double arrow

Глава 11. Томас не стал терять ни секунды: въехал локтем в лицо охраннику, стоящему позади него, и одновременно

Томас не стал терять ни секунды: въехал локтем в лицо охраннику, стоящему позади него, и одновременно, выбросив вперёд ногу, двинул по колену тому, что стоял перед ним. Оба грохнулись на пол, но быстро пришли в себя. Краем глаза Томас заметил, как Ньют свалил своего опекуна; Минхо колошматил четвёртого. Но пятый охранник – женщина, осталась невредима и уже поднимала свой гранатомёт.

Томас поднырнул под лончер и ударом снизу направил его дуло в потолок прежде, чем охранница успела спустить курок. Однако она не растерялась и, развернув оружие, двинула Томаса прикладом по голове сбоку. Скулу и челюсть парня разорвала боль. Его шатнуло, он упал на колени, а затем растянулся на животе, но он тут же упёрся руками в пол, пытаясь подняться. Из этого ничего не вышло: охранница всем телом обрушилась на него сверху, и юноша снова ударился об пол, да так, что дыхание вышибло. В спину ему уперлось колено, а затылком он почувствовал холодный металл ствола.

– Сэр, разрешите мне!… – крикнула женщина. – Мистер Янсон, разрешите! Я ему на раз мозги поджарю!

Томас больше не видел остальных присутствующих, но судя по тому, что звуки драки стихли, стало понятно, что их маленький бунт был подавлен в зародыше. С ними расправились за одну минуту. Сердце юноши заныло от отчаяния.

– Что вы, парни, себе вообразили! – раздался над ухом рёв Янсона. Томас воочию представил себе, каким бешенством пылает сейчас крысиная мордочка их тюремщика. А тот продолжал: – Вы что, всерьёз считаете, что трое… детишек могут разделаться с вооружённой охраной? Мы-то полагали, что вы, ребята – гении, а вы ведёте себя как последние идиоты! По-видимому, Вспышка всё-таки испортила вам мозги?!




– Заткнись! – раздался вопль Ньюта. – Заткни свой поганый…

Что-то заглушило его слова. Мыль о том, что охранник причиняет боль Ньюту, заставила Томаса затрястись от ярости. Охранница ещё теснее прижала дуло лончера к его затылку.

– Даже… думать… не смей! – прошипела она ему в ухо.

– А ну поднять их! – рявкнул Янсон. – Пошевеливайтесь!

Охранница, не отнимая дула лончера от затылка Томаса, дёрнула того за майку и подняла на ноги. Ньюта и Минхо тоже держали на мушке. Остальные два охранника также нацелили свои лончеры на трёх безоружных приютелей.

Морда Янсона побагровела.

– Совсем сбрендили! Устроите что-то подобное ещё раз – так легко не отделаетесь! – напустился он на Томаса.



– Я же был совсем мальчишка! – неожиданно для себя выпалил Томас.

– Что такое?… – растерялся Янсон.

Томас с ненавистью воззрился на Крысюка.

– Я был ребёнком! Мне промыли мозги, чтобы заставить заниматься этой гадостью – помогать ПОРОКу.

Эта мысль уже давно ела ему мозги – с того самого момента, как начала возвращаться память. С того момента, как он стал способен связывать разрозненные фрагменты воедино.

– Я не был здесь с самого начала, – более-менее ровным голосом проговорил Янсон. – Ты сам одобрил мою кандидатуру на эту должность после того, как были устранены первоначальные Создатели. И чтоб ты знал: я никогда не видел никого – ни взрослого, ни ребёнка – который бы доходил до такой степени фанатизма в деле, как ты. – И он так улыбнулся Томасу, что тому захотелось вцепиться подлецу в эту улыбочку и содрать её вместе с рожей.

– Да мне плевать, что ты там…

– Довольно! – гаркнул Янсон. – Займёмся им в первую голову. – Он кивнул одному из стражей: – Вызовите сюда медперсонал. Бренда уже в палате – она настояла на том, чтобы лично провести процедуру. Да и я тоже думаю, что, может, с ним будет легче сладить с её помощью. Остальных заприте в комнате ожидания -лучше управляться с каждым по очереди. Мне нужно отлучиться, кое-что проверить, так что я подойду попозже.

Томас был в таком состоянии, что до него не сразу дошло, что там Крысюк сказал насчёт Бренды. К охраннице, опекающей юношу, присоединился её коллега, и вместе они схватили Томаса за руки с обеих сторон.

– Я не дамся! – орал Томас. Он почти что впал в истерику: мысль о том, что скоро он узнает, каким чудовищем был, повергала его в ужас. – Да я скорее сдохну, чем дам напялить на себя эту штуковину!

Янсон проигнорировал его вопли.

– Проследите, чтобы она вкатила ему хорошую дозу успокоительного, – сказал он охранникам и ушёл.

Томаса потащили к двери. Ноги его волочились по полу; он пытался освободить руки из захвата стражей, но куда там! Руки у этих ребят были всё равно что стальные кандалы. В конце концов он сдался, решив поберечь силы. До него вдруг дошло, что борьба-то, пожалуй, проиграна. Оставалось надеяться только на Бренду.

***

Бренда стояла в палате рядом с койкой. Лицо девушки было словно высечено из камня. Томас пытливо взглянул ей в глаза, но в них ничего нельзя было прочитать. Томас не мог уразуметь, почему Бренда помогает ПОРОКу в таком ужасном деле?

Охранники подтолкнули его к койке.

– Бренда, почему ты работаешь на них? – спросил Томас.

Охранники развернули его кругом.

– Ты бы лучше помалкивал, – отвечала Бренда. – Доверься мне – так же, как доверился в Топке.

Он не мог видеть её, но в голосе девушки было что-то такое… Несмотря на суровый тон, в её словах звучала неподдельная теплота. Неужели Бренда всё-таки на его стороне?

Стражи подтащили Томаса к крайней в ряду койке; затем охранница выпустила руку парня и навела на него свой лончер, а второй охранник притиснул Томаса к кромке матраса.

– А ну, ложись! – приказал охранник.

– Нет! – прорычал Томас.

Охранник размахнулся и ударил его по лицу.

– Кому говорят! Быстро!

– Нет!

Мужик ухватил Томаса за плечи и повалил на матрас.

– Не хочешь – заставим, так что лучше не брыкайся!

Металлическая маска со свисающими с неё проводами и трубками раскачивалась над головой Томаса, словно гигантский паук, готовый удушить свою жертву.

– Я не позволю, чтобы мне на лицо натянули эту дрянь!

Сердце Томаса понеслось в галоп, страх, с которым он до сих пор худо-бедно справлялся, затопил всё его существо, лишая самообладания. А ведь оно было так ему необходимо, чтобы найти выход из этой переделки!

Охранник всем своим весом налёг на юношу, так что тот и двинуться не мог, и прижал оба запястья Томаса к матрасу.

– Вкати ему успокоительного, живо!

Томас заставил себя утихомириться, чтобы сэкономить силы. Видеть в этой палате Бренду доставляло ему почти физическую боль. Оказывается, он и сам не понимал, насколько сильно привязался к ней. Если она действительно находится здесь затем, чтобы облегчить этим подонкам задачу, то она – враг. Сама мысль об этом заставляла сердце юноши сжаться.

– Пожалуйста, Бренда… – взмолился он. – Не надо… Не позволяй им делать это со мной… пожалуйста…

Она подступила ближе и ласково коснулась его плеча.

– Всё будет в полном порядке, Томас. Поверь, не все здесь желают тебе только зла, и когда-нибудь ты будешь мне благодарен за то, что я сейчас сделаю. А теперь прекрати ныть и успокойся.

Как Томас ни старался, он никак не мог разобраться в поведении Бренды.

– Вот, значит, как? После всего того, что было в Топке? Сколько раз мы чуть не погибли в том городе? Мы столько всего преодолели вместе, а теперь ты меня предаёшь?!

– Томас… – Она даже не пыталась скрыть своей досады. – То была моя работа!

– Я слышал твой голос у себя в мозгу. Ты предупреждала, что теперь начинаются настоящие неприятности. Пожалуйста, скажи мне… ты же с не с ними, правда? Ну скажи!

– Когда мы после Топки вернулись в Главное управление, я подключилась к системе телепатической связи – хотела предупредить тебя… подготовить… Вот уж не думала, что мы станем друзьями – в этом аду.

Услышав, что её чувства очень похожи на те, что испытывал он сам, Томас ощутил, что ему стало легче. И теперь он не мог удержаться, чтобы не спросить:

– А ты действительно больна Вспышкой?

Она отвечала отрывисто, словно нехотя:

– Я притворялась. И у меня, и у Хорхе иммунитет, и мы знали об этом задолго до Топки. Вот почему ПОРОК использовал нас. А теперь хватит болтать. – Она показала глазами на охранника.

– Ну что ты там возишься! – вдруг вызверился тот.

Бренда бросила на мужика тяжёлый взгляд, но ничего не сказала. Потом воззрилась на Томаса и – вот это да! – вдруг подмигнула ему.

– Как только я введу тебе успокоительное, ты заснёшь буквально через пару секунд. Тебе всё понятно? – Она особенно подчеркнула последнее слово и снова едва заметно подмигнула. К счастью, оба охранника сосредоточили всё своё внимание на пленнике, так что ничего не заметили.

Томас был озадачен, однако почувствовал, как к нему вернулась надежда – у Бренды явно было что-то на уме!

Девушка подошла к столу с оборудованием и принялась подготавливать инструменты к процедуре. Охранник по-прежнему не отпускал Томаса, налегая на него всей своей тяжестью, железной хваткой вцепившись парню в запястья, так что даже кровообращение в кистях прекратилось. На лбу мужика выступил пот, но ясно было – он не отпустит пленника, пока тот не впадёт в забытьё. Охранница, стоявшая рядом, не спускала с юноши своего лончера.

Бренда обернулась к «пациенту», держа шприц, наполненный желтоватой жидкостью, иглой вверх. Её большой палец касался плунжера.

– О-кей, Томас. Не волнуйся, всё произойдёт очень быстро. Ты готов?

Он кивнул, не совсем уверенный, что она имеет в виду. Но он действительно был готов – к чему бы то ни было.

– Вот и отлично, – сказала Бренда. – Тогда приступим.






Сейчас читают про: