double arrow

Идейно-художественное своеобразие романа Л.Стерна «Сентиментальное путешествие»


Роман «Сентиментальное путешествие» продолжает линию творческих исканий Стерна после «Жизнь и мнения Трастрама Шенди, джентльмена». Уже в самом названии его сформулирована художественная программа писателя. Путешествие пастора Йорика по Франции - это путешествие «сентиментальное», и потому было бы напрасным искать в его описании точные факты или определенные события. Стерн передает движение душевной жизни своего героя - натуры восприимчивой и чувствительной. Основная сфера интересов Стерна романиста - изображение мира чувств. Первостепенное значение приобретает то, каким образом воспринимает Йорик увиденное, какие ассоциации рождает у него та или иная встреча, то или иное впечатление.

Йорик необычайно чувствителен, как и полагается сентименталисту. Он проливает слезы по всякому поводу, и сам же умиляется этой своей способности. «Я слаб, как женщина, и прошу читателей не улыбаться, а пожалеть меня!» — говорит Йорик.

Однако этот чувствительный человек достаточно эгоистичен. Стерн вообще настойчиво вскрывает эгоистические пружины человеческих действий.

На основании романа Стерна нельзя составить впечатление о жизни Франции, ее достопримечательностях, ее природе. Для «сентиментального путешественника» Йорика важны прежде всего его ощущения. И потому рассуждения Йорика об узниках, заключенных в Бастилии, и его монолог о рабстве и свободе занимают ничуть не больше места, чем его замечания по любому другому вопросу.




Творчество Стерна отразило характерные особенности сентиментализма на позднем этапе его развития - отрицание разумности буржуазных форм жизни, противопоставление им мира чувств и скептицизм в восприятии окружающего.

Соединение чувствительности и иронии, меланхолии и игры, слезливости и скептико-юмористической тональности являются выражением достигнутого Стерном своеобразного равновесия между поэтикой рококо и сентиментализмом; полемический пафос писателя направлен на просветительские штампы, на "предрассудки" Просвещения, и в этой полемике идейно-художественные позиции позднего рококо и сентиментализма сближаются.

Стилевая палитра Стерна принадлежит сентиментализму. Об этом свидетельствуют и декоративность пейзажа и самой формы произведения, и допускаемая в текст фривольность, и оттенок грусти от сознания мимолетности всего происходящего, и открытый гедонизм, т.е. культ чувственности, телесности, и тонкое эпатирование церковного ханжества. Пастор Йорик не стесняется признаваться в многочисленных овладевающих им соблазнах: «Жизнь слишком коротка, чтобы возиться с ее условностями... знакомство, возникшее благодаря этому переводу, доставило мне больше удовольствия, чем все другие знакомства, которые я имел честь завязать в Италии» «...одной из благодатных особенностей моей жизни является то, что почти каждую минуту я в кого-нибудь несчастливо влюблен». Стерн отдает предпочтение сложноподчиненным, ветвящимся предложениям сложной семантической структуры и изысканной, закругленной формы. Словесная игра определяет наличие отступлений, шуток и их внезапный обрыв. Взаимопереходам психологических состояний соответствует смена стилей. Для Стерна важно значение жеста, позы». Психологизирование позы, перевод языка жеста на язык психологии составляет ядро повествовательной манеры «Сентиментального путешествия». Мимика, жест, интонация, поза приобрели у Стерна решающее значение для создания психологического портрета. Сокровенное в человеке выражалось не в статике, а в изменчивости мимолетного движения.









Сейчас читают про: