double arrow

Глава 25. Гэлли сделал шаг назад и широко распахнул дверь:

Гэлли сделал шаг назад и широко распахнул дверь:

– Входите!

Увидев, в какое страшилище превратился Гэлли, Томас почувствовал угрызения совести. Он не знал, как повернуться, что сказать и надо ли что-то говорить… Он просто кивнул и заставил себя войти в помещние.

Оно было тёмным и пустым – ни мебели, ни половиков, и пахло жареным беконом. Окно было занавешено желтым покрывалом, из-за чего комната казалась погружённой в жутковатое призрачное свечение.

– Садитесь, – пригласил Гэлли.

В голове Томаса неотвязно вертелась только одна мысль: каким образом «Удар правой» узнал, что они прибыли в Денвер, и что ему от них нужно. Однако инстинкт подсказывал: чтобы получить ответы на вопросы, нужно играть по их правилам. Все расселись прямо на голом полу – Томас с друзьями в один ряд, Гэлли – напротив, лицом к ним, словно судья. В приглушенном свете физиономия Гэлли выглядела ещё ужаснее, особенно правый глаз, заплывший и налитый кровью.

– Ну, с Минхо ты знаком, – неловко сказал Томас. Приютели обменялись резкими кивками. – Это Бренда и Хорхе. Они из ПОРОКа, но…

– Я знаю, кто они, – перебил Гэлли. На сумасшедшего он не был похож, просто при взгляде на него создавалось впечатление некоторой заторможенности. – Эти хрены собачьи в ПОРОКе вернули мне память. Не спрашивая моего согласия, должен сказать. – Его взгляд прикипел к лицу Минхо. – Ты был крайне любезен со мной во время нашего последнего Сбора. Спасибо! – Слова Гэлли так и исходили ядом.




Только сейчас Томас вспомнил о том, как Минхо швырнул Гэлли на пол, обругал на чём свет стоит и осыпал угрозами. Томасу стало неловко – он совсем позабыл об этом.

– День плохой выдался, – буркнул Минхо. По его виду невозможно было определить, говорит ли он серьёзно и испытывает ли хоть крохотную толику вины.

– Ну, да ладно, – сказал Гэлли, – что было, то было, забудем. Лады? – При этом его лицо ясно выражало всё, что угодно, но только не всепрощение и забвение грехов.

У Минхо, скорее всего, угрызения совести отсутствовали начисто, а вот у Томаса…

– Я… прошу прощения за то, что сделал, Гэлли. – Он глянул своему собеседнику прямо в глаза – хотелось, чтобы он поверил ему и понял – Томас прекрасно осознаёт, что враг у них один – ПОРОК.

– А ты-то за что извиняешься? Я убил Чака. Он мёртв, и всё из-за меня.

Гэлли признавал свою вину, но это не принесло Томасу удовлетворения – лишь печаль.



– Это была не твоя вина, – мягко сказала Бренда.

– Как же, куча плюка – «не моя это вина»! – мрачно бросил Гэлли. – Я слабак! У меня духу не хватило сопротивляться им. Вообще-то, я позволил им взять надо мной контроль, потому что думал, что должен убить Томаса, не Чака. Знал бы – так чёрта с два они заставили бы меня убить этого несчастного пацана!

– Надо же, какое благородство, – фыркнул Минхо.

– Значит, против того, чтобы убить меня, ты не возражал? – Томаса потрясла откровенность Гэлли.

Тот скривился.

– Ой, вот только не надо сопли разводить. Я ненавидел тебя больше, чем кого-либо в своей жизни. Но то всё в прошлом, сейчас на это плевать. Нам надо потолковать о будущем. О конце света.

– Э, притормози, muchacho, – вмешался Хорхе. – Во-первых, ты должен рассказать всё до мельчайших подробностей – что с тобой приключилось, начиная с того момента, как тебя спровадили из ПОРОКа, и заканчивая нынешним днём.

– А мне бы хотелось услышать, как вы узнали, что мы появились в городе? – подхватил Минхо. – И когда. И кто был этот придурок, который передал нам записку.

Гэлли ухмыльнулся, отчего его физиономия стала ещё страшней.

– Кажется, сотрудничество с ПОРОКом всех поголовно превращает в подозрительных, ни кому не верящих параноиков.

– Они правы, – сказал Томас. – Ты должен рассказать, что происходит. Особенно если тебе нужна наша помощь.

– Ваша что? Помощь? – переспросил Гэлли. – Не знаю, я бы, пожалуй, выразился немного иначе. Но вот цель у нас с вами одна – это без сомнения.

– Слушай, – сказал Томас. – Если ты хочешь, чтобы мы тебе доверяли – выкладывай всё!

Повисла тишина. Наконец Гэлли заговорил:

– Мужик, передавший вам записку – это Ричард. Он член организации, которая называется «Удар правой». У них есть группы во всех городах и посёлках, оставшихся на этой вшивой планете. Своей основной целью они ставят свержение наших заклятых друзей, а потом хотят использовать средства, которыми располагает ПОРОК, на вещи, действительно стоящие. Вот только у них нет ресурсов для открытой борьбы против такого мощного противника. Но они стремятся перейти к активным действиям, нужна только дополнительная информация.

– Мы слышали об этой организации, – скзала Бренда. – Но ты к ним каким боком?

– У «Удара правой» в главном комплексе ПОРОКа есть парочка своих людей. Эти ребята пришли ко мне и рассказали, что если я изображу из себя сумасшедшего, то меня выпроводят из ПОРОКа. Да я бы на что угодно согласился, только чтобы вырваться оттуда! Ну так вот, «Удару правой» нужно было знать из первых рук, как и что в этом комплексе функционирует, какова система безопасности и прочий плюк. Правоударники атаковали машину, на которой меня увозили из ПОРОКа, и забрали меня сюда. А как мы узнали, что вы собираетесь в Денвер? Да очень просто – анонимное сообщение по Сети. Я вообще-то подумал, что это вы его и послали.

Томас вопросительно взглянул на Бренду, но та лишь плечами пожала.

– Ага, значит, не вы, – сказал Гэлли. – Тогда, наверно, это кто-то из штаб-квартиры ПОРОКа – специально затрубили тревогу, чтобы пробудить аппетит у охотников за призами или как их там. Ну да ладно. Важно, что мы узнали обо всём, а тогда чисто дело техники – хакнуть общую базу данных в аэропортах и узнать, где приземлился «айсберг» без опознавательных знаков.

– И ты позвал нас сюда, чтобы поговорить о свержении ПОРОКа? – спросил Томас. Стоило ему только подумать о возможности подобной акции – и он воспрял духом.

Гэлли медленно кивнул.

– Тебя послушать – то это так запросто, одной левой. Или «правой», если хочешь. Но, в общем, суть схвачена верно. Вот только у нас имеется пара ба-альших проблем.

Бренда, похоже, начала терять терпение:

– Каких? Да говори ты, достал уже своими недомолвками!

– Не истери, девочка.

– Какие проблемы? – настаивал Томас.

Гэлли скосил на Бренду злой глаз и снова обратился к Томасу:

– Прежде всего – есть мнение, что Вспышка разгуливает по этому долбаному городу, как у себя в огороде. Власти сами молчат и затыкают рты всем остальным, потому что болен кое-кто из самых больших шишек в правительстве. Они стараются приглушить вирус «кайфом» – вы в курсе, что этот тупляк замедляет течение болезни. Но вирус-то распространяется! И я думаю, что во всём остальном мире дела обстоят точно так же. Да и то сказать – разве эту заразу удержишь в узде?

Сердце Томаса сжалось от страха, когда он вообразил себе мир, наводнённый ордами хрясков. Но даже его фантазии было не под силу охватить всю глубину и ужас надвигающейся катастрофы. И какой тогда будет толк в иммунитете – всё равно долго не продержишься…

– А какая вторая проблема? – спросил Минхо. – Хотя вполне достаточно и первой.

– Вторая – люди, как мы.

– Как мы? – озадаченно повторила Бренда. – Ты хочешь сказать – иммуны?

– Ну да. – Гэлли наклонился поближе к собеседникам. – Они исчезают. Их то ли похищают, то ли они бегут куда-то, словом, испаряются, как роса под солнцем – никто не знает куда. Мне птичка на хвосте принесла, что их специально отлавливают и продают ПОРОКу – чтобы можно было продолжать Испытания. Начать всё заново, если понадобится. Правда или нет – не знаю, но говорят, что количество людей с иммунитетом и в этом городе, и в других за последние полгода сократилось в два раза, и по большей части они пропали без следа. Мля, вот морока… В этом городе иммуны нужны позарез!

Томас разволновался ещё больше.

– Подожди, я слышал, что люди ненавидят иммунов, даже обзывают их мунатиками. Может, их просто убивают и всё?

Вторая возможность, а именно: что это ПОРОК похищает людей с иммунитетом и подвергает их тем же пыткам, через которые прошли приютели – казалась Томасу ещё более ужасной, чем убийство.

– Сомневаюсь, – поморщился Гэлли. – Моя птичка – достоверный источник. Тут пахнет, да нет, так и несёт ПОРОКом. Ну, что – неплохая у нас ситуация, а? С одной стороны – Вспышка в городе, хотя правительство клянётся, что это не так; с другой – иммуны исчезают. Скоро их вообще в Денвере вообще не останется, ни одного. А кто знает, что творится в других городах.

– Ладно, а мы здесь причём? – спросил Хорхе.

Его вопрос явно изумил Гэлли.

– Как это причём? Вам разве плевать, что цивилизация катится в пропасть? Города разлагаются. Скоро этот мир превратится в сплошной дурдом, полный психов, которых хлебом не корми – дай сожрать тебя на ужин!

– Конечно, нам не плевать, – произнёс Томас. – Но что конкретно вы хотите от нас?

– Конкретно? Насколько я знаю, у ПОРОКа одна задача – найти способ лечения. А мне ясно как день, что из этого ничего не выйдет. Вот если бы нам их деньги и их ресурсы – уж мы бы употребили их на реально нужные дела. Например, на то, чтобы сохранить наибольшее количество здоровых людей. Я думал, вы в этом где-то как-то заинтересованы…

Ещё бы Томасу не быть заинтересованным! Не то слово – он отчаянно хотел этого.

Не услышав ответа, Гэлли пожал плечами:

– Нам всё равно нечего терять. Значит, стоит попытаться сделать хоть что-то.

– Гэлли, – произнёс Томас. – Сегодня из ПОРОКа сбежали не только мы, но и Тереза с большой группой людей. Ты ничего не знаешь – где они, что они?…

Гэлли кивнул.

– Да, мы и их нашли – передали им ту же записку, что и вам. Кто, как ты думаешь, эта моя славная птичка?

– Тереза… – прошептал Томас.

В нём загорелась искорка надежды – Тереза, конечно же, должна теперь знать о ПОРОКе очень много, ведь ей вернули память! Могло так случиться, что после операции Тереза изменила свои ориентиры? Может быть, теперь ей больше не кажется, что «ПОРОК – это хорошо»?

– Да, она. Сказала, что не смогла согласиться на то, чтобы начать всё с начала. Ещё упомянула, что хорошо бы найти тебя. Но тут такая штука…

Томас застонал.

– Ну что ещё?! Опять какая-то гадость?

– А ты чего ожидал? – сказал Гэлли. – Один из парней, когда бродил по городу в поисках вашей группы, наткнулся на любопытный слушок. Сказал, что он связан с беглецами из ПОРОКа. Я не уверен, могли ли они вас выследить, но, похоже, они каким-то образом догадались, что вы появитесь в Денвере.

– Как? – воскликнул Томас. – Да говори ты, не томи!

– Идёт большая охота за одним мужиком, которого зовут Ханс. За его голову объявлена награда. Он когда-то работал на ПОРОК, а сейчас живёт здесь, в городе. ПОРОК уверен, что ты будешь его искать, и хочет добраться до него прежде тебя.






Сейчас читают про: