double arrow
Вестфальский мир

В середине 40-х годов противники вступили в переговоры, завершившиеся в 1648 г. подписанием мирного договора в го­родах Оснабрюке и Мюнстере в Вестфалии, одном из герман­ских государств. Поэтому он называется Вестфальским1.

Вестфальский мир закрепил территориальные изменения, происшедшие в Европе во время Тридцатилетней войны. Они были достаточно скромными. Во всяком случае, они не шли ни в какое сравнение с длительностью и масштабами войны, усилиями правительств и жертвами народов. Самые крупные из территориальных изменений произошли в Северной Герма­нии. Швеция получила обширные земли в устьях крупнейших рек, впадающих в Балтийское и Северное моря, таких как Одер и Эльба (Восточную Пруссию и Курляндию, порты которых она ранее контролировала, сохранить шведам не удалось). В итоге, Швеция вплотную приблизилась к цели внешней поли­тики ее правящих кругов — превращению Балтийского моря в «шведское озеро». Франция по Вестфальскому договору не­сколько расширила свои владения на левом берегу Рейна. Она добилась признания своих прав на крепости Мец, Туль и Вер­ден в Лотарингии, захваченные ею еще в 1552 году. Кроме того, она присоединила небольшие территории в Эльзасе, при­надлежавшие ранее Габсбургам. За счет конфискованных у церкви (секуляризованных) владений расширили, порой значи­тельно, свою территорию некоторые германские государства, в особенности протестантские — Бранденбург, Саксония, Браун-швейг и др.




Значение Вестфальского мира заключалось, прежде всего, в том, что он установил новые правила в отношениях между го­сударствами. В новом международном порядке нашли разреше-

1 В Оснабрюке велись переговоры между императором Священной Римской империи и его союзниками, с одной стороны, и Швецией с со­юзниками — с другой, а в Мюнстере —- между императором с союзника­ми, с одной стороны, и Францией с союзниками, с другой.


ние те противоречия, которые и привели к Тридцатилетней войне. Вестфальский мир уравнял в правах католиков и про­тестантов (кальвинистов и лютеран). Он узаконил конфиска­цию церковных земель, осуществленную до 1624 г., и отменил ранее действовавший принцип «чья власть — того и вера». Не­мецкие князья были лишены права определять веру своих под­данных. Вместо него был провозглашен принцип веротерпи­мости, в соответствии с которым христиане любого вероиспо­ведания могли свободно отправлять свой культ в любой части Империи. Тем самым Вестфальский мир подвел черту под более чем столетн"им периодом религиозных войн и создал предпосылки к ослаблению религиозной вражды в Европе. В результате снизилось значение конфессионального фактора в отношениях между государствами. Это в свою очередь привело к известной деидеологизации международных отношений: вместо отвлеченных идей и ценностей, к которым апеллирова­ли сторонники каждого из вероучений, в основу внешней по­литики государств были положены конкретные интересы.



Вестфальский мир поставил крест на стремлении Габсбур­гов подчинить своей власти другие страны и народы Западной Европы. Такие претензии вынашивал еще император Карл V в первой половине XVI века. Не чужд этому стремлению был и Фердинанд II, который развязал Тридцатилетнюю войну. Мир­ный договор подтвердил принцип «исконной немецкой свобо­ды», принятый еще в Средние века в отношениях между импе­ратором и отдельными германскими князьями-членами (чина­ми) Империи. Причем, он существенно расширил рамки той «свободы», которой пользовались князья. Раньше они были самостоятельны только в вопросах внутренней политики. Те­перь же они приобрели широкую самостоятельность и в облас­ти внешней политики. Князья получили право поддерживать разнообразные отношения с иностранными государствами с единственным ограничением — им было запрещено заключать враждебные Империи союзы и вести против нее войны. Тем самым был сделан важный шаг к ослаблению политических связей внутри Священной Римской империи и обретению фак­тической самостоятельности отдельными государствами, вхо­дившими в ее состав.

Вестфальский мир существенно подорвал авторитет импера­торов Священной Римской империи. Раньше император счи­тался старшим по рангу среди монархов. Он как бы венчал пи­рамиду власти в Европе. Все другие монархи — короли, герцо­ги, графы, князья (включая и великого князя Московского) — стояли как бы на низших ступенях феодальной лестницы. Вестфальский мир уравнял в правах глав независимых госу­дарств Европы, имевших титул короля, с императором. Все они


независимо от титула признавались носителями высшей (суве­ренной) власти, главным признаком которой являлись само­стоятельность и могущество их государств. Тем самым Вест­фальский мир нанес чувствительный удар по остаткам Средне­вековья, сохранявшимся в отношениях между государствами.

По Вестфальскому миру Испания признала независимость Республики Соединенных Провинций (Голландии). Это госу­дарство, возникшее в результате восстания северо-нидерланд-ских протестантов против господства католической Испании, добилось таким образом в 1648 г. международно-правового признания. Кроме Голландии международно-правовое призна­ние в качестве независимого государства получила и Швейцар­ская конфедерация, которая возникла еще в 1315 г. в ходе борьбы сельских и городских общин, расположенных в высо­когорьях Альп, против немецких, французских и итальянских феодалов. Признание независимости обоих государств имело огромное значение. Они были признаны суверенными государ­ствами наравне с монархиями, несмотря на то, что являлись республиками. Это представляло собой разрыв с традициями Средневековья, когда республики считались третьесортными государствами. В особенности важно то, что международно-правовое признание получили государства, возникшие не в силу династических причин, не по желанию монархов, а по воле самих граждан. Ведь и Голландия, и Швейцария возникли в результате восстания и длительной борьбы своих граждан за свободу и независимость. Удовлетворив их требования, евро­пейские монархи фактически допустили возможность призна­ния права народов на самоопределение.

Победители в Тридцатилетней войне — страны антигабс­бургской коалиции — получили таким образом значительные территориальные и политические преимущества. Особенно ук­репили свои международные позиции Франция и Швеция (Швеция даже стала членом Империи с правом посылать своих делегатов на имперский съезд — рейхстаг). Оба государства были объявлены гарантами выполнения Вестфальского мирно­го договора. Вместе с ними в числе гарантов выполнения Вест­фальского мира было названо и Русское государство, формаль­но в Тридцатилетней войне не участвовавшее и мирный дого­вор не заключавшее. Это свидетельствовало о росте его между­народного влияния и признании другими европейскими госу­дарствами своим равноправным партнером.

Однако поражение Габсбургов и победа антигабсбургской коалиции отнюдь не привела к установлению в Европе гегемо­нии, или господства, какой-то другой страны или группы стран. В результате Тридцатилетней войны и Вестфальского мира сложилось определенное равновесие, или баланс между


крупнейшими государствами того времени, при котором ни одно из них не располагало решающим перевесом над другими. Поэтому баланс сил стал играть стабилизирующую роль в меж­дународных отношениях. Он практически лишал правительства стран, проводивших агрессивную внешнюю политику, надежды на скорую и легкую победу в захватнической войне. И хотя ба­ланс сил не уберег Европу от новых войн, он представлял собой важную предпосылку сохранения независимости и само­стоятельности европейских государств, обеспечивая тем самым благоприятные внешние условия их развития.

Вместе с тем Вестфальский мир представлял собой важный этап и в развитии международного права, т.е. общепринятых обычаев, норм и правил в отношениях между государствами. Мир подписали, а значит, обязались выполнять большинство государств Европы, в том числе самые крупные и могуществен­ные из них. Это отнюдь не гарантировало народам Европы без­облачного будущего. Однако наличие четких общепризнанных норм права позволяло в случае возникновения войн установить меру ответственности отдельных государств и облегчало поиски мира.

Изменились и сами нормы права, принятые в отношениях между государствами. В Средние века главную роль в междуна­родных отношениях играли монархи, связанные между собой особыми узами феодальной зависимости и старшинства как се­ньоры и вассалы. Согласно нормам, установленным Вестфаль­ским миром, эта роль перешла к суверенным государствам. Так стали называть независимые и равноправные государства, про­водившие самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику в соответствии со своими государственными интересами. Вест­фальский мир послужил исходным пунктом для всех поздней­ших международных договоров вплоть до Французской рево­люции конца XVIII века.

Вестфальский мир подписали большинство участников войны, кроме Франции и Испании. Они продолжали воевать за господство в Южных Нидерландах вплоть до 1659 г., когда был заключен так называемый Пиренейский мир, по которому Франция получила ряд пограничных территорий в Пиренеях (Русильон) и в Нидерландах (Артуа). Пиренейский мир предус­матривал также брак французского короля Людовика XIV с ис­панской инфантой Марией-Терезией. По испанским законам право на корону принадлежало не только дочери короля, но и ее мужу. Поэтому Испания потребовала, чтобы Мария-Терезия отреклась от права наследования каких бы то ни было владе­ний испанской короны. Французы, мечтавшие об испанском наследстве, согласились с этим требованием, но с одним усло­вием. Для действительности отречения Марии-Терезии необхо-


димо было выплатить приданое инфанты в сумме 500 тыс. ис­панских крон в три приема в строго обозначенные сроки, в том числе в день заключения брака. Поскольку в день брако­сочетания выплата не состоялась, французы получили в буду­щем предлог для претензий к испанской короне.

3. Торговое и колониальное соперничество

В результате победы Англии над «Непобедимой армадой» в 1588 г. Испания и Португалия (напомним, в это время они со­ставляли одно государство) лишились своей торговой и коло­ниальной монополии. Это обусловило резкое усиление колони­альной экспансии других стран, прежде всего Англии и Гол­ландии. В результате освободительной войны конца XVI в. Голландия стала самостоятельным государством, политика ко­торого была направлена на поощрение торговли и мореплава­ния, на повышение своей роли как крупнейшего центра миро­вой торговли и мировых финансов. В Англии в середине

XVII в. произошла революция, которая также привела к власти политические силы, выступавшие за активную торговую и ко­лониальную экспансию.

Основными объектами колониальной экспансии обоих го­сударств были Северная Америка и Южная Азия. Испанцы, еще в XVI в. захватившие центральную и южную Америку от Мексиканского залива и Рио-Гранде до Ла-Платы, не проявля­ли большого интереса к землям, лежавшим к северу от полу­острова Флорида. Поэтому в конце XVI — начале XVII в. сюда устремились первооткрыватели, колонизаторы из других евро­пейских стран, главным образом, из Голландии, Англии и Франции. В начале XVII в. возникли первые английские коло­нии на Атлантическом побережье Северной Америки (Вирги­ния в 1607 г., Новая Англия в 1620 г. и др.), на островах Ка­рибского моря (Сент-Китс в 1623 г., Барбадос в 1625 г.). По­степенно колониальные владения мелких европейских госу­дарств были поглощены англичанами и французами. К началу

XVIII столетия англичане сумели колонизовать северо-восточ­ное побережье Америки от острова Ньюфаундленд на севере до полуострова Флорида на юге. Французы сумели захватить до­лину реки Св. Лаврентия, бассейны Великих американских озер, а также реки Миссисипи.

В начале XVII в. колонизаторы из других стран, главным образом из Голландии, проникли и в Индию. Голландцы суме­ли установить контроль над морским путем из Европы в Южную Азию, основав на юге Африки Капскую колонию. Они отобрали у португальцев ряд колоний в Индии, в том числе и остров Цейлон (в 1640 г.). Кроме того, они основали в первой


половине XVII в. ряд колоний в Юго-Восточной Азии. Вслед за голландцами в Индию пришли и англичане. В первой поло­вине XVII в. они захватили несколько городов на восточном побережье полуострова Индостан (Сурат в 1612 г., Неллур в 1619 г., Мадрас в 1639 г. и др.). А со второй половины XVII в. Индию начинают активно осваивать и французы. При этом ме­тоды колониальной политики англичан, голландцев и францу­зов были похожи. Ее основным инструментом являлись моно­польные Ост-Индские компании (английская образована в 1600 г., голландская — в 1602, французская — в 1664), которые получили от своих правительств исключительное право на тор­говлю, мореплавание, строительство крепостей, управление, за­воевание территорий и пр. в колониях.

Все это послужило предпосылкой резкого обострения коло­ниального соперничества Англии, Голландии и Франции во второй половине XVII века. Первоначально наиболее острыми были колониальные и торговые противоречия между Англией и Голландией. В 1651 г. английский парламент принял так назы­ваемый Навигационный акт — закон, в соответствии с кото­рым иностранные товары могли ввозиться в Англию только на судах под английским флагом или под флагом страны-экспор­тера. Этот закон нанес ощутимый ущерб Голландии, которая в то время являлась основным морским перевозчиком. В ре­зультате в 1652 г. разразилась первая торговая (или морская) война между Англией и Голландией, которая продолжалась до 1654 г. За ней последовали две других — 1665—1667 и 1672— 1674 годы.

Однако к концу XVII в. на первый план выдвинулись коло­ниальные и торговые противоречия этих двух держав с Фран­цией, которая главным образом в правление Людовика XIV превратилась в крупную морскую и колониальную державу. Еще в первой половине XVII в. французы основали несколько колоний в Америке — Новая Франция (Канада), Кайенна, ост­рова Ньюфаундленд, Мартиника, Гваделупа и др., в Африке — Сенегал. Уже в конце этого столетия они захватили восточную часть острова Эспаньола (Гаити) в Карибском море и проник­ли в Индию. Возникло большое число крупных монопольных компаний для торговли с различными концами света — Вест-и Ост-Индская, Сенегальская, Гвинейская, Левантийская (для торговли с Восточным Средиземноморьем) и др.

Колониальная и торговая экспансия Франции заставила Англию и Голландию объединиться в целях защиты своих ко­лониальных и морских интересов. В результате «Славной рево­люции» 1688—1689 гг. английским королем был выбран статха-удер Соединенных провинций Вильгельм Оранский. Возникла личная уния двух крупнейших морских держав того времени —


Англии и Голландии. Свою задачу они видели прежде всего в том, чтобы помешать осуществлению захватнических планов Людовика XIV на европейском континенте и в колониальном

мире.






Сейчас читают про: