double arrow

Организация питания


Для тех, кто еще не понял, сообщаю, что место за столом у ребенка должно появиться отдельное примерно в 1 год и 2 мес. С 5 до 9 мес. мы сидим на руках у мамы и пробуем еду. В 9 мес. мы начинаем ее хорошо есть, все еще сидя у мамы на коленях, из ее тарелки. В год и 2 мес. ребенок начинает требовать, чтобы у него было отдельное место за столом. До этого времени у него не возникает даже мысли, что он может есть как-то по другому. В один прекрасный момент он говорит: «Так, теперь я хочу сесть на большой стул, как вы сидите, хочу получить такую тарелку, из которой вы едите. Я что, рыжий, что ли? Вы за кого меня держите? Почему это я у вас на детском стульчике сижу? Не хочу на нем больше! Хочу на скользкой табуретке». Мы просто организовали свою кухню так, чтобы с одной стороны стола стоял диванчик, сплошной, как лавка. Везде стулья стоят, а там – диванчик. Вот там сидит ребенок. Лавка широкая, место большое, и он становится на колени, потому что, когда он садится, он подбородок на стол кладет, и дальше можно еду лапками загребать. А так он становится на колени, может вставать.

Детский стульчик – это не вариант. Он же не понимает, почему ему выделен особый стул: он что, больной какой-то? Или убогий? Он считает себя полноценным, правильным человеком, который вполне может сидеть на обычном стуле, как все.




Вот эти стремления у ребенка появляются примерно в год и 2 мес., когда он требует, чтобы ему выделили отдельное место за столом, и не какое-нибудь, а правильное, настоящее место под солнцем. Ему же надо на кого-то равняться, ему нужно ориентироваться на образцы. Он пытается идентифицироваться с семьей, он хочет в нее влиться, и ему не надо мешать это делать. Его не надо выделять, задвигать и обосабливать. Вы эту ситуацию разберите со своей точки зрения каждый. Потому что хорошо, когда он сидит в стульчике, а вы готовите: на полу ему надоело, скучно, вы посадили его в стульчик, дали листья капусты, и он с ними занимается. Это одно дело. А другое дело – когда мы хотим сидеть за столом, как все. Подушка может использоваться как подручное средство. Но некоторые протестуют и против подушки. Они говорят: «Вы что подушку мне подсунули? Я вам не инвалид!»

Теперь следующий момент – посуда. Когда мы большие и умные дети, сели на отдельное место за столом, мы же сразу начинаем требовать: «Дайте нам, пожалуйста, отдельную посуду! И почему это вы нам детскую посуду, неправильную даете? Дайте нам такую, как у всех!»

И здесь есть два варианта. Когда ребенок категорически протестует против «выделенности», он говорит: мне вот такую вот тарелку, чтобы как у папы и мамы была. А некоторые принимают, когда им предлагают что-то особенное. Пробовать совсем необязательно. Лучше сразу предложить то, чем пользуются все. Опять-таки вы должны решить для себя: вам выгодно выделять ребенка до конца дней? Нам нужно, чтобы он влился в жизнь, нам вовсе не надо, чтобы он считал себя чем-то отдельно взятым. Отметим, что им начинает нравиться, чтобы у них было что-то персональное, где-то с 5 лет. До этого момента они должны пережить вот это слияние с семьей, а после этого можно как-то себя отметить. На таком уровне, что у меня чашка с подсолнухами, а у кого-то – с пчелками: просто интересно, для разнообразия. А в принципе могу и из любой другой чашки попить. Но когда ребенок вцепляется и кричит: «Кто пьет из моей чашки?!» – я думаю, это не тот воспитательный результат, которого следовало бы достигать.



Теперь – ложки, вилки, ножики. Если мы едим за столом совершенно определенным образом, используя какие-то приборы, то у нас нет причины не давать ребенку вилку и столовый нож. Потому что столовый нож совершенно неопасен. Во всяком случае, ребенок должен с ним познакомиться. Это не острый поварской нож, которым можно порезаться. Хочу сказать, что вилкой ребенок овладевает раньше, чем ложкой – мы уже говорили об этом – и вилка уже должна у него быть на столе. Он должен освоить ее как раз в год – год и 2 мес.: это то время, когда мы очень хорошо справляемся с вилкой. То, что касается вилки для ребенка, то ему можно предлагать на выбор несколько вариантов. Но вариантов не в том плане, что мы его как-то выделяем, а просто чтобы он попробовал, чем ему удобнее есть. Это может быть вилка с длинными зубчиками, может быть вилка для торта с округлыми короткими зубчиками, и может быть вилка средних размеров. И они могут и менять их. Они потом подходят и говорят, что мне для вот этого дайте вот эту вилку. И потом с ней справляются. Вы просто давайте ему вилку в руку, чтобы он сначала научился ее вообще держать. Он же видит, как вы ее держите, и будет пытаться производить с ней те же манипуляции.



Сначала – спецодежда за столом. Для того чтобы нам хорошо пообедать, у нас должна быть спецодежда. Чтобы прикрывать одежду, должны быть всякие слюнявчики и фартучки. Это должна быть одежда такая, которая легко стирается и не очень пачкается. В принципе, если мы прививаем ребенку навыки аккуратной еды с самого начала, как положено, тогда он особой свинюшкой за столом и не выглядит. Больше всего прививает навыки аккуратности как раз голое состояние за столом, особенно когда мы, например, едим арбуз. Вот как раз тогда не одеваться надо, а раздеваться – главное, дешево и практично! Когда холодный липкий сок капает на живот – это же очень неприятно! И поэтому мы стараемся так есть, чтобы нам на живот не капало. Когда мы едим что-то такое, что сильно пачкается, мы раздеваемся догола, а потом нас ставят в ванну.

Следующий момент – игры и игрушки за столом. Когда мы сели есть, ни игрушек, ни игр за столом нету. Все игрушки были, когда мама еду готовила и можно было заниматься на кухне. Как только мы приступили к обеду, все игрушки уносятся в игровую комнату и там играются, пока мы обедаем. Мы едим в нормальной рабочей обстановке.







Сейчас читают про: