double arrow
HI. Сообщение советской печати о заявлении Народного Комиссара Иностранных Дел СССР M. M. Литвинова корреспондентам японских газет в связи с парафированием соглашения о КВЖД

}5 марта 19-35 г.

.Московские корреспонденты японских газет г. М.. Маруя:,;а («Осака асахи;» и «Токио асахи») и г. Кобаяси («Токио нити-нити» il «Осака машити») обратились к народному комиссару иностранных дел т. М. М. Литвинову с просьбой высказаться по поводу состоявшегося парафирования соглашения о

квжд*. '

Тов. А\. М. Литвинов ответил японским корреспондентам следующее:

«Вы просите меня дать оценил- только что состоявшемуся акту парафирования соглашения о КВЖД и высказать мое мнение о возможном влиянии этого события на судьбу других вопросов, интересующих Японию, как. например, рыболовная конвенция и демилитаризация пограничных зон.

Мне кажется, что не может быть двух мнений о том. что соглашение о КВЖД должно рассматриваться как разрешение одной из сложнейших дальневосточных проблем и в тоже время как крупнейшее положительное событие в развитии советско-японских отношении. Если Советское правительство еще свыше десяти лет тому назад изъявило готовность освободиться от КВЖД, предоставив Китаю по Пекинскому договору 1924 г,** право досрочного выкупа дороги и начав конкретные переговоры *** об уступке дороги прежним фактическим властям Маньчжурии, то оно при изменившемся с 1931 г. положении в Маньчжурии не могло не прийти к убеждению, что КВЖД может стать неисчерпаемым источником конфликтов между СССР и Японией и осложнить его политику сохранения мира со всеми своими соседями. Жизнь не замедлила доказать правильность этого предположения, и. действительно, с первых же месяцев появления в Маньчжурии новой власти началась серия конфликтов между этой властью и советской частью администрации дороги, конфликтов, которые при всем нашем миролюбии грозили привести к весьма тяжелым для всех заинтересованных стран последствиям. Вот почему я 2 мая 1933 г. от имени своего правительства заявил японскому послу в Москве г. От а о нашей готовности начать немедленно переговоры о продаже КВЖД Маньчжоу-Го ****. Это предложение, мне кажется, было одним из самых ярких




* Соглашение парафировано II марта 1935 г. в Токио; см. газ. «Известкя->, 12 ыаота 193-5 г.

** См. т. Vil, док. Л° 156. *** См. т. XIV, прим. 76. **** См. -,. XVI, док..\ь 141,


проявлений миролюбия Советского правительства, и такую оценку оно и получило во всем мире, не исключая и Японии.

Видя в продаже КВЖД одно из средств укрепления мира на Дальнем Востоке, Советское правительство в начатых переговорах проявляло максимальную благожелательность и уступчивость, отойдя в конечном итоге на значительное расстояние от первоначально занятой им позиции. Надо отдать, однако, дань и японо-маньчжурской стороне, постепенно шедшей навстречу нашим уступкам. Переговоры велись около двух лет, что указывает на имевшиеся большие трудности, и их преодоление надо приписать стремлениям обеих сторон договориться и добиться намеченных результатов. В преодолении этих трудностей немало заслуг имеет японский министр иностранных дел г. Хирота, принимавший на всех стадиях переговоров активное участие в них. Пребывание г. Хирота в СССР в качестве посла несомненно содействовало установлению взаимного понимания между советскими и японскими участниками переговоров.



Благополучный исход переговоров показывает, что при наличии доброй воли и действительного миролюбия самые сложные вопросы между соседями могут быть разрешены мирным образом ко взаимной выгоде. Этим я хочу ответить на ваш вопрос о возможном влиянии соглашения о К.ВЖД на разрешение других названных вами вопросов.

Рыболовная проблема, мне кажется, больших затруднений не представит, ибо существующая конвенция * функционирует удовлетворительно, не вызывая неудовольствия сторон. Если у обеих сторон имеется желание изменить некоторые детали, то этого можно будет добиться нормальным дипломатическим путем.

Что же касается вопроса о так называемой демилитаризации, то должен по правде сказать, что это слово не совсем соответствует положению вещей на Дальнем Востоке. Слишком часто в истории демилитаризация следовала за окончанием военных действий. Между тем, у СССР с Японией войны не было и, надеюсь, не будет. Хотя в данном случае речь идет о добровольной обоюдной демилитаризации, я все же считаю, что такой постановки вопроса надо избегать. Было бы, однако, вполне нормальным, если бы по мере уменьшения напряженности, создавшейся на Дальнем Востоке в результате событий последних четырех лет, заинтересованные стороны приступили к изучению и спокойному обсуждению вопроса об обоюдном отводе на определенное расстояние некоторой части вооруженных сил обеих сторон, в том числе и авиационных, с учетом, конечно, географического положения каждой сто-

* См. т. XI. док. N° 21.


роны. Считая такую постановку вопроса дискутабельной, полагаю, что этот вопрос тем скорее и тем успешнее можно будет разрешить, чем больше будут укрепляться взаимное доверие и устраняться опасения всякой агрессии. Было бы, например, очень важно рассеять в Советском Союзе те неблагоприятные впечатления, которые были вызваны отрицательной позицией японского правительства в отношении сделанного ему Советским правительством предложения о заключении пакта о ненападении *.

Я надеюсь, что состоявшееся соглашение о КВЖД и лояльное выполнение его будут создавать необходимую атмосферу для миролюбивого, взаимно доброжелательного разрешения всех интересующих СССР и Японию вопросов.

С этой точки зрения можно быть уверенным, что назначенное на 23-е сего месяца формальное подписание соглашения о КВЖД** будет приветствоваться всеми друзьями мира как в Японии и СССР, так и в других странах».

Печат. п>э газ. ^Известия» 54(ît'17l, 15 марта 1935 г.






Сейчас читают про: