double arrow

Особенности питания ребенка от 1 до 3 лет



Первая особенность – раздельное питание. Дети маленького возраста буквально садятся на диету по раздельному питанию. Если перед ребенком поставить 4 тазика – с огурцами, хлебом, морковкой и котлетой – он сядет около одного тазика и будет есть, пока не наестся. Он ест один вид пищи за раз. Когда мы едим одну пищу, не смешивая ни с чем, она лучше усваивается. Это вы и по себе знаете: если вы наедитесь одной картошки или одного мяса, то вы через час захотите есть. А если мы съели котлету с картошкой, то оно там колом встало, друг с другом ругается, но в желудке чувство сытости есть. Поэтому вы часа 4 не будете хотеть есть. Пока они там переругаются друг с другом, в очередь выстроятся в кишечник, как раз у вас время и будет, чтобы чувствовать себя свободным от этих забот. Поскольку у ребенка ферментативная система незрелая, у него пока не выращены колонии бактерий, которые помогают усваивать пищу, он и использует раздельное питание, чтобы облегчить себе пищеварение. Сколько раз я видела детей, которым клали традиционный летний салат – огурцы с помидорами – и как ребенок тщательно выбирал оттуда или лук, или огурцы, или помидоры, и на лице отражалась тоска: ну зачем же они все так смешали!




Следующая особенность – это дробное питание. Ребенок обычно не ест большие порции еды. Большие порции он съедает только 2 раза в день – утром и вечером, где-то после 5 часов. Тогда мы едим приличную порцию еды – грамм 200. Остальное время ребенок ходит и прикармливается с остальными членами племени. В племени у нас 30 человек. Присоединяется ко всем, кого он видит с куском в руках, и просит у него кусочек. Поскольку выпросить много он не может, не больше 3 чайных ложек, так у него и получается дробное питание. Но каждый час. Поскольку в племени много людей, так он и насыщается. Мама должна имитировать жизнь в племени и пить чай хотя бы еще 2 раза дополнительно. 2-3 чайных ложки – это может быть печенюшка, долька яблока, кусочек сыра каждые 1–1,5 часа.

Человек – хищник, и у него мыслительные процессы связаны со способом добычи еды. У коровы мыслительные процессы идут в 3 раза медленнее, чем у хищника, потому что трава не бегает. В принципе, человек всеядный, но поскольку он использует животную пищу, он относится к хищникам. Для развития интеллекта ребенка важно, чтобы его пищевое поведение было правильно организовано. Ребенок должен пищу добывать.

Следующий момент, который обязательно нужно знать, – это питье во время еды. Ребенок с 1 года 4 мес. не только начинает с воды практически каждый прием пищи, он еще пьет во время и после еды. Он запивает водой даже слабый сладкий чай. Важно, чтобы вода присутствовала все время. Чай для ребенка – еда. Он бережет свои почки, промывает их. Взрослых это тоже касается. Связано это и с тем, как распределяется молоко в груди. Когда ребенок питается грудью, у него сначала идет питье, потом еда. Соответственно, он так и ест. Сначала он пьет, потом ест, потом опять все запивает. Это не надо регулировать. Жирная пища запивается теплой водой – это надо знать. Когда устраивали казни, давали есть плов с бараньим жиром, а потом ледяную воду. И всё – на тот свет, очень мучительно, но наверняка.



Движение во время еды. Малыши часто во время еды двигаются, а не сидят. Это начинается с года. Выглядит это так: мама сидит, ест, ребенок к ней подбегает, берет ложку еды и убегает по какому-то заранее проложенному маршруту. Возвращается, берет ложку и опять убегает по этому же маршруту. Это не означает, что мама должна сидеть и кормить ребенка, пока он бегает по своему маршруту. Это означает, что она должна сидеть и есть свою еду. А он сколько успел съесть, пока она сидела – столько и успел. Когда он видит, кстати, что мама доедает свою порцию еды, он забирается к ней на колени. Надо принять мысль, что ребенок выполняет функцию сопровождения. Ведущей является мама, а ребенок находится при ней. Вы не должны контролировать, сколько еды осталось на тарелке. Если он голоден, контролировать это должен он. Вы, наоборот, можете злостным образом все побыстрее съесть, чтобы ему ничего не осталось.



Сейчас читают про: