double arrow

Начало преобразований в экономической сфере


После отставки Н.С. Хрущева на посту Председателя Совета Министров СССР был утвержден А.Н. Косыгин. Он убедительно обосновал необходимость экономической реформы, хорошо сознавая, что административной контрреформой (переходом от территориального принципа управления к отраслевому) преодолеть негативные тенденции экономического развития не удастся. В основе его подхода к руководству народным хозяйством лежала идея о необходимости дополнения партийно-административных рычагов экономическими стимулами, иначе говоря, элементами рыночной экономики.

Что же касается основных, исторически утвердившихся принципов советской экономики: всеобъемлющая государственная собственность, единое централизованное планирование, строгий контроль над всеми основными показателями развития, то они не подвергались обсуждению. Цель реформы А.Н. Косыгина заключалась в более эффективном использовании вышеперечисленных принципов.

Новый экономический курс был одобрен решениями двух пленумов ЦК КПСС 1965 года — мартовским (по сельскому хозяйству) и октябрьским (по промышленности). Партийные решения положили начало перестройке, вошедшей в историю как экономическая реформа 1965 года, или косыгинская. Образцом для реформы по сути дела была система, существовавшая при нэпе, но при отсутствии частных предприятий.

Мартовский пленум ЦК КПСС наметил ряд мер, призванных реформировать сельское хозяйство на основе сочетания общественных и личных интересов, усиления материальной заинтересованности колхозников и работников совхозов в росте производства. План обязательных закупок зерна был снижен и объявлен неизменным на предстоящие 10 лет. Закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию повышались в 1,5—2 раза. Сверхплановые закупки должны были осуществляться по повышенным ценам (надбавки составляли 50 % к основной цене). Снижались цены на технику и запчасти. С колхозов и совхозов списали долги государству. Уменьшили ставки подоходного налога на крестьян. Количество отчетных показателей, устанавливаемых для хозяйств, резко ограничивалось. В пределах государственных заданий хозяйствам предоставлялась полная самостоятельность планирования и развития производства.

В то же время в решениях пленума особый акцент делался на повышение роли Министерства сельского хозяйства в планировании и руководстве производством и на увеличение капиталовложений. Мероприятия принесли колхозам и совхозам существенную выгоду уже в 1965 году. За сданную продукцию они получили почти на 15 % больше, чем в предыдущем году. Значительная выгода была получена от снижения цен на машины и электроэнергию, от списания задолженностей по ссудам.




Столь же неординарными были нововведения в промышленности, которые прозвучали на сентябрьском (1965) пленуме ЦК КПСС в докладе А.Н. Косыгина «Об улучшении управления промышленностью, совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленных предприятий». Призывая к отказу от совнархозов и восстановлению отраслевого принципа управления, председатель правительства подчеркивал, что речь идет не о простом восстановлении досовнархозовской системы министерств, а о сочетании централизации руководства с расширением оперативно-хозяйственной самостоятельности предприятий.

Добиться этого предполагалось, прежде всего, путем сокращения числа обязательных плановых показателей до 9 вместо 30 в прежние годы. Главным показателем предприятий и отраслей вместо производства объема валовой продукции становился объем реализованной продукции. Таким образом, производитель ставился в непосредственную зависимость от спроса на произведенную им продукцию. Натуральные плановые показатели заменялись стоимостными. Для повышения заинтересованности коллективов в эффективном использовании производственных фондов вводилась плата за эти фонды. Зарплата определялась уровнем рентабельности, прибылью, перевыполнением планов. Обобщающий результат хозяйствования измерялся размерами полученной прибыли. Отчисления от прибыли шли на развитие производства и материальное поощрение членов коллектива, на премии, «13-ю зарплату» по итогам года, на улучшение условий труда и быта, в частности, на строительство жилья. Таким образом, достигалась заинтересованность производителей в результатах труда. В развитие решений пленума в октябре 1965 года приняли законы об изменении органов управления, создали 11 общесоюзных и 17 союзно-республиканских министерств. В том же месяце утвердили «Положение» о промышленном предприятии. В нем излагались новые права и обязанности предприятий, освобождавшие их от мелочной опеки, регламентирования всех методов и частностей в производственной деятельности.



В соответствии с поставленными задачами определили основные направления хозяйственной деятельности в очередной, восьмой пятилетке (1966—1970). Директивы по новому пятилетнему плану приняли на XXIII съезде партии в конце марта 1966 года. Новых рубежей в «строительстве коммунизма» предполагалось достичь, увеличив за пять лет выпуск промышленной продукции на 47—50 %, сельскохозяйственной — на 25 %, реальные доходы населения — в 1,5 раза в сравнении с 1965 годом.

Необходимо подчеркнуть, что процесс перехода промышленности на новые условия хозяйствования происходил постепенно. В январе 1966 года на систему хозрасчета перешли 43 завода и фабрики в 20 городах страны. Это были наиболее опытные коллективы. Они и ранее добивались высоких показателей в труде. Опыт работы по-новому показал, что реформа благотворно влияет на деятельность коллективов предприятий. В 1967 году по новой системе работало уже 7 тыс. предприятий, на которых было занято свыше 10 млн человек. На их долю приходилось около 40 % всей выпущенной промышленной продукции. На новую систему хозяйствования перешли целые отрасли индустрии, ее стали внедрять на транспорте. К концу пятилетки переход промышленности на систему хозрасчета в основном завершили. В процессе осуществления реформы произошло слияние мелких предприятий с крупными, создавались производственные объединения. Входившие в их состав заводы и фабрики связывала производственная кооперация по выпуску готовой продукции или комплексной переработки сырья. Крупнейшие объединения («АвтоЗИЛ» и др.) разместили свои заводы-филиалы и подразделения в разных экономических районах страны и союзных республиках.

Подводя некоторые итоги, можно констатировать, что косыгинская реформа позволила успешно выполнить восьмой пятилетний план, увеличить выпуск промышленной продукции на 50,5 %, приостановить падение среднегодовых темпов роста промышленного производства. За пятилетку возвели 1900 крупных промышленных предприятий и объектов, в том числе уникальные промышленные объекты: Западно-Сибирский и Карагандинский металлургические комбинаты, Волжский трубный завод, Красноярская ГЭС, тепловые электростанции в Криворожье и Конакове, первую очередь Волжского автомобильного завода в Тольятти, трикотажные фабрики в Волгограде, Шахтерске и Лениногорске, обувные фабрики в Волгограде и Череповце, закончили формирование Единой энергетической системы Европейской части страны, создали объединенную энергосистему Центральной Сибири.

Но в конце восьмой пятилетки стали обнаруживаться признаки замедления социально-экономического развития страны. Это во многом объясняется свертыванием хозяйственной реформы А.Н. Косыгина. Директивная система власти довольно быстро нейтрализовала реформы, предполагавшие расширение демократии и самостоятельность трудовых коллективов. Консерваторы в руководстве страны с самого начала усматривали в экономических реформах угрозу политической стабильности. События Пражской весны 1968 года реально подтверждали угрозу власти. Используя чехословацкие события как повод, охранители догматической сусловской идеологии начали, как позднее выразился Н.И. Рыжков, «откровенно и резко скручивать» хозяйственную реформу в конце 60-х годов. В 70-е годы она не получила своего дальнейшего развития. Ситуация осложнялась еще и тем, что этому способствовали и недостатки, присущие самой реформе, что вполне закономерно, как при любых преобразованиях.

Прежде всего, она предоставляла предприятиям широкое поле для хозяйственных и организационных маневров, но не способствовала воспитанию рачительного хозяина, поскольку господство государственной собственности сохраняло отчуждение работников от средств производства. Ущербность реформы определялась и абсолютизированием прибыли как обобщающего экономического показателя. Прибыль можно было получать за счет оптимизации производства и путем искусственного повышения цен, выпуска менее качественной продукции. Такие стремления подчас объединяли и предприятия, и министерства. Таким образом, в хозяйственный механизм внедрялся механизм инфляции. Стимулирование выпуска сверхплановой продукции порождало стремление предприятий к занижению производственных планов, что сулило им большую выгоду, чем борьба за выполнение напряженных планов.

В этой связи характерен эксперимент на Щекинском химическом комбинате в Тульской области. Здесь в 1967 г. разрешили сократить излишний персонал, а часть зарплаты уволенных передавать оставшимся членам коллектива. За первые годы работы в новых условиях численность работников на комбинате сократили с 6 до 5 тыс. (при этом увольняли не только людей второстепенных профессий, но и ведущих специалистов), выпуск продукции увеличили на 80 %. За счет прибыли, полученной на комбинате, построили жилье, объекты культурно-бытового назначения. Однако широкомасштабное внедрение опыта вызвало безработицу, социальную напряженность. В то же время, в одном из цехов комбината, работавшем на голландском оборудовании, и после сокращения оставалось около 800 работающих, а по голландским нормам подобное оборудование обслуживает около 280 человек. Это факт, что в советской экономике там, где должен был работать один человек, держали 3—4, соответственно распределяя между ними зарплату. Помимо всего прочего, реформа создавала благоприятную среду для роста теневой экономики, отмывания бюджетных средств.

Новая система хозяйствования в восьмой пятилетке внедрялась и в сельском хозяйстве. Совхозы переходили на полный хозрасчет, сами покрывали все производственные затраты, создавали фонды. К концу пятилетки в новых условиях работало более 40 % совхозов. Экономическая реформа позволила отказаться от системы оплаты труда колхозников по трудодням, существовавшей со времен массовой коллективизации. В колхозах, с мая 1966 года ввели гарантированную ежемесячную оплату труда по тарифным ставкам. Для этого создавался особый фонд, в первую очередь формируемый из доходов (прежде на оплату труда шли средства, остающиеся в хозяйствах после расчетов с государством). При недостатке собственных средств для формирования производственного фонда государство предоставляло кредит. В конце 1966 года ежемесячную гарантированную оплату труда ввели в большинстве колхозов.

Новые условия хозяйствования в колхозах, расширение самостоятельности и демократии (выборность членов правления и председателей, бригадиров и руководителей других подразделений) получили отражение в новом Примерном уставе колхозов, принятом в ноябре 1969 года в Москве на III съезде колхозников СССР. Новый устав заменил устав 1935 года и закреплял права колхозников на гарантируемую зарплату и пенсионное обеспечение. На съезде избрали Союзный Совет колхозов, основной задачей которого было обсуждение наиболее важных вопросов колхозной жизни и деятельности, обобщение опыта, выработка рекомендаций по совершенствованию сельскохозяйственного производства. Советы колхозов избирали в республиках, краях, областях, районах.

Для обеспечения устойчивых темпов развития сельского хозяйства в ходе пятилетки в соответствии с решениями майского (1966) пленума ЦК за счет государственного бюджета проводили мелиорацию земель, повышение их плодородия. Октябрьский (1968) пленум ЦК принял меры по увеличению поставок колхозам и совхозам машин, минеральных удобрений. Проведенные мероприятия произвели определенный положительный эффект. К концу пятилетки на полях страны использовали около 2 млн тракторов, 623 тыс. зерноуборочных комбайнов, почти все колхозы и совхозы пользовались электроэнергией от государственных энергетических сетей.

В годы восьмой пятилетки дальнейшее развитие получил процесс преобразования колхозов в совхозы. В 1970 году в стране насчитывалось 15 тыс. совхозов, а число колхозов за пять лет сократилось с 36,9 до 33,6 тыс. На долю совхозов приходилось 40 % всей товарной продукции сельского хозяйства. Широко практиковали создание межколхозных, колхозно-совхозных производственных объединений, аграрно-промышленных комплексов с предприятиями по переработке сельскохозяйственной продукции, производству стройматериалов, откормочных пунктов. Улучшался состав кадров руководителей колхозно-совхозного производства. К концу пятилетки 95,5 % директоров совхозов, более 80 % председателей колхозов имели высшее или среднее специальное образование, численность специалистов сельского хозяйства выросла на 400 тыс. человек. Как и в предыдущие пятилетки, большое значение придавали всемерной поддержке соревнования за высокую производительность труда.

Результатом труда колхозников и работников совхозов стало увеличение производства сельскохозяйственной продукции в период с 1966—1970 годы на 21 % вместо 12 % в предыдущей пятилетке. Но и в эту благополучную пятилетку плановые задания недовыполнили, хотя намечали увеличить производство продукции сельского хозяйства на 25 %. Реформа не давала ожидаемого эффекта.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: