double arrow

МАССОВЫЕ ЭСТРАДНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ НА СТАДИОНАХ


Массовое эстрадное представление! Сколь­ко интересного содержания и какое неисчер­паемое богатство и разнообразие зрелищных приемов заключено в этих трех словах.

Зеленое поле стадиона, сбегающие вниз ступеньками стены — скамьи, крыша — голубое небо — вот какой огромной вместимости театральный зал обрели в последнее время мастера искусств в нашей стране. По неписанному закону только самые любимые, лучшие завоевывают право выступить перед многотысячной аудиторией. Это нечто вроде строгого экзамена на звание любимого, признанного мастера своего дела. Борьба за это звание идет задолго до объявленного представления, идет на экранах кинематографов сценах театров, эстрадных площадках страны Все сказанное может навести на мысль, что речь идет о заключительном туре какого-либо смотра или конкурса. Нет! Мы говорим о своеобразном зрелище наших дней, где ма­стера искусств участвуют совместно с про­славленными тружениками фабрик, заводов, колхозных полей, с одаренными юношами и девушками — участниками нашей художественной самодеятельности, выступают в не­посредственной близости к десяткам тысяч зрителей. Речь идет о массовых представле­ниях на стадионах нашей страны, в городах больших и малых.




Пытаясь обобщить опыт их проведения, невольно приходишь к выводу, что многие во­просы проведения массовых представлений на стадионах требуют современного творческого, организационного и методического решения.

Мы хотим в этой статье поделиться с авто­рами сценариев, режиссерами, организатора­ми и участниками стадионных представлений некоторым опытом и помочь им избежать тех ошибок, которые делались на первых порах.

Прежде всего расскажем кратко о некото­рых стадионных представлениях, проведенных в Ленинграде, Ярославле, Горьком, Одессе, Минске и других городах.

Первые революционные праздники в Ле­нинграде запомнились людям старшего поко­ления в оформлении ансамбля Фондовой бир­жи, Ростральных колонн, Зимнего дворца и набережных Невы.

От этих же невских берегов пошла много позже (с 1956 г.) новая волна массовых пред­ставлений послевоенных лет. Но театральной площадкой теперь стали не петербургские гро­мады, а великолепный стадион на 100 тысяч зрителей и огромный Приморский парк Побе­ды, построенные после войны на просторах взморья Финского залива, когда-то пренебре­жительно звавшегося «маркизовой лужей».

Это была одна из крупнейших социалисти­ческих народных строек Ленинграда. Начатая еще в предвоенные годы по инициативе С. М. Кирова, она была закончена руками комсомольцев, и на месте пустырей и «топи блат», засыпанных битым стеклом, осколками фашистских снарядов и обломками кирпича военных лет, вырос поистине прекрасный па­мятник нашей Победы. Еще входил он только в быт города, еще искались и утверждались новые формы культурного отдыха ленинград­цев, а «болельщики» уже привыкали к даль­нему путешествию на очередной футбольный матч на стадионе имени С. М. Кирова.



Но не только для спортивных матчей и вы­ступлений предназначался грандиозный ста­дион. Имелось в виду его использование и для массовых постановок. И когда в 1957 году ста­ло известно, что в день празднования 250-ле­тия Ленинграда на стадионе будет организо­ван большой театрально-спортивный празд­ник, — город был по-хорошему взволнован.

В качестве автора сценария и главного ре­жиссера был приглашен народный артист СССР. Г. Товстоногов, художником — С. Мандель. В этой постановке было немало интерес­ных режиссерских находок. Особенно запом­нились массовые движения физкультурников с разноцветными флагами. Тысяча людей дер­жит в руках небольшие полотнища — флаги. По сигналу режиссера все полотнища или часть их переворачиваются другой стороной. Цвет меняется. Как мозаичная картина скла­дывается по любому рисунку из разноцветных кубиков, так здесь, на глазах у зрителей, из цветных полотнищ то возникал и распадался черный двуглавый орел, символ царской власти, то вдруг начинала колыхаться и набегать волнами голубая гладь невской воды или по­являлись алые «серп и молот» — эмблема но­вого социалистического государства.



Но в постановочной работе на стадионе, под открытым небом бывают всякие неожи­данности. На одной из последних репетиций пошел сильный дождь и физкультурников с полотнищами нельзя было расположить сидя (а только это положение создавало необходи­мый эффект), так как зеленое поле покрылось лужами. Тогда режиссер дал команду перейти всем физкультурникам на одну из трибун и выполнять все движения на скамьях для зри­телей. Результат оказался неожиданным и необычайно интересным. Все мозаичные кар­тины ожили, заиграли, и режиссер, несмотря на протесты администраторов (сокращалось число мест для зрителей), решил закрепить эту случайную находку. Впрочем, часть зрите­лей была участниками праздника — это, по­жалуй, одна из главных удач торжественного представления, в котором режиссер задумал показать важнейшие страницы истории горо­да — от его основания до наших лет.

В этом же представлении большой поста­новочной удачей был «Хоровод дружбы» в исполнении тысяч участников хореографиче­ской самодеятельности ленинградских клубов и Дворцов культуры. Балетмейстер А. Обрант придумал интересное и оригинальное начало этого массового танца. Все исполнители це­почками спускались вниз на спортивную арену с верхней галереи стадиона. Для этого были использованы десятки проходов, разделяющие амфитеатр на сектора. Такой одновременный звездный выход сразу определил народный характер танца и создал динамичную картину пестрой многонациональной массы. Танцоры как бы сходили с трибун стадиона, сливаясь во вступлении к хороводу со зрителями и об­разовали в хореографическом рисунке еди­ную композицию, в которую органично впи­сывались все присутствовавшие на стадионе. Так активное участие больших коллективов исполнителей оказалось наиболее действен­ным элементом массового представления. В этих эпизодах сливались воедино зрители и исполнители.

Не все, однако, удалось в равной степени в этом представлении Режиссер хотел исполь­зовать метод инсценировки ряда историче­ских эпизодов. Но, например, появление Пет­ра I в ботике не произвело должного эффекта из-за несоответствия масштабов миниатюрно­го ботика и громадной чаши стадиона. Фигура Петра I оказалась мелкой, невыразительной, хотя высоченного роста актер А. Смирнов, исполнявший роль основателя Петербурга, и не был в этом виноват. Просчет был в том, что специфические особенности стадионного зрелища не были учтены в режиссерском ре­шении этого эпизода.

С лета 1958 года на стадионе имени С. М. Кирова в Ленинграде ежегодно проводи­лись большие эстрадные представления, полу­чившие на первых порах название «Встреча с любимыми героями кино, театра и эстрады». Широкая реклама, афиши, ленты, плакаты, громкие имена киноартистов привлекали зрителей, и трибуны огромного 100-тысячного ста­диона всегда были переполнены. Это пред­ставление в последующие годы с небольшими изменениями повторялось во многих городах страны.

Несколько слов о построении такого пред­ставления Обычно оно распадалось на две не очень органично связанные между собой ча­сти. В первой, которую постановщики именуют прологом, темой служит историческое прошлое и настоящее города, памятные события и лю­ди, связанные с его историей, рассказ о слав­ных делах героев труда — наших современниках, показ производственных достижений «маяков» промышленности и сельского хозяй­ства и их участия в осуществлении семилетне­го народнохозяйственного плана. В прологе всегда широко представлены коллективы ху­дожественной самодеятельности, физкультур­ники, молодежь, пионеры, музыкальные ан­самбли— словом, все те силы, которые могут быть привлечены на месте в любом городе, где проводится представление на стадионе.

Вторая часть (гораздо большая по време­ни) строится как своеобразный театрализован­ный концерт, в котором выступают популяр­ные артисты кино, театра и эстрады.

Показ отдельных эпизодов из кинофиль­мов, их лаконизм и кажущаяся клочковатость не случайны — это особый язык, своеобразный код, вызывающий в памяти зрителя целостные картины, образы. Ведь Черкасов—Полежаев— это «Депутат Балтики», это представитель ге­роической интеллигенции первых лет револю­ции, и его слова: «Господа! Да, я не ошибся, господа! Ведь теперь Вы господа...», — произнесенные когда-то в фильме, теперь обращена к современным зрителям, хорошо понимающим, что без героического революционного прошлого не было бы и замечательного се­годня и счастливого коммунистического завт­ра. Аплодисменты и овации относятся не толь­ко к прославленному артисту Николаю Черка­сову, но и к воину культурной революции По­лежаеву—Тимирязеву, и к городу-герою Ле­нинграду и к Краснознаменному Балтийскому Флоту, и к советской интеллигенции.

Вот стремительно вынеслась лихая тачан­ка, развевается по ветру черная чапаевская бурка, припал к пулемету Петька. И в эти короткие минуты народный артист Бабочкин заставляет каждого снова вспомнить то волне­ние, которое вызывал в нас фильм «Чапаев». Среди зрителей наверно немало таких, кото­рые в детстве понескольку раз смотрели «Ча­паева» и, волнуясь, надеялись — авось выплы­вет, не погибнет легендарный Василий Ива­нович...

Борис Андреевич Бабочкин после выступ­ления совершает свой круг почета в неумолкающем рокоте аплодисментов. В них звучит народная дань неувядающей славе героиче­ского Чапаева, благодарность воссоздателю его образа — киноартисту Бабочкину — и гор­дость за успехи советского киноискусства, для которого фильм «Чапаев» был этапным.

В памяти встают Павка Корчагин, Зоя, Алексей Маресьев, Матросов, Олег Кошевой и многие, многие другие, чья жизнь служила примером советским людям.

Они — как любимый мотив, как с детства знакомая книга, как родной, близкий человек — всегда желанны и необходимы.

Вот простые, бесхитростные, отважные «Два бойца» — Андреев и Бернес. С благодарностью вспоминаем мы, как мягкий юмор и лиричность песен, тема сдержанной и глубокой мужской дружбы трогали нас в этом давно созданном, но не забытом фильме. Неповоротливый и сильный Саша с Уралмаша и язви­тельный, отчаянный одесский парень, рядом стоявшие насмерть на подступах к Ленингра­ду,— теперь перед нами на эстраде посреди зеленого поля в простреленных плащ-палатках ведут мужской разговор.

Разные постановщики по-разному подходят к режиссуре массовых стадионных представ­лений. Большой выдумщик, инициатор и орга­низатор многих стадионных представлений С. В. Якобсон поставил в Ленинграде на ста­дионе имени С. М. Кирова несколько пред­ставлений, и в том числе такие, как «Белые ночи», «Встреча с любимыми героями», «Му­зыкальный праздник», и другие. В каждом из них было немало сценарных и режиссерских находок. Но были в его постановках и принци­пиальные творческие и организационные недо­четы. Главный из них — отсутствие органиче­ского сочетания пролога, отдельных номеров и эпизодов, которые сами по себе часто были интересны, но в целом не создавали общего впечатления. Зритель уходил, сохраняя в памяти выступления отдельных артистов и забы­вая об идее представления, ради которой в общем-то и проводился весь праздник.

Почти у всех режиссеров финал представ­ления оказывался часто скомканным — огра­ничивался пуском фейерверка и прощальным «кругом почета», который артисты совершали на машинах по гаревой дорожке стадиона.

Некоторые режиссеры, как, например А. Н. Обрант, стремятся к новым решениям в движении больших людских масс по стадиону Значительный опыт балетмейстера, участника и организатора физкультурных парадов позволяет ему находить интересные и зачастую но вые построения живых фигур, а иногда и целых «живых картин». Так, в Горьком с участием артистов балета Обрант поставил картину «Бурлаки» по Репину, а позднее в Архангельске силами физкультурников им был решен живой корабль, распадающийся на маленькие парусные лодки.

Наибольшее количество праздников на стадионах за последние годы поставил режиссер И. Я. Рахлин. Ему принадлежит своеобразное раскрытие средствами массового зрелища достижений наших республик. Запомнились праздники в Минске, Ташкенте, Алма-Ате, Кишиневе, Баку, где режиссер в большом постановочном прологе умело сочетал показ искусства национального по форме и социалистического по содержанию.

Ошибочным оказалось распространенное мнение, что для проведения массового пред­ставления достаточно приглашения группы прославленных артистов кино. Да, достаточно чтобы продать все билеты, но далеко не достаточно, чтобы создать интересное, увлекательное, нужное современное массовое зрелище. Ставка зачастую делалась на большие имена, на участие в представлении знаменитых акте­ров, чьи громкие фамилии часто подменяли художественные образы, созданные в свое время этими популярными мастерами совет­ского искусства. Опыт показал, что массовое зрелище имеет свою специфическую драматур­гию, нарушение законов которой приводит за­частую к однообразию, штампу, потере темпа, а иногда и просто к скуке. Завязка, нараста­ние действия, кульминация, финал — все это обязательно должно найти место в режиссер­ской экспозиции любого зрелища, особенно если оно рассчитано на длительное действие. Конечно, многие законы театрального зрелища распространяются и на представление, которое проводится на стадионе. Однако нельзя пре­небрегать особенностями восприятия, возни­кающими у зрителей, сидящих на открытом воздухе. Размеры самой спортивной арены, 400-метровая гаревая дорожка — все это рас­средоточивает внимание, которое должно при­влекаться яркими, лаконичными, выразитель­ными эпизодами, порой даже камерного ха­рактера. Так, например, сочетание мастер­ства, популярности исполнителей и отличная режиссерская композиция эпизодов позволила с большим успехом показывать на стадионах сцены из «Отелло» в исполнении И. Скобцевой и С. Бондарчука и «Баллады о солдате» в исполнении Ивашева и Максимовой. Не коли­чество исполнителей решает успех выступле­ния на стадионе, а внимание зрителей, прико­ванное находкой сценариста или режиссера. Очень важно, чтобы представление по своему содержанию было современным, чтобы в были отражены наиболее существенные темы сегодняшнего дня.

Режиссер всегда должен помнить, что главное — это общий замысел и композиция всего представления. Зрители должны уйти со стадиона полные интересных впечатлений и не утомленные однообразием программы. Уметь сочетать идейно-художественное содержание с увлекательной формой праздничного массово­го представления трудная, но благодарная за­дача режиссера стадионных праздников.

И чем разнообразнее будут использованы многочисленные театральные жанры, чем больше будет проявлена фантазия художника, чем изобретательнее будет режиссер, — тем ярче, богаче и содержательнее будет резуль­тат работы творческого коллектива.

Конечно, уже само участие в празднике крупнейших артистических сил, десятков про­славленных артистов кино, театра и эстрады, привлечение лучших коллективов местной художественной самодеятельности — физкуль­турных, хоровых и танцевальных — способ­ствует созданию красочного праздничного зрелища и является для жителей города радост­ным событием.

На празднике вполне логично соседство имен знатных тружеников заводов и полей и лучших артистов, которым дано обобщать, увековечивать, высветлять прожектором ис­кусства именно то качественно новое, что при­несли в жизнь люди производственного труда их благородство, увлеченность созиданием, патриотическую устремленность, упорство и силу в достижении великих целей построения нового общества.

На стадионе в Таллине разрезал красную ленту Герой Социалистического Труда — строитель-каменщик Кристиан Кербер, а в древнем Ярославле, праздновавшем свое 950-летие, первой выезжала на стадион­ный праздник знатная свинарка, Герой Социа­листического Труда Людмила Черногорова. Какими бурными овациями встречал их весь стадион, когда на открытой машине они совер­шали круг почета по гаревой дорожке. Разре­зающий алую ленточку, открывающий празд­ник Герой Социалистического Труда — хозяин и участник праздника. В Костроме представ­ления открывали прославленные доярки Алек­сандра Соколова и Анна Северухина.

Вот как это выглядело на стадионе. Мед­ленно, понемногу набирая скорость, выезжает на гаревую дорожку ГАЗ-150, увитый гирлян­дами ярких полевых цветов. На нем, обнимая выхоленную, шелковистую шею буренки, стоят знатные доярки. Скромные колхозницы, в бе­лых, повязанных по-русски платках, они сна­чала улыбались и приветствовали зрителей рукой, но когда их встретили овацией, от неожиданности и волнения растерялись и чуть не заплакали. Это было проявлением радости и признательности народу, так щедро выра­зившему благодарность их натруженным ру­кам, надоившим реки молока. А вот и эта мо­лочная река: с дистанцией в 50 метров одна за другой идут десять автоцистерн, везущих десятки тысяч литров молока. По бокам ци­стерн «Молоко» стоят девушки в белых халатах. Это — молодая смена, выращиванию которой знатные доярки Костромы уделяют много внимания и заботы. Белые цистерны образовали полный круг и, казалось, что душистое, жирное, вкусное молоко течет прямо из рун доярок. Народное чествование передовиков животноводов прошло на стадионе с большим подъемом.

Режиссеру массовых праздников на ста­дионе надо обязательно помнить и о месте действия, и о масштабах спортивной арены, и об удаленности исполнителей от зрителей, и, главное, о том, чтобы смысл происходящего на стадионе был понятен всем и отвечал бы идее праздника.

Наряду с серьезными выступлениями, рас­крывающими основное содержание представления, обязательно нужно придумывать смешные эпизоды и номера. Юмор один из важнейших элементов массового представления. Вспоминается номер ленинградских эксцентри­ков братьев Жервэ. Их старенький, почти раз­валивающийся автомобильчик заряжается пи­ротехническими эффектами. Пока они едут по гаревой дорожке — искры, дым, огонь выры­ваются из испорченного автомобиля. Даже из огнетушителя вместо пены брызжет фейер­верк. Номер заканчивался тем, что под смех зрителей один из участников тащил автомобиль на веревке, а вдогонку ему мчалась пожарная машина с цветами для веселых артистов.

Опыт показал, что разнообразные зритель­ные номера, в том числе балетные и цирковые, отлично воспринимаются на стадионе. А частушки, куплеты, смешные музыкальные сцен­ки вносят много оживления в программу.

На стадионе возможны и «импровизации». Конечно, они должны быть заранее продуманы подготовлены. В 1959 году в Рязани режиссер пригласил принять участие в празднике Известного композитора-песенника А. Г. Нови­кова. Учитывалось и то, что Новиков — депутат Верховного Совета РСФСР от Рязанской области. Композитор охотно дал согласие при­ехать на праздник, но просил предварительно разучить с хоровыми коллективами его песню «Марш коммунистических бригад». И вот на празднике, когда никто не знал, что Новиков тоже приехал в город и сидит в центральной ложе, конферансье обратился к зрителям со словами: «Нам сейчас стало известно, что среди нас на стадионе находится наш земляк — композитор Анатолий Григорьевич Новиков. Давайте попросим его выйти на эстраду и про­дирижировать одной из своих песен». Бурны­ми рукоплесканиями встретил стадион это обращение. А вышедший на эстраду Новиков поблагодарил за приглашение и согласился продирижировать песней «Марш коммунисти­ческих бригад», при условии, что все зрители, находящиеся на стадионе, будут петь. Эффект превзошел все ожидания. Профсоюзный свод­ный хор, рязанский хор и все зрители подхва­тили эту массовую песню. Конечно, пришлось поработать и дирижерам, которые были зара­нее расставлены по секторам, и контролерам, которые раздавали летучки с текстом песни, но труды были вознаграждены. Опыт массово­го пения себя вполне оправдал.

Сценаристам и режиссерам стадионных представлений нужно всегда помнить, что нельзя ограничиваться одними воспоминания­ми об историческом прошлом города (обычная тема пролога на стадионе). Необходимо, что­бы все эстрадное представление было совре­менным — и отдельные номера, и конферанс, и специально придуманные интермедии и сцены.

Проблемы моральные, этические, эстетические, вопросы воспитания советского человека, стоящего на пороге коммунизма, ;все средства, направленные на осуществление решений исторического XXII съезда партии, должны найти отражение в массовых представлениях на ста­дионах.

Режиссеру следует помнить и о следующем: когда действие происходит внутри чаши стадиона, амфитеатр и сидящие на нем зри­тели становятся фоном, своеобразной живой декорацией, окружающей артистов, выступаю­щих на спортивной арене. Конечно, и зеленый травяной покров придает необычайный коло­рит всему действию, если оно разворачивается с учетом этого великолепного естественного ковра изумрудного цвета.

Однажды в Ярославле на стадионе «Хи­мик» во время репетиции эстрадного представ­ления к 950-летию города, чтобы не испортить футбольное поле, администрация стадиона ре­шила покрыть траву кусками брезента. Ре­жиссер искренне огорчился, увидев это «вар­варское» изобретение, грозившее жарким, сухим летом не только совершенно истребить траву (она была бы лишена воздуха и влаги), но и уничтожить все задуманные цветовые и световые эффекты. К счастью, удалось дока­зать, что брезент ничего, кроме вреда траве и представлению, не принесет. Разум восторже­ствовал и брезент был снят! В стадионном представлении зеленое поле может быть использовано органически. Однажды в Горь­ком на репетиции стадионного праздника ре­жиссер искал место для выхода на арену артистки Э. Быстрицкой. Она играла эпизод встречи Аксиньи с Григорием Мелеховым у колодца. Хорошо знакомые с детства образы героев «Тихого Дона» особенно взволнованно воспринимались зрителями после удачной экранизации романа М. Шолохова.

Аксинья с коромыслом идет к воображае­мому колодцу, где и должна произойти памят­ная встреча с Григорием (артист П. Глебов). Обычно Э. Быстрицкая выходила со стороны западной трибуны и по разложенной ковровой красного цвета дорожке шла к центру поля на эстраду. На этот раз режиссер решил попро­бовать новую мизансцену. С короткой южной стороны арены Аксинья пошла прямо по зеле­ной траве к месту встречи с Григорием. Не то­ропясь, задумчиво, с коромыслом через плечо шла Аксинья к колодцу. Ничто не отвлекало ее от тяжких раздумий, от волнений за судьбу Григория. И чем лиричнее был этот выход Аксиньи, тем ярче, эмоциональнее проходила неожиданная встреча с Мелеховым.

Совершенно особый вопрос — музыкальное сопровождение на массовых праздниках и тех­ническая организация усиления речевых, во­кальных и музыкальных номеров.

Опыт показал, что лучше всего на воздухе звучит духовой оркестр. Поэтому почти на всех стадионных праздниках привлекался сводный военный духовой оркестр в составе от 60 до 300 человек. Уже самый выход военного оркестра, идущего торжественным маршем по гаревой дорожке, поднимает настрое­ние зрителей и создает необходимую эмоцио­нальную подготовку для восприятия массово го зрелища. Кроме того, духовой оркестр но нуждается в радиоусилении и в случае плохое погоды не боится дождя. Что же касается действия на эстраде, то оно обязательно требует радиоусиления и установки целой системы микрофонов и репродукторов. Обычная радиофикация, имеющаяся на большинстве стадионов, не годится для массовых праздников. Схема расстановки микрофонов и репродукторов должна быть такова, чтобы звук, попадающий из микрофона в репродуктор, не возвращался обратно в микрофон и не создавал бы так называемую «завязку». Чтобы избежать ее, наилучшим способом расположения репродукторов, оправдавшим себя на всех стадионах, оказалась расстановка усилителей кольцом по внутренней бровке гаревой дорожки, обращенными в сторону амфитеатра. Этим достигалось то, что звук равномерно распространялся по всему амфитеатру и не попадал в центр поля где стояла эстрада и находились микрофоны. Иногда случается, что необходимая для действия музыка слишком сложна и не может исполняться духовым оркестром. Бывает так, что артист или целый ансамбль находятся во время действия на гаревой дорожке или на зе­леном футбольном поле, где нет микрофонов. Тогда на помощь приходит магнитофонная за­пись. Любая музыка в любом исполнении, любой голос могут быть предварительно запи­саны на магнитную ленту и в нужный момент включены через радиоусилительную установ­ку. В Ярославле на праздновании 950-летия города в прологе к празднику был эпизод, когда Федор Волков, окруженный героями классических и советских пьес, на специально декорированной машине объезжал стадион по гаревой дорожке. Как еще не осуществленный памятник великому артисту выглядел этот живой монумент. И вдруг он заговорил, обра­щаясь к нашим современникам: «Земляки мои...». А в действительности речь Федора Волкова была заранее написана, срепетирова­на и записана в студии на ленту. Актеру, исполнявшему роль Волкова, оставалось толь­ко мимически играть свою озвученную по ра­дио роль. В Горьком уже упоминавшаяся кар­тина «Бурлаки» шла на фоне замечательной народной песни «Эй, ухнем!». Достаточно бы­ло найти обыкновенную граммофонную пла­стинку с записью этой песни, и она мощно и убедительно прозвучала на весь стадион. Магнитофон дает возможность любой нюанси­ровки звука. Достаточно повернуть ручку уси­лителя, чтобы ослабить или увеличить силу звука. В 1960 году в городе Донецке на ста­дионе проводился массовый праздник. Оркест­ра в городе не оказалось, и режиссер пред­ставления провел весь праздник с магнитофон­ной записью, сопровождавшей буквально все эпизоды и номера программы. Конечно, меха­ническая запись не может полностью заменить живого оркестра, но зачастую оказывает боль­шую помощь режиссеру, давая в его руки не только любое музыкальное сопровождение, но и позволяя создавать всевозможные звуковые и шумовые эффекты очень простым механиче­ским способом. Нельзя забывать и о том, что механическая запись необычайно дешева и ее стоимость иногда ограничивается покупкой нужной патефонной пластинки.

Большое значение имеет организационная сторона подготовки и проведения праздника Приступая к постановке массового зрелища на стадионе, режиссеру необходимо установить тесный контакт с партийными, общественными и профсоюзными организациями города. Надо помнить, что без их активной помощи нельзя создать массовый общегородской праздник. Только вовлекая большие массы участников, привлекая художественную самодеятельность, комсомол, пионеров, физкультурников, можно рассчитывать на интересное зрелище, которое не только по теме, но. и по составу участников будет близким аудитории. Еще и еще раз хо­чется напомнить, что режиссеру следует мно­гократно продумать приемы активизации и вовлечения зрителей в происходящее на ста­дионе действие. Тут может быть использована и подсадка (актеры, находящиеся среди зри­телей), и запевалы среди зрителей, и заранее продуманное подношение цветов выступаю­щим артистам, и выход последних из толпы зрителей, и многое другое.

Чем больше публика вовлечена в активное действие, то ли массовым пением, то ли острыми и доходчивыми шутками, то ли зажигательным патриотическим словом, — тем значительнее будет успех исполнителей, тем ярче впечатление, с которым уйдет домой зритель. Устроителям, организаторам и режиссерам массовых представлений на стадионах необхо­димо учитывать, что им вверено проведение не очередного «мероприятия», не будничного развлечения типа «обыкновенного концерта», а праздничного представления, рассчитанного не только на пребывание на самом стадионе, но и на подходах к нему до и после театрали­зованного эстрадного представления. Как правило, праздник распространяется на весь город, а идущие к стадиону или уходящие с него зрители напоминают праздничных демонст­рантов, весело распевающих массовые песни.

Важно, чтобы самый жанр массового пред­оставления не вырождался в обыкновенный концерт с шаблонным конферансом. На мно­гих стадионах страны многократно выступал в качестве конферансье артист ленинградской эстрады Б. И. Дубров. Нужно признать, что ему удалось найти несколько специфических для стадиона приемов, которые позволили сделать некоторые выводы о драматургии ста­дионного конферанса. Обычно Дубров начи­нает свое выступление на эстраде стадиона со вступительного монолога, в котором он с юмо­ром, иногда сатирически остро говорит на местные темы — это необходимо для того, что­бы с первого же выхода на эстраду стать «своим человеком», знающим быт города, говорящим местные словечки и выражения, че­ловеком, критикующим недостатки городского быта не со стороны, а как заинтересованного в их устранении патриота города.

Но режиссеру массового праздника сле­дует помнить, что кто бы ни был привлечен в качестве конферансье (а кроме Дуброва кон­ферировали на праздниках и Мих. Гаркави, и Ал. Олицкий, и К. Гузынин, и Я. Кипренский, и др.), ведущий программу должен помнить, что он призван интересно, остроумно, творче­ски объявлять программу, но не допускать, чтобы все представление служило фоном для его собственных острот. Конечно, нужно пред­варительно обдумать и проверить все тексты не только конферанса, но и пролога, к созда­нию которого лучше всего привлекать местных писателей и поэтов.

Вся предварительная работа с коллекти­вами художественной самодеятельности и физ­культурными группами должна быть обяза­тельно спланирована заранее. Хорошо, если режиссер сможет за два-три месяца до прове­дения праздника дать задания отдельным кол­лективам. Пусть они под руководством своих педагогов разучат нужные песни и пляски, чтобы потом режиссер всего праздника мог свести их в соответствии с общим замыслом. Пусть физкультурники подготовят упражне­ния, необходимые для осуществления экспози­ции режиссера. Такие задания, розданные за­ранее, помогут вовлечь большее количество людей, в особенности если режиссер интерес­но и живо расскажет им заранее о замысле праздника, и сумеет создать между отдельными коллективами творческое соревнование — словом, зажжет в них тот огонек, без которого немыслима работа в искусстве. Режиссер мас­сового зрелища должен стать душой многоты­сячного коллектива, его должны полюбить, и тогда ему будет легко работать с различными по жанрам, составу и возрасту группами участников.

Так как при постановке массовых зрелищ на стадионе режиссер является не только по­становщиком всего представления, отдельных сцен и эпизодов, но и организатором всего праздника, на него ложится много дополни­тельных обязанностей, непривычных для теат­рального режиссера, а если учесть, что обычно профессиональные гастролеры, участвующие в представлении, приезжают в город за один-два дня, становятся ясными и дополнительные трудности в организации репетиционного про­цесса праздника.

Перед режиссером возникает всегда много неожиданных трудностей не только художест­венного, но зачастую и организационного по­рядка. Мы уже говорили о том, что у режис­сера массового зрелища вопросы художествен­ные и организационные бывают так тесно пе­реплетены, что разделить их совершенно не­возможно. Режиссер должен участвовать в отборе лошадей для конных сцен, он же дол­жен разыскивать необходимый ему механиче­ский транспорт, иногда лично проверяя воз­можность использования вертолета, автомо­бильного крана или машины новейшей конст­рукции.

Чем больше нового, необычного, доселе невиданного привлечет режиссер, тем интереснее и разнообразнее будет зрелище которое он организует.

В самом деле, темы нашей современности настолько значительны, новы и обширны, что прежние средства театральной выразительности во многом устарели и требуют замены их новыми. Нужны смелые, новаторские поиски.

Стадионные представления, проведенные за последние годы в десятках городов нашей страны, уже получили признание народа. Пусть будет больше хороших и разных жанров массовых представлений на открытом воздухе. И пусть эпиграфом для них послужат слова Владимира Маяковского:

УЛИЦЫ НАШИ КИСТИ

ПЛОЩАДИ НАШИ ПАЛИТРЫ







Сейчас читают про: