double arrow

КОУЛ М., СКРИБНЕР С. КУЛЬТУРА И МЫШЛЕНИЕ. - М., 1977


С. 245. «...Мы подчеркивали чрезвычайно большое зна­чение той роли, которую играет теоретический подход экспериментатора в обеспечении успеха научного иссле­дования. Те действительно плодотворные психологичес­кие теории, которые играют ныне главенствующую роль в психологии познавательной деятельности (хорошим при­мером может служить теория Ж. Пиаже), приобрели свое влияние не благодаря предсказанию одного или двух нео­бычных явлений или установлению какой-либо одной неожиданной зависимости. Они убедили нас тем, что слу­жили успешным объяснением разнообразных ситуаций внутри нашей собственной культуры. Но перенос теорий на другие культуры при игнорировании их культурных источников и ограниченности даже в тех культурах, в которых они возникли, грозит экспериментальным субъективизмом. Последний выражается в том, что оп­ределенные частные структуры познавательных навыков, возникшие в исторических условиях нашего собственно­го общества, неверно принимаются за универсалии, и их отсутствие в других культурах рассматривается как «не­достаток». Возможно, эта опасность будет полностью пре­одолена лишь тогда, когда психологическая наука полу­чит в незападных странах дальнейшее развитие и создаст собственные теории и методы исследования, которые она сможет проверить на нас!

Не следует забывать о том, что все процессы и про­блемы, с которыми мы встречаемся у изучаемых нами людей, присущи также нам как экспериментаторам. Бу­дущее изучения соотношения между культурой и позна­вательными процессами зависит от нашего умения так организовать свои собственные функциональные систе­мы, чтобы мы могли дать глубокое и последовательное объяснение интеллектуальной деятельности людей, о которых мы столь недальновидно говорим как о «наших испытуемых».



Сейчас читают про: