенно нажала на плунжер, раздалось быстрое, острое шипение. Охранник отдёрнул руку, завопив:

– Что за дьявол!… – но его глаза уже подёрнулись пеленой.

Железные кулаки стража разжались. Томас не стал терять ни секунды. Оттолкнувшись от койки, он выбросил обе ноги в сторону охранницы, которая от неожиданности впала в столбняк. Одна стопа юноши заехала по её лончеру, другая попала женщине в плечо. Падая, она взвизгнула, а вслед за тем раздался стук – голова охранницы ударилась об пол.

Томас рванулся за лончером, пока тот ещё отлетел слишком далеко, схватил его и направил на охранницу – она лежала на полу, зажав голову руками. Бренда обежала койку и забрала оружие охранника-мужчины, тоже на всякий случай направив ствол на его обмякшее тело.

Томас хватал ртом воздух, грудь высоко вздымалась. Адреналин клокотал в крови – Томас уже несколько недель не чувствовал себя так здорово!

– Я знал, что ты…

Но он не успел закончить фразу – Бренда разрядила свой лончер.

Воздух разорвал высокий, свистящий звук, за кратчайшую долю секунды выросший до пронзительного визга; оружие выстрелило, отдача отбросила Бренду назад. Одна из сияющих гранат вонзилась охраннице в грудь и взорвалась, разослав во все стороны зигзагообразные разряды, похожие на маленькие молнии. Тело охранницы бесконтрольно задёргалось.




Томас, как заворожённый, следил за происходящим: так вот как, значит, действует лончер! Юношу также восхитила решительность, с которой Бренда воспользовалась оружием – без малейшего колебания! Если бы ему требовались дальнейшие доказательства того, что Бренда не слишком-то верна делу ПОРОКа – то вот они, других не нужно.

Он вскинул глаза на девушку. Она тоже взглянула на него, уголки её губ еле заметно приподнялись.

– Ух, как давно у меня руки чесались сделать что-то в этом роде! Хорошо, что удалось убедить Янсона доверить мне проведение этой процедуры. – Она перегнулась через лежащего охранника, забрала его карточку-ключ и опустила её в свой карман. – С её помощью мы войдём в любую дверь.

Томас еле справился с сильнейшим желанием заключить Бренду в объятия.



– Уходим, – сказал он. – Надо забрать Ньюта с Минхо, а потом – всех остальных.

***

Они понеслись по запутанным коридорам, Бренда – снова впереди, как там, в Топке, когда она вела его через подземелья. Он всё время торопил её: в любую секунду могли появиться другие охранники, поднятые по тревоге.

Они добежали до какой-то двери, Бренда открыла её с помощью краденой карточки; раздалось шипение, и металлическая плита повернулась на петлях. Ребята ворвались внутрь и увидели сидящего в кресле Крысюка.

Того словно подбросило, он вскочил на ноги, лицо его перекосилось от страха и ярости:

– Во имя Господне, что вы вытворяете?

В комнате было трое охранников; Бренда, не теряя времени, попотчевала двоих из них – мужчину и женщину – гранатами. Оба свалились в конвульсиях, окутанные облаком дыма с проблёскивающими в нём молниями. Ньют и Минхо расправились с третьим стражем; Минхо забрал себе его лончер.

Томас направил дуло своего гранатомёта на Янсона и наложил палец на курок.

– Давай сюда свою карточку-ключ, а потом – на пол, и руки за голову.

И хотя сердце его колотилось, словно загнанное, голос звучал спокойно и деловито.

– Ну просто сумасшествие какое-то! – произнёс Янсон и протянул Томасу карточку. Крысюк говорил тихо, с удивительным самообладанием, если принять во внимание обстоятельства. – У вас ноль шансов вырваться из этого комплекса. Уже сейчас сюда направляются дополнительные силы охраны.

Томас и без Крысючьих увещеваний сознавал, что шансы у них невелики, но надо брать, что есть, другие вряд ли представятся.

– После всех наших передряг – сейчас просто детские игрушки. – Он улыбнулся, поняв, что это истинная правда. – Мы теперь – тёртые калачи. Спасибо за науку. И кстати – ещё один звук из твоего поганого рта – и ты переживёшь – как ты там выразился? – «худшие пять минут своей жизни».

– Как ты мо…

Томас нажал курок. Раздался тонкий воющий звук, граната вылетела из лончера, ударила Крысюка в грудь и рассыпалась сверкающими электрическими разрядами. Янсон завопил и упал на пол. Его пошло корёжить и трясти, от волос и безупречно-белого костюма повалил дым. Комната наполнилась отвратительным запахом палёного мяса, напомнившим Томасу тот момент в Топке, когда молния ударила в Минхо.

– Мда, неприятная штучка, – обратился Томас к друзьям.

И вновь голос юноши звучал так спокойно, что это пугало его самого. Глядя на извивающуюся на полу жертву, он осознал, что не чувствует ни малейшей жалости и почти устыдился. Почти.

– Ну, убить-то его она не убьёт… – заметила Бренда.

– Ж-жаль, – смачно сплюнул Минхо. Он как раз закончил связывать своим ремнём третьего охранника и выпрямился во весь рост. – Одной гнидой в мире стало бы меньше.

Томас отвернулся от корчащегося на полу Крысюка.

– Уходим, живо!

– Вот за это я бы на хрен выпил! – поддержал Ньют.

– И я тоже! – согласился Минхо.

Парни уставились на Бренду. Та вздёрнула лончер на плечо и кивнула. Вид у неё был самый что ни на есть бойцовский.

– Я этих гадов ненавижу так же, как и вы, – сказала она. – Иду с вами.

Второй раз за последние несколько дней Томаса заполнило почти позабытое чувство счастья. Бренда с ними! Он глянул на Янсона. Потрескивание зарядов стало стихать. Глаза человека были закрыты; он перестал дёргаться, лежал тихо и только по движению грудной клетки было видно, что он жив.

– Не знаю, на сколько хватает действия одного разряда, – сказала Бренда. – Но зато одно знаю точно: когда этот тип очнётся, то будет очень, очень не в духе. Так что лучше свалить отсюда поскорей.

– Какой у нас план? – спросил Ньют.

Томас не имел понятия.

– Придумаем по дороге.

– Вообще-то Хорхе пилот, – сказала Бренда. – Если нам удастся добраться до ангара, до его «айсберга»…

Она не договорила: в коридоре раздались крики и топот ног.

– Сюда идут! – воскликнул Томас. Пора действовать – им не дадут так вот запросто выйти из этого здания, словно на лёгкую прогулку. Кто знает, через сколько заслонов им ещё предстоит прорываться.

Минхо подскочил к двери и затаился сбоку.

– Другого входа нет, значит, все ломанутся сюда.

Шум в коридоре становился всё громче – стражники приближались.

– Ньют, – скомандовал Томас, – стань с другой стороны двери. Мы с Брендой стреляем в первых же двоих, вы, ребята, накидываетесь на следующих с боков и прорыватесь в коридор. Мы за вами.

Они заняли позиции.






Сейчас читают про: