double arrow

Еда как тренировка


Поскольку ребенок еще не владеет достаточно навыками использования пищи, ему, чтобы эти навыки приобрести, еще нужно время. И вот он будет тренироваться и вилку держать, и ложкой пользоваться. В процессе тренировок мы можем еду ронять на пол, поднимать и есть ее с пола. Поэтому когда мы готовим полигон для тренировок, у нас в кухне должно быть достаточно чисто, чтобы те продукты, которые падают на пол, мы могли свободно поднимать. Именно с этой точки зрения нам удобнее есть на диванчике или взрослом стуле, потому что с детского стульчика мы свободно спускаться не можем.

Теперь – как у нас это происходит. В 6 мес., когда мы начинаем тренироваться использовать еду, ребенок сидит у мамы на коленях, и мама ему что-то выделяет. Вот мы дошли до 8 мес. и начали хорошо есть. Когда мама не просто выделяет, а просто запихивает в рот, потому что рот закрыт, только когда там еда, а еда там находится 2 секунды, а потом он его открывает и опять просит. Мама кладет себе двойную порцию, потому что она просто не успевает ничего съесть. Примерно с 9 мес., когда мы начинаем есть большие порции еды, у ребенка появляются хорошие моторные навыки, в основном связанные с навыком ходьбы. Он может пытаться залезть на табуретку или хотя бы проситься, показывать, чтобы его туда подняли. Он почти выделил себе место, но он пока забирается туда не для того, чтобы поесть. Здесь у мамы появляется возможность посадить его отдельно и дать ему съесть свою порцию. Тогда мама берет его и с собой, и периодически дает ему возможность есть самому. Она берет блюдечко, нарезает туда яблоко или кусочек сырка, ставит это хозяйство перед ним, выдает ему вилку или ложку. Он может держать в руке вилку, а есть другой рукой. Или держать в руке ложку, а есть ртом из блюдца. Здесь мы еще не можем сами слезть со стула. Мама не спускает его с табуретки. В этой ситуации все, что упало, съел кто-нибудь. Там кто первый взял, тому и досталось.




В год и 2 мес. ребенок совершенно спокойно слезает со стула, залезает на стул и может с собой управляться. Некоторые дети могут делать это несколько позже, но в принципе год и 2 мес. – это тот самый пороговый возраст. Когда ребенок садится тренироваться, он требует, чтобы ему дали нормальную порцию еды, как большому – положили туда котлету, еще что-нибудь. Вы можете это разрезать, но он может и отказаться. Он может потребовать: «Дайте мне, как есть», пробует ковырять, у него не получается. Тогда вы ему помогаете. И вот когда он ест, особенно когда пытается накалывать на вилку не очень приспособленные для этого предметы – мне очень нравится, когда зеленый горошек вилкой колют, этот горошек разлетается в разные стороны, он спускается на пол, собирает весь этот горошек, кладет на тарелку, и опять его. И потом, когда он уже устал его ловить, он берет горошину в одну руку, другой рукой надевает и ест. Нельзя говорить ему, что это неправильно. Вы должны понимать, что если не давать ему учиться, он никогда и не научится. Тогда валерьяночки приняла, рот платочком подвязала, скотчем закрепила и ждем конца тренировки. А потом открепила и улыбнулась. И все!



Когда ребенок тренируется, это хорошо видно. Очень виден азарт, он действительно занят этим вопросом. Потом, когда он устает есть ложкой и вилкой, он откладывает все в сторону и ест просто руками или хлебает из плошки. Как раз когда вы видите, что ребенок устал, то вы можете его покормить. Очень хорошо видно, где вот эта грань: он просто утомился, и уже всё. И тогда вы подходите и говорите: «Дай я тебя докормлю». И он очень охотно соглашается! И бодро открывает рот.

Следующие момент – это порции еды. Когда мы даем ребенку кушать, порция еды должна быть маленькой. Если вы знаете, что он у вас за час может съесть 200 грамм супа, то дайте сначала 100. Потому что большая порция еды чисто психологически утомляет. Когда мы смотрим на большую котлету и представляем, что мы должны это все съесть, нас одолевает тоска и мы вообще не хотим это жевать. Пока мы едим, мы уже устали. Может, мы и хотим это съесть, но тяжко пережить. Мы даем ему возможность съесть и лучше даем ему добавки. Если у нас все в порядке, они просят добавки. Вот я знаю, например, что у меня Васька съедает три котлеты. Если я ей так и положу сразу три котлеты, то она съест одну, а остальные начнет портить. А если буду класть по полкотлеты, то она три и съест.



Теперь – окончание еды. Когда мы сели, поели, и вот уже добавку не едим, или когда мы заканчиваем тренироваться, изучать еду, а начинаем ее откровенно разбрасывать, размазывать по столу. С такой тоской в глазах сидит ребенок – и банан по столу, и глаза такие грустные-грустные! Это говорит о том, что пришло время прекратить еду. Тогда ребенка молча берут подмышки, банан из рук вынимают и несут его в ванну, моют и отправляют заниматься своими делами. А сами идут в кухню и все это хозяйство убирают, доедают, поступают с ним по-свойски. То же самое происходит с той порцией еды, которую вы выставили, а он не ест. Всё, свободен! Вымыли и отправили гулять. Ничего объяснять не надо, надо говорить, что все, банкет закончен. Проще надо быть, проще!
Теперь – культура поведения за столом. Ежели мы хотим, чтобы наш ребенок не сморкался в скатерть, не вытирал руки о брюки соседа и ел с ножом и вилкой, то мы, прежде всего, должны посмотреть на то, как мы сами ведем себя за столом. И ежели у нас папа сморкается в скатерть, очень трудно объяснить ребенку, что этого делать не надо. Мы сами должны есть так, как мы хотим видеть у ребенка. Еще хочу повториться по поводу завершения банкета. Я сказала, что точку нужно ставить конкретно: когда банкет закончен, должна быть поставлена точка в виде умывания, выставления и убирания рабочего места.

Пищевая аллергия у кого-нибудь есть? Тогда просто правила запишите, что касается именно пищевой аллергии. Потому что если у вас аллергия на консерванты, то с этим совершенно невозможно бороться. Аллергия – это сверхреакция на пищевой агент. Проявляется в высыпаниях, в отеках. Когда ребенок что-то съел, и у него появляется красная сыпь, или он просто краснеет, может появляться мокнущая корка или пятно шелушащееся с зудом или без зуда. Бывает, она проявляется в отеке носоглотки, когда он начинает задыхаться. Вот это аллергическая реакция. В основном проявляется в сыпи на коже.

Если есть пищевая аллергия, тогда все продукты убирают и кормят по одному продукту в день. Если аллергия действительно пищевая, то реакция наступает практически сразу. Вот вы поели, и через час она уже должна быть. Если ее нету, у вас нет аллергии. Если вы поели, и у вас сразу реакции не было, рекомендуется этот продукт есть дальше еще в течение трех дней. Если реакции за это время не было, вы этот продукт сохраняете и вводите еще какой-то продукт. И с новым продуктом – тоже пристальное внимание в течение трех дней. Если ребенок прореагировал, этот продукт убирается. Потом он ест три дня продукт, на который нет аллергии, и тогда вводится следующий новый продукт. И так далее. Вот так отслеживают те продукты, на которые есть аллергия. Но есть же она мигрирующая. Когда вы едите – и непонятно на что. И то она вылезла на картошку, а то не вылезла, и разбери-пойми, что это такое.

После того как выявляются продукты, на которые есть аллергия, потом эти продукты начинают вводить в гомеопатических дозах. К примеру, выявили, что у нас есть аллергия на малину. И вот мы взяли эту малину, выдавили из нее сок, взяли пять литров воды и капнули туда три капли. И дали ребенку этой воды попить в течение недели. Потом взяли те же три капли на три литра. Потом, через 4 дня, еще сократили объем воды – взяли полтора литра. И до тех пор, пока не будут три капли на полстакана. И если после этого ничего не вылезло, тогда вы можете есть малину. Если сразу страшно есть малину, то есть такой метод. Сначала в полстакана капают 10 капель, потом 20, так увеличивают до столовой ложки, и тогда точно можно есть малину. Малина – аллерген, хуже, чем клубника. Так можно растереть в мелкий порошок и развести в воде любой продукт, чтобы организм перестал на него реагировать. Не надо ребенка делать аллергиком, можно вот так преодолевать.







Сейчас читают про: