double arrow

Демографические тенденции


Современные прогнозы говорят о том, что каждые 40 лет население планеты будет увеличиваться на треть. Практически весь прирост приходится на развивающиеся страны. В каждой пятой стране, в том числе в Германии, Республике Корея, Российской Федерации и Японии, ожидается сокращение численности населения; в то же время в каждой шестой стране – все они относятся к развивающимся и все, кроме трех, находятся в Африке – население за ближайшие 40 лет вырастет более чем вдвое. Если бы не миграция, население развивающихся стран достигло бы пика в 2020 г., а в последующие 30 лет снизилось бы на 7%. Тенденция, проявляющаяся в течение последних 50 лет – снижение доли людей, живущих в Европе, и рост населения, живущего в Африке – вероятно, сохранится.

Старение населения – повсеместное явление. К 2050 г. предполагается, что в мире в целом и на каждом континенте, кроме Африки, по отдельности пожилых людей (не моложе 60 лет) будет больше, чем детей (до 15 лет). Это естественное следствие снижения уровня смертности и несколько более медленного снижения рождаемости, которые произошли в большинстве развивающихся стран, хорошо известный феномен, который известен как «демографический сдвиг». К 2050 г. средний возраст в развивающихся странах будет равен 38 годам, а в развитых – 45. Даже эта разница в семь лет будет иметь заметные последствия. Ожидается, что общая численность населения в трудоспособном возрасте к 2050 г. вырастет на 1,1 млрд чел., а население в трудоспособном возрасте в развитых странах, даже с учетом продолжения нынешних миграционных потоков, слегка сократится. Через 15 лет число лиц, выходящих на рынок рабочей силы в развивающихся странах, превысит общее количество лиц трудоспособного возраста, проживающих сейчас в развитых странах. Как и в прошлом, эти тенденции будут оказывать давление на размер заработной платы и увеличивать стимулы к перемещению у потенциальных работников в бедных странах – и стимулы к поиску рабочих за рубежом у работодателей в богатых странах. Этот процесс влияет на коэффициент демографической нагрузки – т. е. отношение численности пожилых и молодежи к населению трудоспособного возраста . На каждые 100 человек, находящихся в трудоспособном возрасте, в развитых странах сейчас приходится 49 не находящихся в трудоспособном возрасте, примерно половина которых дети или старики. Напротив, в развивающихся странах коэффициент выше и составляет 53, но 3/4 иждивенцев – дети. Через 40 лет скажутся последствия снижения уровня рождаемости, и доля детей снизится, поскольку они достигнут трудоспособного возраста, но коэффициент демографической нагрузки в развивающихся странах останется примерно тем же, к 2050 г. достигнув лишь 55. Напротив, в развитых странах доля пожилых заметно возрастет, так что на 100 чел. в трудоспособном возрасте будет приходиться 71 чел. в нетрудоспособном возрасте – значительно больше, чем сейчас. При более низких уровнях иммиграции, чем тот, что заложен в этих сценариях, коэффициенты демографической нагрузки повышались бы еще быстрее, если бы развитые страны стали полностью закрытыми для новых иммигрантов, коэффициент к 2050 г. вырос бы до 78.




Главные демографические проблемы России, на которые нужно найти ответ в ближайшие десятилетия:

Ø нарастающая естественная убыль населения, а потому и общее сокращение численности населения России;

Ø быстрая естественная убыль населения в трудоспособном возрасте;

Ø рост демографической нагрузки на трудоспособное население;

Ø старение населения;

Ø падение числа потенциальных матерей;

Ø большой приток иммигрантов;



Ø возможный рост эмиграции.

Поиск решений этих проблем должен вестись не только в демографической, но и в экономической и социальной сферах, которые должны трансформироваться с учетом новых демографических реальностей.

Проблема бедности. До середины XVIII века повышение уровня жизни в мире было едва ощутимым. Население большинства стран смирилось с бедностью как с неизбежностью. Еще в 1820 году доход на душу населения повсеместно в мире был почти на одном и том же, и весьма низком, уровне, который колебался от примерно 500 долл. в Китае и Южной Азии до 1000-1500 долл. в са­мых богатых странах Европы. Почти три четверти на­селения мира жили менее чем на 1 долл. в день.

В течение по­следующих двух столетий появилась возможность за счет экономического роста значительно повысить уровень жизни бедных, как, впрочем, и всех остальных слоев населения. Доходы на душу населения в са­мых богатых странах Европы выросли в реальном выражении более чем в десять раз, в Китае — более чем в четыре раза, а в Южной Азии — втрое. В богатых странах Европы доля людей, живущих менее чем на 1 долл. США в день, упала до нуля. В Китае, где на­блюдались более замедленные темпы роста, менее чем на 1 долл. США в день живут сейчас меньше 20 процен­тов населения. В Южной Азии, где экономическое раз­витие шло еще медленнее, такой уровень дохода характерен для примерно 40 процентов населения. В настоящее время почти пятая часть населения планеты находится за порогом этого крайне низкого уровня до­ходов.

В начале нового столетия бедность остается гло­бальной проблемой огромных масштабов. Из 7 млрд людей, населяющих нашу планету, 2,8 млрд живут меньше чем на 2 долл. США в день, а 1,2 млрд — менее чем на 1 долл. США в день. Бедность распределена по регионам мира далеко неравномерно.

Бедность ограничивает потенциальные возможности личности, основные свободы и права, необходимые для то­го, чтобы вести образ жизни, который эта личность ценит. Совершенно очевидно, что для сокращения бед­ности во всех ее многообразных проявлениях и обеспече­ния свободы человека сегодня и в будущем предстоит еще очень многое сделать.

Особыми проблемами являются проблемы социально­го расслоения, наличие экономического неравенства, «социально­го дна» и маргиналов. Три четверти населения развивающихся стран живут в антисанитарных условиях, а почти одна треть в условиях абсолютной нищеты. Все это свидетельствует о глубо­ком кризисе, выходом из которого должны служить научно обо­снованные программы разумного обеспечения предметами пер­вой необходимости всего населения планеты.

Глобальные экологические проблемы сосредоточены в систе­ме отношений «человек—общество—биосфера». Они требуют от ученых и предпринимателей повышения ответственности за по­следствия и результаты их деятельности, а также усиления конт­роля со стороны государственных, правительственных структур за осуществление предполагаемых проектов и разработок. Врачи и биологи выступают за проведение моратория на использование средств генной инженерии в антигуманных целях. Анализ эколо­гических бедствий последних десятилетий свидетельствует, что в большинстве случаев их причиной становится непродуманное тех­ногенное воздействие, катастрофически влияющее на природу. Становится актуальной просветительская работа, направленная на формирование экологического сознания человечества и подраста­ющего поколения, в частности.

За последние 30 лет уничтожено 50% тропических лесов Азии и Латинской Америки. Огромные лесные массивы за это время исчезли и в других регионах. Вместе с сокращением площади лесов исчезают многие виды растений и животных. С 1600 г. по настоящее время, по данным международной комиссии выживания, с лица Земли безвозвратно исчезло 63 вида млекопитающих животных и 94 вида птиц. Значительно большее количество видов животных и птиц находится сегодня на грани исчезновения.

С 1800 по 2000 гг. в результате сжигаемого ископаемого топлива в атмосферу выброшено около 180 миллиардов тонн углекислого газа. В итоге его концентрация в атмосфере за последние 200 лет повысилась на 25%. Только страны Европейского экономического сообщества ежегодно выбрасывают в атмосферу 18 миллионов тонн диокиси серы и 10 миллионов тонн оксидов азота.

К опасному пределу приблизилось и использование невозобновляемых и возобновляемых ресурсов. Ежегодно теряется несколько миллионов гектаров плодородных земель. Эти потери практически невозобновляемы, так как для восстановления разрушенной почвы требуется несколько веков.

Глобальная компьютерная революция и интенсивность про­цессов информатизации, стимулируя лавинообразный рост науч­но-технического развития, чревата обострением всего комплекса коммуникативно-психологических проблем. Обилие обрушившей­ся на человека негативной информации ведет к возникновению синдрома информационной усталости, а также к различного рода психическим расстройствам и массовой агрессии. Личное время экспроприировано временем социальных взаимодействий, вклю­чено в макровремя социальных обязанностей и институтов.

Проблемы войны и мира. «Продолжение политики другими средствами» ввергало народы в войны и вооруженные конфликты около 15 тысяч раз. Лишь всего 292 года из всей истории человечество обошлось без крупных войн. За изученный наукой период истории человечества войны унесли более 3,5 миллиарда человеческих жизней. Причем по мере совершенствования средств уничтожения росли и масштабы войн. В ХХ в. вместе с локальными реальностью стали и мировые войны. Если тридцатилетняя война, которая велась в 1618–1648 гг., и оказалась первой войной, в которую были вовлечены почти все государства Западной Европы, унесла 600 тысяч человеческих жизней, то Первая мировая война 1914–1918 гг. – около 9,5 миллионов. Общее число жертв, включая убитых, погибших от голода, болезней и воздушных бомбардировок, во Второй мировой войне достигло 55 миллионов человек.

В настоящее время гражданские войны и вооруженные конфликты чаще всего возникают в развивающихся и бедных странах, что усугубляет и без того бедственное положение большинства населения этих стран.

Проблемы обострения гонки вооружения и опасности ядер­ной угрозытесно связаны с проблемами радиоактивного загряз­нения. Новые виды вооружения предлагают все более изощрен­ные способы поражения человечества, которое балансирует на грани выживания. Предложенная учеными коэволюционная стра­тегия принята как новая парадигма развития цивилизации XXI в. Она нацелена на утверждение в сознании людей новой экологи­ческой нравственности.

Важнейшую роль в решении глобальных проблем призвана сыграть наука. Роль науки в преодолении глобальных кризисов связана не только с осознанием причин экологического коллапса, сущности многообразия рисков и негативов для развития человечества, с критикой технофобии и призывами к освобождению от «демонов техники». Наука предлагает реальные меры по технологии очистки отходов, возможности перехода производства на замкнутые циклы, природосберегающие технологии, перехода к безмашинному и без­отходному производству, эффективному использованию энергии Солнца.

Решение большинства перечисленных глобальных проблем упирается в неспособность людей, социальных субъектов действий и социального управления контролировать свои желания и поведение на всех уровнях – от отдельного человека до человечества в целом.

Человечество должно быть благодарно техногенной цивилизации за ее замечательные достижения. Но теперь, когда, по словам П.Сорокина, «она пребывает в агонии, когда ее продукт – это скорее отравляющий газ, чем свежий воздух, когда, благодаря своим достижениям, она вручила человеку ужасающую власть над природой, обществом и культурой, не обеспечив его при этом ни средствами самоконтроля, ни властью над своими стремлениями, чувствами и инстинктами, - теперь, в руках такого человека со всеми достижениями ее науки и техники, она становится чрезвычайно опасной и для самого человека, и для всех его ценностей»[2] (с. 793).

«Самая насущная потребность нашего времени – это человек, способный контролировать себя и свои желания, с сочувствием относящийся к своим ближним, понимающий и ищущий вечные ценности культуры и общества, глубоко осознающий свою личную ответственность в мире» (с. 794). Техногенная культура достигла своих высот благодаря тому, что человек был низведен ею до уровня простого рефлекторного механизма, примитивного существа, мотивируемого сексом, полумеханического-полуфизиологического организма, лишенного всего возвышенного и святого. Отсюда – настоятельная необходимость перехода «от покорения природы и контроля над ней – к контролю человека над самим собой»(с. 794).

«Банкротство крайнего эмпиризма нашей культуры проявляется практически в том, что мы оказываемся все меньше способными управлять человечеством и ходом социокультурных процессов. В противоположность обнадеживающему эмпирическому девизу «знать, чтобы предвидеть, предвидеть, чтобы мочь (управлять)», мы управляем этими процессами так же слабо, как много столетий тому назад. Подобно бревну, попавшему в Ниагарский водопад, мы зависим от непредсказуемых и неуправляемых социокультурных потоков и беспомощно плывем от одного кризиса к другому, от одной катастрофы к другой» ( с. 875-876).


[1] См.: З.Федотов А.П. Глобалистика: начала науки о современном мире. - М.,2002.

[2] Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. – М.: Астрель, 2006.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: