double arrow

Принцип национального суверенитета

Без преувеличения можно сказать, что для всего человече­ства Версальский договор 1783 г. имел не меньшее, а скорее даже большее значение, чем для самих США. Впервые со вре­мени Вестфальского мира 1648 г., обеспечившего международ-

3 - 8970 65


Т1111

но-правовое признание Республики Соединенных Провинций, монархические страны признали государство, родившееся в ре­зультате не династических комбинаций, а народного восстания. Вопреки династическому праву они санкционировали право граждан на создание государства и выбор той формы правле­ния, которую они пожелали. По сути дела Версальский мир­ный договор 1783 г. зафиксировал факт капитальной важности: ведущие державы и монархии Европы признали право народа на самоопределение, т.е. его право создавать государство, опре­делять его законы и границы, формировать правительство по своему усмотрению.

Благодаря образованию США в практику международных отношений конца XVIII в. вошел новый принцип — нацио­нального суверенитета. Он вытекал из теории национального суверенитета. Ее обосновали и пропагандировали европейские просветители, ею прямо руководствовались колонисты. Суть этой теории заключается в праве самих граждан решать, что плохо или хорошо для их страны, определять законы и порядок управления, наконец, выбирать правительство.

Суверенитет означает: высшая власть. В Средние века суве­ренами называли монархов, которые в то время и считались носителями высшей власти и источником права. По мере раз­вития и укрепления системы единых и централизованных госу­дарств возникло понятие суверенного государства, которым уп­равляет полновластное правительство и законы которого дейст­вуют на всей территории. Вестфальский мир 1648 г. признал суверенные государства главными действующими лицами на арене международной политики.




В теории национального суверенитета ключевым является понятие нации, которую просветители определяли как сово­купность свободных граждан. Гражданин же, по их определе­нию, — это человек, сознающий как свои права, так и обязан­ности и не желающий ни поступаться первыми, ни отлынивать от вторых. В представлении просветителей, отличие граждани­на от простого подданного какого-либо монарха заключалось в том, что подданный был готов безропотно исполнять свои обя­занности, руководствуясь преданностью монарху, и не имел никаких прав, кроме тех, которые по своей милости даровал ему монарх в виде привилегий или «вольностей». Гражданин же сознавал, что права и свободы принадлежат ему по праву рождения, а не по чьей-либо милости, и он исполнял обязан­ности, повинуясь чувству долга, своим интересам и справедли­вым законам, которые установил для себя вместе со своими со­гражданами. Теория национального суверенитета предполагала, что источником высшей власти является нация.




Теория национального суверенитета, выдвинутая просвети­телями, затрагивала прежде всего сферу отношений между гражданами и государством, т.е. внутреннюю политику. Но из нее прямо вытекало право граждан влиять и на внешнюю по­литику государства. Из представления о том, что именно нация является источником высшей власти, просветители выводили се право самостоятельно определять свои границы, характер отношений с другими государствами, защищать на междуна­родной арене свои интересы, преследовать поставленные цели и т.д.

Образование и международно-правовое признание США грозили перевернуть всю существующую систему международ­ных отношений. Она до сих пор базировалась на балансе сил, торговом и государственном интересе, династическом принци­пе, на праве правительств и монархов решать все важные во­просы международной жизни. Именно поэтому, например, голландцы почти три четверти столетия ждали, пока другие страны признают Республику Соединенных Провинций в каче­стве полноценного государства. Они создали государство во­преки общепринятым в то время правилам образования и уп­разднения государств (вспомним о многочисленных войнах из-за раздела наследства), на основе волеизъявления сословий. Призови они представителя какого-либо королевского дома в качестве нового монарха, возможно, им не пришлось бы так долго дожидаться международно-правового признания. Если английская монархия в XVIII в. сдалась гораздо быстрее, чем испанская в XVI—XVII вв., и признала независимость своих мятежных колоний, то очевидно, причиной тому было Просве­щение, идеалы и ценности которого стали достоянием широ­ких общественных слоев. Благодаря деятельности просветите­лей в Европе сложилось общественное мнение, с которым не могли не считаться правительства и которое оказывало боль­шое влияние на их действия.

Война за независимость британских колоний в Северной Америке и Версальский договор 1783 г. по существу являлись опровержением тех принципов, на которых основывалась Вест­фальская система международных отношений. Вслед за Семи­летней войной, территориальными переменами в Восточной и Юго-Восточной Европе они еще больше расшатали ту систему международных отношений, которая сложилась в Европе в се­редине XVII века.






Сейчас читают про: