double arrow

Подъем мировой торговли. Торговый интерес

Процесс секуляризации международных отношений уско­рился в XVI в. под воздействием резкого подъема мировой тор­говли, связанного с Великими географическими открытиями. Оба эти явления были взаимообусловлены. Огромная заинтере­сованность европейских государств в развитии торговли были главным стимулом поиска морского пути в страны Востока — Индию, Китай, Японию. Стремясь проникнуть в эти страны, европейцы и совершили важнейшие географические открытия.

В самом конце XV в. европейцы открыли для себя Америку (плавания Колумба), проложили вокруг Африки морской путь в Индию и в Юго-Восточную Африку (экспедиция Васко да Гама). Раньше они не подозревали о существовании Американ­ского континента и многих других земель. Их представления о размерах и устройстве поверхности Земли были смутными. Значительную часть своих географических познаний они чер­пали из Священного писания, книг античных историков и гео­графов. Сами европейцы редко покидали пределы Европы. Пу­тешественники или купцы, побывавшие в отдаленных странах Востока, в Индии или Китае, такие как Марко Поло или Афа­насий Никитин, были наперечет. Немало географических от­крытий в Средние века, вроде плаваний викингов в Северную Америку, не оставили заметного следа в науке и культуре Ев­ропы.

Как бы то ни было, Восток был известен европейцам еще с античных времен. Прежде всего, классический Восток — Пе­редняя Азия, Малая Азия, Египет, Месопотамия, Персия. В Средние века с ним поддерживались достаточно активные эко­номические связи. Отчасти этому способствовали Крестовые походы XI—XIV веков. На торговле с Востоком выросло могу­щество городов средневековой Италии, в особенности Венеции и Генуи. Через посредников поддерживались торговые отноше­ния даже с Южной Азией и Дальним Востоком. Но удобных торговых путей с этими странами у европейцев не было. Вся торговля велась через многочисленных посредников, среди ко­торых главными были арабы — крупнейший торговый народ





Востока в Средние века. Именно арабы обеспечивали торговлю Западной Европы со странами Южной Азии и Дальнего Восто­ка через Средиземное море и расположенные по его берегам страны. Арабы создали в Средние века мощную торговую ци­вилизацию, контролировали все морские сообщения в северо­западной части бассейна Индийского океана — в Красном и Аравийском морях, в Персидском заливе. Львиная доля това­ров, которые европейцы получали из Азии, проходила через руки арабских купцов. Лишь появление турок-османов в Вос­точном Средиземноморье, а также европейцев в Индийском океане, сначала португальцев, затем голландцев и прочих евро­пейских мореплавателей, подорвало монополию арабских купцов.



Чтобы понять значение этой торговли для Европы, нужно иметь в виду, что вплоть до начала XIX в. Восток, страны Азии, были экономически более сильными, чем Европа. Они производили гораздо больше ремесленной и сельскохозяйст­венной продукции. Это и не могло быть иначе в эпоху, когда во всех отраслях экономики безраздельно господствовал руч­ной труд. В этих условиях объемы производства прямо зависе­ли от количества рабочих рук. Страны Азии, в особенности такие, как Индия и Китай, во все времена отличались от Евро­пы более многочисленным населением. Следовательно, они были лучше обеспечены таким ценным экономическим ресур­сом, как рабочая сила, и обеспечивали большую часть мирово­го промышленного (ремесленного) и сельскохозяйственного производства.

В Средние века Европа завозила с Востока большое количе­ство самых разнообразных предметов роскоши. Это были и до­рогие ткани — парча, бархат, шелк, хлопчатобумажные ткани и пр. — и посуда из фарфора, и украшения (драгоценные камни). С Востока в Европу привозили холодное оружие из высокока­чественной (дамасской) стали, которую в ту пору еще не могли делать европейские металлурги. Не говоря уже о пряностях, а в дальнейшем — чае, кофе, хлопке и пр.

Но торговля — дело взаимное. Если ты хочешь что-то ку­пить, то ты должен за это заплатить или предложить что-либо, т.е. продать. Что Европа могла предложить Востоку? По боль­шому счету ничего, кроме золота и серебра. Но золота и сереб­ра в Европе было мало. Месторождения этих металлов были скудны. К тому же они истощились за несколько столетий их интенсивной эксплуатации. Чтобы получать с Востока в боль­шом количестве предметы роскоши, пряности и другие потре­бительские изделия, пользовавшиеся большим спросом, евро­пейцы нуждались в золоте и серебре. Нужда в драгоценных ме-


таллах для оплаты импорта с Востока также толкала европей­цев на поиски новых земель, сказочной страны Эльдорадо.

Каким был механизм европейской торговли в XV— XVI веках? Почти все золото и серебро, которое европейцы вывезли в XVI—XVII вв. из Америки, 80—90%, осело не в сун­дуках европейских банкиров, а переместилось на Восток. Вос­ток разбогател на торговле с Западом изделиями своего ремес­ла и продуктами сельского хозяйства. В XVII—XVIII вв. в по­говорку вошли сказочные богатства и роскошь, в которых жили, например, индийские магараджи или китайские богды-ханы. Европа была своеобразным насосом, который перекачи­вал золото и серебро из Америки на Восток.

Это происходило тремя основными путями. Главным был морской путь вокруг Африки, проложенный португальским мо­реплавателем Ваской да Гама. Продолжал действовать и тради­ционный путь, служивший европейцам в течение многих сто­летий и даже тысячелетий, — путь по Средиземному морю, через Суэцкий перешеек в Красное море, либо через Перед­нюю Азию, Месопотамию в Персидский залив и далее в Южную и Юго-Восточную Азию. Наконец, немаловажное зна­чение имел торговый путь через земли Русского государства — из Балтийского или Белого морей по восточноевропейским рекам (Волге, Дону) в Каспийское море, Персию, Центральную Азию и далее на восток по Великому шелковому пути или в теплые моря. Русское государство, таким образом, контролиро­вало одну из важнейших торговых артерий, связывавших Евро­пу со странами Азии в Средние века и начале Нового времени.

Разумеется, мировая торговля вела к обогащению не только Восточных стран. Европейцы сами наживались на этой торгов­ле, потому что потребительские товары, привозимые с Востока, стоили в Европе дорого, и торговля ими была исключительно выгодна. В восточной торговле нормальной считалась прибыль в сотни процентов. Однако последствия мировой торговли на Вос­токе и на Западе оказались различными. Благодаря этой торговле страны Азии накапливали сокровища, а европейские страны — капиталы. Поэтому в отдаленной перспективе она имела гораздо более благоприятные последствия для Европы, способствуя раз­витию капитализма, в особенности крупного, в виде монополь­ных акционерных компаний для торговли с заморскими стра­нами (ост-индских, вест-индских и т.п.), банков, товарных и фондовых бирж и пр. В результате исторические пути Востока и Запада, и раньше отличавшиеся большим своеобразием, еще больше разошлись. На Востоке сохранялись традиционные ин­ституты экономики, общества и государства, тогда как на Запа­де они, начиная с XVI в., стали постепенно меняться в соответ­ствии с духом и потребностями Нового времени.


Эти перемены подготовили ускорение темпа экономическо­го роста и значительный технический прогресс. Если по разме­ру накопленного богатства, объемам производства, искусству мастеров ремесленного и художественного производства стра­ны Азии еще долго превосходили Европу, то по развитию тех­ники европейские страны уже в XVII—XVIII вв. опередили Азию. Техническое превосходство обеспечило европейцам сна­чала военное и морское господство над другими народами мира, а затем — и экономическое преобладание. В конце XVIII в. в Европе — сначала в Великобритании, а потом и в других странах — началась промышленная революция, которая разорвала прежнюю зависимость между количеством рабочих рук и объемом производства. Сравнительно бедная природны­ми ресурсами и рабочими руками, но богатая капиталами и техническими изобретениями Европа в XIX в. экономически превзошла и оставила далеко позади себя страны Востока, пре­вратившиеся в аграрную периферию индустриального Запада.

Мировая торговля становится важнейшим фактором между­народных отношений Нового времени, в том числе и полити­ческих, т.е. отношений между государствами, где она порожда­ет особый торговый интерес. Государства стремятся воспользо­ваться преимуществами, которые сулит им участие в мировой торговле. Поэтому правительства многих стран Европы созна­тельно прилагали усилия, чтобы поставить ее под свой контроль и использовать к собственной выгоде. Торговый интерес облека­ется в форму меркантилистских теорий, пользовавшихся исклю­чительной благосклонностью правительств больших централизо­ванных государств Европы. В соответствии с этими теориями, каждое государство старалось торговать с заморскими странами и колониями без посредников, предоставляя отечественным куп­цам и судовладельцам исключительные права и привилегии на ввоз «колониальных» товаров. Эти привилегии государства го­товы были защищать всей мощью своих армий и флотов.

В XVI—XVIII в. наблюдалось известное совпадение торго­вого интереса с интересом государственным. Ведь чем более развита торговля, чем богаче подданные, тем больший доход поступает в государственную казну от налогов и таможенных пошлин и, следовательно, сильнее государство.

7. Основные международные конфликты и противоречия

Несмотря на формирование государственного и торгового интересов, в международных отношениях XVI—XVII вв. динас­тический и конфессиональный принципы продолжали играть важную роль.


В конце XV в. возник острейший династический конфликт между французскими королями и германскими императорами. Его предпосылкой явились давние притязания обеих монархий на территории, протянувшиеся по левому берегу Рейна от Аль­пийских гор до побережья Северного моря и пролива Ла-Манш. Зерна этого конфликта были посеяны еще в 843 г., когда по Верденскому договору империя Карла Великого была разделена на три части, ставшие прообразом будущих госу­дарств Франции, Германии и Италии. Причем, левобережье Рейна досталось итальянскому королю Лотарю (от имени кото­рого происходит название Лотарингии). Разумеется, итальян­ский король не мог контролировать земли, отделенные от его основных владений высокогорьем Альп. Эта обширная терри­тория и стала яблоком раздора между французскими и немец­кими властителями. Так зародился один из вековых междуна­родных «антагонизмов» в Европе.

Его обострению в конце XV в. способствовало то, что Франция, победив в Столетней войне, встала на путь активной территориальной экспансии, подчиняя себе одно за другим со­предельные феодальные владения. В 1494 г. она развязала войну с целью захвата Италии. Начались т.н. Итальянские войны Франции, завершившиеся лишь в 1559 году. Одновре­менно более активную внешнюю политику стала проводить и сама Империя. С 1438 г. императорами избирались представи­тели австрийского дома Габсбургов, которые с конца XIII в. правили в т.н. Восточной марке, образованной еще Карлом Ве­ликим, и других подвластных землях. Со временем название этого феодального владения трансформировалось в привычное нашему слуху «Австрия» (Остмарк — Острайх — Остеррайх). Многие из территорий, на которые претендовали французские короли, издавна входили в состав Священной Римской импе­рии германского народа, либо также были объектом притяза­ний императора. Поэтому столкновение обеих монархий из-за раздела или передела земель на Рейне и в Италии было вполне предсказуемым. Правда, им удалось благодаря компромиссу разрешить спор о наследстве герцога Бургундского Карла Сме­лого, который погиб в 1477 г., не оставив наследника по муж­ской линии. Единственная его дочь Мария вышла в том же году замуж за Максимилиана Австрийского, ставшего в 1493 г. германским императором. Благодаря этому браку в состав на­следственных владений Габсбургов вошли обширные террито­рии на северо-западе Европы — Бургундия, Франш-Конте, Артуа, Пикардия, Голландия и Зеландия. Однако французский король Людовик XI, недовольный таким поворотом событий, вторгся со своими войсками в Артуа и Пикардию. Согласно Аррасскому договору, положившему в 1482 г. конец этой


войне, Габсбургам пришлось уступить французскому королю шпадную часть Бургундии.

Раздел Бургундии, однако, не привел к примирению Габс­бургов с французскими королями. Император Максимилиан I женил своего сына Филиппа на дочери Фердинанда Арагон­ского и Изабеллы Кастильской, Хуане, прозванной Безумной (она страдала душевной болезнью). У Филиппа и Хуаны родил­ся сын Карл, который после смерти «католического короля» Фердинанда в 1516 г. был провозглашен королем-соправителем Испании. После смерти своего деда императора Максимилиа­на 1 Карл унаследовал владения Габсбургов в северо-западной и центральной Европе. В 1519 г. он был избран императором Священной Римской империи под именем Карла V и стал самым могущественным из монархов Европы. Нельзя забывать, что благодаря открытиям мореплавателей и завоеваниям кон­кистадоров в его владении оказалась и обширная колониальная империя Испании. Опираясь на несметные богатства своей державы, над которой, по словам современников, «никогда не заходило солнце», Карл V попытался установить гегемонию Габсбургов в Европе.

Таким образом, вскоре после триумфальных побед второй половины XV в. международное положение Франции снова ухудшилось. На суше со всех сторон — в Нидерландах, Италии и на Пиренейском полуострове — она была окружена владе­ниями Габсбургов. Это обусловило одну из долговременных целей внешней политики Франции — прорыв враждебного ок­ружения или хотя бы ослабление тисков, которые сдавливали ее извне.

Вскоре после своего избрания император Карл V предъявил притязания на всю Бургундию и на захваченное Франциском I Миланское герцогство, которое находилось в вассальной зави­симости от Священной Римской империи. Началась война, во время которой на стороне Карла V стояли папа Адриан VI, Ве­неция и английский король Генрих VIII. В битве при Павии в 1525 г. французы потерпели сокрушительное поражение, а Франциск был взят в плен. Он был вынужден подписать с им­перией Мадридский договор, который обязывал его отречься от притязаний на Милан и отдать Габсбургам Бургундию. Од­нако в это время могущество, которого Карл V добился в ре­зультате победы над Францией, стало внушать опасения его со­юзникам. Новый папы Климент VII образовал в 1527 г. против императора Священную лигу, в которую вошли Франция, Анг­лия и некоторые итальянские государства. Папа освободил Франциска I от обязательств, принятых им по Мадридскому договору. В ходе новой войны императорские войска взяли и разграбили Рим, из которого папе пришлось спасаться бегст-


вом. Война закончилась в 1529 г. т.н. «дамским миром», заклю­ченном в Камбрэ по поручению обоих монархов Луизой Са-войской (матерью Франциска I) и Маргаритой Габсбург (тет­кой Карла V и правительницей Фландрии). По условиям этого договора, Франция отказывалась от притязаний на Милан, а император — от Бургундии. В ознаменование своего триумфа 24 февраля 1530 г. в Болонье Карл V принял из рук папы рим­ского императорскую корону.

Чтобы вырваться из окружения Габсбургов, Франция в те­чение двух столетий не только вела длительные и упорные войны, но выстроила систему антигабсбургских «тыловых» со­юзов на востоке Европы, призванных отвлечь силы Империи, «уравновесить» ее могущество.

В ходе Итальянских войн Франция сблизилась с Османской империей, которая как раз расширяла свою агрессию на Балка­нах, где ее основным противником была монархия Габсбургов. В 1535 г. французы и турки подписали «Договор о мире, друж­бе и торговле», предоставлявший французским купцам значи­тельные льготы и привилегии. Это была т.н. первая «капитуля­ция» (от лат. слова «капитул» — статья, параграф). Фактически сложился турецко-французский военный союз против Габсбур­гов. В дальнейшем к антигабсбурскому союзу удалось привлечь и другие государства восточной и северо-восточной Европы. В 1573 г. Франция добилась избрания польским королем фран­цузского принца Генриха Валуа, что обеспечило династический союз обоих государств. Однако Генрих пробыл польским коро­лем всего лишь около года. После смерти в 1574 г. своего стар­шего брата французского короля Карла IX он покинул Поль­шу, чтобы занять французский трон под именем Генриха III. В дальнейшем Франция стала искать подходы и к Швеции, кото­рая во второй половине XVI в. также встала на путь внешней экспансии в Северной Европе. Постепенно из этих государств ей удалось создать т.н. «Восточный барьер», враждебную Габс­бургам группировку, на которую она опиралась в своей борьбе с их гегемонией на протяжении XVII и первой половины XVIII века.

Уже в конце XVI в. притязания Франции на территории по левому берегу Рейна получили обоснование в теории «естест-. венных границ», автором которой являлся Сюлли, первый ми­нистр короля Генриха IV. Это была вполне светская и рацио­нальная теория, не нуждавшаяся в аргументации династическо­го или конфессионального характера. Она обосновывала право Франции на аннексию левого берега Рейна объективной, как бы «научной» необходимостью обладания удобными и безопас­ными границами, опирающимися на какой-нибудь природный рубеж, вроде морской береговой линии и высоких труднопрео-


долимых гор на севере, западе и юге. Такой естественной пре­градой на востоке, по мысли государственных деятелей Фран­ции, должна была стать река Рейн.

Династические противоречия в Европе начала Нового вре­мени тесно переплетались с торговыми и колониальными. В XVI в. Испания и Португалия, первыми проложившие морские пути в Индию и Америку, занимали монопольное положение на мировых торговых путях и в колониях. В 1494 г. Испания и Португалия заключили в испанском городе Тордесильяс дого­вор о разделе сфер колониальных владений в Западном полу­шарии. Он уточнил линию раздела, установленную папскими буллами в предыдущем году. Согласно Тордесильясскому дого­вору, демаркационная линия проходила через оба полюса и пересекала Атлантический океан на расстоянии 370 лиг (свыше 2 тыс. км) от самой западной части островов Зеленого Мыса. Расположенные к востоку от этой линии земли признавались владениями Португалии (как впоследствии оказалось, в их числе и Бразилия в Южной Америке), а к западу от нее — Ис­пании. После плавания Магеллана, в результате которого уда­лось уточнить представления о размерах поверхности Земли и расположении основных частей света, в 1529 г., между обеими державами был подписан Сарагосский договор о разделе владе­ний в бассейне Тихого океана. Оба договора были аннулирова­ны лишь в 1777 году.

Другие государства Европы, не столь преуспевавшие, как Испания и Португалия, в области географических открытий, завидовали их успехам и также стремились овладеть новыми источниками обогащения. Первыми вызов испано-португаль­скому господству на морях бросили Англия и Голландия (Се­верные Нидерланды, образовавшие в конце XVI в. независимое государство), экономика которых в большой мере зависела от морской торговли. Не располагая в XVI в. сильным военным флотом, они долгое время пытались избежать прямого столк­новения с Испанией и Португалией. Они попытались найти альтернативные морские пути в страны южной и восточной Азии, в частности, северо-западный (в обход Северной Амери­ки) и северо-восточный (в обход Азии) по Северному Ледови­том океану. С этой целью оба государства снарядили несколько морских экспедиций, которыми руководили англичане М. Фробишер, Дж. Дейвис, Г. Гудзон, У. Баффин, голландец В. Баренц. Ввиду безуспешности этих поисков они для оживле­ния торговли со странами южной Азии решили воспользовать­ся традиционным торговым путем по территории Российского государства. С этой целью в Англии в 1554 г. была образована Московская компания, получившая от английского правитель-


ства право монопольной торговли с Русским государством, а по волжскому пути и со странами Востока.

Лишь во второй половине XVI в. Англия и Голландия со­здали сильный флот и попытались сокрушить морское могуще­ство Испании и Португалии. Началась эпоха борьбы англичан и голландцев против португальцев и испанцев на море и в ко­лониях. Одной из ярких ее форм было поощряемое правитель­ствами Англии и Голландии пиратство, целью которого был грабеж судов, везущих в порты Европы колониальные товары, а также контроль над морскими путями мировой торговли. Самым известным английским пиратом XVI в. был Френсис Дрейк, который неоднократно участвовал в морских экспеди­циях с целью захвата судов испанских работорговцев, грабежа испанских владений в Вест-Индии. В 1577 г. он с эскадрой из 5 кораблей отплыл из Англии, прошел через Магелланов про­лив и, двигаясь на север вдоль западного побережья Америк, грабил испанские колонии. В 1580 г. с громадной добычей Дрейк вернулся в Англию, совершив таким образом второе после плавания Магеллана кругосветное путешествие.

Франция отчасти следовала примеру Англии и Голландии, снарядив несколько экспедиций с целью поиска северо-запад­ного прохода в Индию. В результате французские мореплавате­ли Дж. Веррацано и Ж. Картье открыли восточный берег Се­верной Америки и р. Св. Лаврентия. Однако Франция, в отли­чие от Англии и Голландии, была крупным континентальным государством, обладавшим сильной армией и протяженными сухопутными границами. Это позволило французам прибегнуть к другим способам борьбы за контроль над колониальной тор­говлей.

Вся торговля с Востоком сходилась в Европе в двух основ­ных точках. Это были Северная Италия (в особенности Генуя и Венеция, которые издавна доминировали в средиземномор­ской торговле) и Северные Нидерланды. Все испанские или португальские суда, которые везли товары из Америки, Индии, Китая в Европу, практически не заходя в порты Пиренейского полуострова, направлялись в Амстердам, Антверпен и другие гавани Северных Нидерландов. Тому имелась веская причина. Северные Нидерланды и Северная Италия находились на двух концах главного внутриевропейского торгового пути по Рейну и другим рекам, от которого отходили ответвления в разные стороны. Издревле в Италию доставлялись товары с Востока, которые затем по Рейну отправлялись в Нидерланды, откуда они перераспределялись по всему европейскому Северу. В об­ратном направлении везли золото и серебро. Таким образом, здесь издавна имелась необходимая торговая инфраструктура — капиталы, складские помещения, удобные гавани и пр. Когда


через Атлантический океан пролегли новые пути мировой тор­говли, они естественным образом замкнулись на портах Север­ных Нидерландов. В меньшей мере — на портах Северной Ита­лии, которые по-прежнему обслуживали главным образом сре­диземноморскую торговлю.

Ярко выраженное, начиная с XVI в., стремление француз­ских королей овладеть левым берегом Рейна (включая Нидер­ланды), а также распространить свое влияние за Альпийские горы, мотивировалось не только династическими противоре­чиями с Габсбургами, но и торгово-финансовыми соображе­ниями. Франция стремилась прибрать к рукам все денежные и товарные потоки, которые проходили через Нидерланды и Се­верную Италию. Габсбурги, защищая свою монополию на ми­ровую торговлю, старались этого не допустить. В XVI в. Фран­ция не сумела добиться поставленной цели. По мирному дого­вору 1559 г. в Като-Камбрези, которым завершились Итальян­ские войны, она отказалась от притязаний на господство в Италии, на два столетия перешедшей под контроль Испании и Империи. Однако борьбу за присоединение Нидерландов Франция продолжала и в XVII, и в XVIII веках.

<?. Религиозные войны

Династические и торговые противоречия европейских госу­дарств в XVI—XVII вв. причудливым образом переплетались с конфессиональными. Именно на почве религиозных противо­речий в начале XVI в. возник еще один острейший междуна­родный конфликт, определивший ход европейской политики на многие десятилетия вперед.

Реформация, начало которой положило в 1517 г. знамени­тое выступление Мартина Лютера с критикой римско-католи­ческой церкви, разделила христиан Западной Европы на два лагеря: протестантский, как со временем стали называть сто­ронников церковной Реформы, и католический. К середине XVI в. Реформация распространилась в Северной Германии, Северных Нидерландах, на Британских островах, на Сканди­навском полуострове, частично во Франции и Швейцарии. Зато Южная Европа — Италия, Испания, Португалия, южные земли Германии, Южные Нидерланды, монархия Габсбургов, частично Франция, Польша — остались верны католицизму.

Церковная Реформа снова выдвинула на первый план в от­ношениях между государствами конфессиональный принцип. Казалось бы, торговый и государственный интерес заставили европейцев забыть о религиозных разногласиях. Расцвет свет­ской культуры в эпоху Возрождения, достижения живописи, скульптуры, архитектуры, развитие гуманистического мировоз-


зрения не оставляли места для религиозного фанатизма. Тем не менее, в связи с попытками реформы католической церкви ре­лигиозные страсти вспыхнули с новой силой. Европа в XVI — первой половине XVII в. переживает такой приступ религиоз­ного фанатизма и религиозной нетерпимости, какие редко встречаются в истории. И все это прямо влияло на отношения между государствами.

Середина и вторая половина XVI в., а также первая полови­на XVII в. — это эпоха религиозных войн в истории Европы. Но хотя эти войны велись под религиозными лозунгами, они носили двойственный характер. Зачастую под покровом отвле­ченных религиозных лозунгов и противоречий скрывались кон­кретные династические цели и торговые интересы. Европей­ские войны той эпохи были двойственными и в том отноше­нии, что в них наблюдалось тесное переплетение внутренних, по сути гражданских, конфликтов с внешними, межгосударст­венными и международными противоречиями. Во многих стра­нах, таких как Франция, Германия, Нидерланды, одна часть населения с оружием в руках поднялась против другой его части, подданные одного и того же государя, католики и про­тестанты, пытались силой разрешить религиозный спор между собой. Но в этой гражданской войне они охотно прибегали к помощи извне, со стороны своих единомышленников из дру­гих государств, будь то отдельные религиозные общины или независимые государи. Таким образом, и католики, и протес­танты, говорившие на разных языках и являвшиеся подданны­ми разных монархов, стремились действовать сообща. По су­ществу сложилось два общеевропейских лагеря — католичес­кий и протестантский. Во главе католического лагеря стояли папа римский, а также светские государи Европы, сохранив­шие верность католицизму, прежде всего, Габсбурги, правив­шие в германских землях и в Испании. Перед лицом объеди­ненных государей католической Европы протестанты тоже стали создавать собственные международные союзы, оказывали друг другу помощь в защите своих прав, несмотря на извест­ную разницу в вероучениях, например, между лютеранами и кальвинистами. Большую помощь протестантам на континенте оказывала Англия, защищенная от происков католических го­сударей Европы морями и океанами. Практически все между­народные коалиции, создававшиеся в Европе во второй поло­вине XVI — первой половине XVII в. строились по конфесси­ональному признаку.

В германских землях в 1546 г. вспыхнула Шмалькальден-ская война. Свое название она получила от Шмалькальденско-го союза протестантских государств Германии, который возник в начале 30-х годов (Шмалькальден — город в Западной Герма-26


ими). Против этого союза и выступила коалиция католических государств во главе с императором Священной Римской импе­рии Карлом V. Сначала протестанты в этой войне терпели по­ражения, во многом потому, что их отказался поддержать крупный военачальник Мориц Саксонский, протестант, кото­рому император пообещал титул курфюрста. Но потом удача вернулась к ним. Разгромив Шмалькальденский союз, Карл V стал явно проявлять склонность к установлению сильной им­ператорской власти в Германии. Вместе с тем он стал доби-наться, чтобы императорская корона перешла к его сыну Фи­липпу. Против этого возражали не только все немецкие госуда­ри без различия вероисповеданий, но и другие европейские монархи, в том числе и сам папа римский. Это побудило Мо-рица Саксонского перейти на сторону врагов императора. Осе­нью 1551 г. немецкие протестанты заключили договор с Фран­цией, пообещав ей за поддержку крепости Туль, Мец, Верден и Камбрэ. Карла V эти события застигли врасплох. Он был вы­нужден признать свое поражение, и в 1555 г. на рейхстаге в Аугсбурге подписал с протестантами мирный договор, который вошел в историю как Аугсбургский религиозный мир. Он за­крепил известное равновесие в силах, которое сложилось к се­редине XVI в. между протестантами и католиками Германии. Князья получили право самостоятельно определять веру своих подданных. Впоследствии это положение договора было сфор­мулировано в виде принципа: «Чья власть, того и вера».

Заключение религиозного мира Карл V воспринял как кру­шение своих замыслов. Он отрекся от испанской короны (передал испанский престол и Нидерланды своему сыну Фи­липпу II) и от императорского престола (в пользу своего брата Фердинанда I), после чего поселился в монастыре св. Юста в Западной Испании. Здесь он провел остаток жизни в молитвах и благочестивых занятиях. В результате Аугсбургского мира Германия разделилась в религиозном отношении на две части. Юг, включая Баварию, Австрию, остался верным католицизму. А Север — Бранденбург, Саксония, Ганновер — поддержал протестантизм. Реформу поддержало и герцогство Пруссия. Оно было образовано вместо духовно-рыцарского Тевтонского ордена, существовавшего со времен Крестовых походов. Вели­кий магистр Тевтонского ордена из династии Гогенцоллернов в 1525 г. сам отрекся от духовного сана и преобразовал орден­ское теократическое государство в светское герцогство Прус­сию, находившееся в вассальной зависимости от польских ко­ролей.

Со времени Аугсбургского мира неформальным главой ла­геря католической реакции становится король Испании Фи­липп II. Он решительно вмешался в религиозную борьбу, кото-


рая происходила в Англии. В правление короля Генриха VIII эта страна тоже примкнула к Реформации, причем по инициа­тиве самого английского монарха. Генрих VIII был женат на Екатерине Арагонской, дочери «католических королей» Ферди­нанда и Изабеллы. Но влюбившись в придворную даму Анну Болейн, он захотел расторгнуть брак с Екатериной и жениться на Анне. С этой просьбой он обратился к папе римскому, но получил твердый и непреклонный отказ: папа не желал лиш­ний раз обострять отношения с могущественным племянником Екатерины — императором Карлом V. Тогда Генрих VIII вывел английскую церковь из подчинения римскому престолу. Так началась Реформация в Англии. Однако вскоре после смерти Генриха VIII английской королевой стала Мария, его дочь от брака с Екатериной Арагонской, которая восстановила католи­цизм и подвергла преследованиям протестантов. Мария была замужем за испанским королем Филиппом II. Следовательно, возник династический союз двух крупнейших государств Запа­да — Испании и Англии, — который мог коренным образом изменить расстановку сил в Европе. Объединенная англо-ис­панская монархия могла обеспечить решающий перевес сил католического лагеря над протестантами.

Но Мария процарствовала недолго — с 1553 по 1558 год. Ей на смену пришла Елизавета, дочь Генриха VIII от брака с Анной Болейн, незаконного с точки зрения католической цер­кви. Ни римский престол, ни католические монархи Европы не признали прав Елизаветы на английский королевский трон. Впрочем, они выражали готовность признать ее законной мо­нархиней в случае, если она восстановит в Англии католицизм. Филипп II даже предложил ей руку и сердце. Однако англий­ский парламент, избравший Елизавету королевой, отнюдь не сочувствовал этой идее. Большинство английской знати не же­лало реставрации католицизма и рассматривало Испанию, сто­явшую на пути торговой и колониальной экспансии Англии, как заклятого противника своей страны. Поэтому Елизавета отклонила предложение Филиппа II, и чтобы удержать трон, встала на путь углубления Реформации, начатой ее отцом.

Во второй половине XVI в. между протестантской Англией и католической Испанией вспыхнул острейший конфликт. У него было по крайней мере три важных аспекта — династичес­кий, конфессиональный и торговый. Спор английских Тюдо­ров и испанских Габсбургов осложняли, а в значительной мере — и обуславливали религиозные и торгово-колониальные противоречия между обоими государствами. Кульминацией англо-испанского конфликта явилась попытка Филиппа II по­ставить Англию на колени при помощи военной силы. В 1588 г. была снаряжена «Непобедимая Армада» — флот из


полутора сотен военных кораблей, который был направлен с 20 тыс. солдат к берегам Англии. Однако эту военную кампа­нию испанцы проиграли. Их поражение было симптомом нача-ма упадка колониального и морского могущества Испании и соответственно зарождения могущества Англии на морях.

Одновременно с попытками подчинить Англию католициз­му Филипп II вмешивался и во внутренние дела Франции, где в середине XVI в. широкое распространение получил кальви­низм. Основоположником этого протестантского вероучения был Жан Кальвин, женевский проповедник, француз по про­исхождению. В 1560 г. во Франции разгорелись религиозные войны, продолжавшиеся вплоть до конца XVI столетия. Одним из самых трагических событий этих войн была Варфоломеев-ская ночь 24 августа 1572 г., когда католики устроили массовые убийства гугенотов, как называли во Франции протестантов-кальвинистов. После того как в 1589 г. королевскую корону Франции унаследовал глава дома Бурбонов Генрих Наварр-ский, протестант по вероисповеданию, Испания направила свои войска, чтобы помешать ему занять трон. Испанский гар­низон разместился даже в Париже, поскольку французская сто­лица поддерживала католический лагерь и отказывалась прини­мать протестантов. Но если французские католики опирались на помощь Испании, то французские протестанты получали поддержку своих единоверцев из других стран, в частности, из Германии. Религиозная война во Франции приобрела таким образом международный характер.

Войну не смогло остановить даже то, что в 1593 г. в знак примирения с католиками король Генрих IV принял католичес­кую веру, якобы заявив при этом: «Париж стоит мессы!» Лишь когда он в 1598 г. издал эдикт о веротерпимости (так называе­мый Нантский эдикт), война прекратилась. Этот эдикт предо­ставлял гугенотам не только свободу вероисповедания, но и широкую административную и политическую автономию. Внутри французского королевства создавалась своеобразная протестантская автономия, которая имела собственное админи­стративное управление, провинциальные сословные собрания, вооруженные силы (армию и флот), контролировала двести военных крепостей.

Потерпев поражение от английских и французских протес­тантов, католическая Испания всей своей, еще значительной мощью, обрушилась на Нидерланды. Эта обширная страна, ле­жащая в низовьях (отсюда ее название — низменные земли) рек Рейна, Шельды и Мааса, в XIV—XV вв. входили в состав могущественной державы — герцогства Бургундского. Однако в конце XV в. Бургундское герцогство было разделено между гер­манским императором и французским королем. К французско-


му королевству была присоединена западная часть Бургундии, Габсбурги присоединили к своим наследственным владениям ее восточную часть, а также Нидерланды. После отречения Карла V от императорской короны в 1556 г. и раздела его дер­жавы Филипп II получил Нидерланды вместе с Испанией и ее заокеанскими колониями.

В результате преследований, которым испанские власти подвергали нидерландских протестантов, в 1566 г. в Нидерлан­дах вспыхнуло иконоборческое восстание. Его так называли, потому что в ходе этого восстания протестанты разоряли като­лические храмы и сжигали иконы. Протестанты верили, что поклонение иконам, святым мощам и другим предметам культа является признаком язычества. Религиозная война в Нидерлан­дах постепенно переросла в освободительную революцию. Се­верные провинции Нидерландов в 1579 г. образовали Утрехт­скую унию (союз 7 протестантских провинций). А южные Ни­дерланды сохранили верность католицизму и испанскому коро­лю. В том же году они образовали Аррасскую унию.

В 1581 г. северные провинции объявили о низложении Фи­липпа и образовали независимое государство Республика Со­единенных провинций, или Голландия, по названию одной из 7 провинций, которые вошли в состав независимого государст­ва. Несмотря на это, война продолжалась, потому что Филипп наотрез отказался признать независимость Голландии. Еще не­сколько десятилетий Испания вела войну против мятежных провинций, пока в 1609 г. между ними и метрополией не было заключено перемирие сроком на 12 лет. По истечении этого срока война возобновилась, и лишь спустя еще почти тридцать лет, в 1648 г., Испания согласилась с уходом из-под ее власти мятежных провинций.

Вопросы:

1. Как вы понимаете династический принцип международных от­ношений?

2. Какие цели преследовала брачная дипломатия?

3. Как вы понимаете конфессиональный принцип международных отношений?

4. Что изменилось в международных отношениях с образованием единых и централизованных государств?

5. Как вы понимаете роль государственного интереса в междуна­родных отношениях?

6. Как повлиял подъем мировой торговли на международные отно­шения начала Нового времени?

7. Охарактеризуйте основные международные конфликты и проти­воречия начала Нового времени.


 

8. Каковы причины и характер религиозных войн XVI — первой половины XVII вв.?

Литература:

Основная:

История дипломатии. М., 1959. Т. 1. Разд. 3. Гл. 1—3.

История Европы. М., 1993. Т. 3. Ч. 5. Гл. 1-3.

История внешней политики России: Конец XV—XVII век. М., 1999. Гл. 3. 6.

Иванова И. И. История международных отношений от античности до конца первой мировой войны. Владивосток, 2001. Ч. I. Гл. 3—4.

Протопопов А. С., Козьменко В.М., Елманова Н.С. История между­народных отношений и внешней политики России: 1648—2000. М., 2001. Ч. I. Гл. 1-2.

Дополнительная:

Ивонин Б.А. Становление европейской системы государств: Англия и Габсбурги на рубеже двух эпох. Минск, 1989.

Киссинджер Г. Дипломатия. М., 1997. Гл. 3.

Попов Н.В. Династические браки и «брачная дипломатия» в Запад­ной Европе раннего нового времени // Новая и новейшая история. 1998. № 6. С. 143-169.

Попов Н.В. Династические браки и «брачная дипломатия» в Цент­ральной и Восточной Европе XV — начала XVII в. // Новая и новей­шая история. 2000. № 2. С. 170-179.







Сейчас читают про: