double arrow

БАЗАЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ


Представление о существовании базального конфликта внутри человека идет с античных времен и занимает важное место в различных религиях и философиях. Могущество света и тьмы, Бога и дьявола, добра и зла – вот некоторые из способов выражения этого представления. В современной психологии Фрейд в этом отношении, как и в очень многих других, проделал работу первооткрывателя. Его исходное предположение заключалось в том, что базальный конфликт – это конфликт между нашими инстинктивными влечениями с их слепым стремлением к удовлетворению и налагающим запреты окружением - семьей и обществом. Запрещающее окружение в раннем возрасте интериоризируется и с тех пор выступает как запрещающее Супер-Эго.

Несмотря на то, что я считаю основополагающий, коренной конфликт более разрушительным, чем полагал Фрейд, я смотрю на возможность его успешного разрешения с большей уверенностью, чем он.

Чтобы приблизиться к этой проблеме с точки зрения генезиса, мы должны вернуться к тому, что я называла базальной тревожностью, подразумевая под этим переживаемые ребенком чувства одиночества и беспомощности в потенциально враждебном мире. Это чувство незащищенности может породить у ребенка широкий диапазон неблагоприятных факторов: явное или скрытое доминирование, безразличие, сумасбродное поведение, отсутствие уважения к индивидуальным потребностям ребенка, отсутствие реального руководства, пренебрежительное отношение, чрезмерное восхищение или его полное отсутствие, недостаток доверительности и теплоты, необходимость принимать чью-либо сторону при разногласиях родителей, слишком малая или чрезмерная ответственность, излишняя опека, изоляция от других детей, несправедливость, дискриминация, невыполнение обещаний, враждебная атмосфера и так далее и тому подобное.




Единственный фактор, к которому я хочу привлечь особое внимание в этом контексте, – это ощущение ребенком скрытого лицемерия у своих близких: его чувство, что родительская любовь, их христианское милосердие, честность, щедрость и так далее могут быть всего лишь притворством. Частично то, что ребенок ощущает на этот счет, действительно является лицемерием; но отчасти это может быть просто его реакцией на все те противоречия, которые он ощущает в поведении родителей. Однако, как правило, имеет место сочетание травмирующих факторов. Они могут лежать на поверхности или быть полностью скрытыми, так что в ходе психоанализа можно лишь постепенно выявлять их внимание на развитие ребенка.

Изнуренный этими мучающими его условиями, ребенок ищет способы сохранить свою жизнь, ищет, как справиться с несущим угрозу окружающим миром. Несмотря на свою слабость и страхи, он бессознательно нащупывает свою тактику, чтобы противостоять данным силам, действующим в его окружении. Поступая таким образом, он вырабатывает не только стратегии, но также и устойчивые наклонности и черты характера, которые становятся частью его личности. Я назвала их "невротическими наклонностями". Если мы хотим увидеть, как развиваются конфликты, мы не должны чрезмерно сосредоточиваться на индивидуальных наклонностях, а должны, скорее, охватить взглядом всю панораму главных направлений, по которым ребенок может двигаться и на самом деле движется под воздействием этих обстоятельств. Хотя мы на время потеряем из поля зрения подробности, мы получим более ясную картину наиболее важных направлений, которые выбирает ребенок, чтобы справиться со своим окружением. Вначале может предстать довольно хаотичная картина, но из нее стечением времени выкристаллизовываются три главные линии; ребенок может двигаться навстречу людям, против людей или от людей.



Когда ребенок движется навстречу людям, он признает собственную беспомощность и, несмотря на свою отчужденность и страхи, пытается завоевать любовь и привязанность других людей и пробует опираться на них. Лишь таким путем он может почувствовать себя с ними в безопасности. Если в семье есть расходящиеся во взглядах стороны, он примкнет к наиболее сильному лицу или группе. Подчиняясь им, он обретает чувства принадлежности и поддержки, которое помогает ему ощущать себя менее слабым и менее изолированным.



Когда он движется против людей, он признает и принимает как должное враждебность окружающих, и сознательно или бессознательно решается на борьбу. Он полностью отказывается доверять чувствам и намерениям других людей по отношению к нему. Он бунтует, используя для этого все открытые для него пути. Он хочет быть сильнее их и одержать верх частично ради собственной защиты, частично ради мести.

В случае движения от людей он не хочет ни принадлежности, ни борьбы, а держится в стороне, отстраняется от людей. Он чувствует, что у него с ними мало общего, что они нисколько не понимают его. Он строит свой собственный мир с помощью природы, своих кукол, книг, грез. В каждом из этих трех видов отно-, шений чрезмерно усилен один из элементов базальной тревожности: беспомощность в первом случае, враждебность во втором и изоляция в третьем. Но дело в том, что ребенок не может свободно выбрать какое-либо из этих направлений, потому что при тех условиях, в которых развились эти отношения, обязательно присутствуют все они. То, что мы видим, обозревая панораму в целом, является лишь доминирующим вектором движения.

Еще один фактор, значительно расширяющий сферу данного конфликта, состоит в том, что эти отношения не ограничиваются областью человеческих взаимоотношений, а постепенно захватывают всю личность, подобно тому, как злокачественная опухоль пронизывает все ткани органа. В итоге они не только проникают во все отношения человека с другими людьми, но также и в его отношение к себе и к жизни в целом. Если мы не в полной мере осознаем их всеобъемлющий характер, то поддадимся соблазну судить о возникающем в результате конфликте подобно тому, как если бы говорить о любви в противовес ненависти, уступчивости в противовес непокорности, подчинению в противовес доминированию и так далее. Это, однако, было бы такой же ошибкой, как искать различие между фашизмом и демократией, сосредоточивая все внимание на каком-либо одном из противоположных признаков, таком, например, как различие в их отношении к религии или власти. Конечно, эти различия имеют место, но сосредоточение внимания только на них одних оставит в тени то, что Демократия и фашизм являются двумя различными типами общества и представляют собой две философии жизни, абсолютно несовместимые друг с другом.

Не случайно конфликт, начало которого лежит в наших отношениях с другими людьми, со временем оказывает влияние на всю личность. Человеческие взаимоотношения имеют здесь столь решающее значение, что они с необходимостью формируют те качества, которые развиваются в нас, те цели, которые мы ставим перед собой, те ценности, которых мы придерживаемся. Все они, в свою очередь, оказывают влияние на наши отношения с другими людьми и, таким образом, неразрывно переплетаются между собой. Моя точка зрения заключается в том, что конфликт, порождаемый несовместимыми типами, отношениями, составляет ядро невроза и поэтому заслуживает названия базального.







Сейчас читают про: