double arrow

Конфликты на Востоке: Этнические и конфессиональные: учеб. пособие для студентов вузов / под ред. А.Д. Воскресенского. М.: Аспект Пресс, 2008. 512 с


3. Danish Refugee Council. Iranian Kurds. On Conditions for Iranian Kurdish Parties in Iran and KRI, Activities in the Kurdish Area of Iran, Conditions in Border Area and Situation of Returnees from KRI to Iran, 4/2013.

4. Wimmer Andreas Ethnic Politics and Armed Conflict: A Configurational Analysis of a New Global Data Set, AMERICAN SOCIOLOGICAL REVIEW, 2009, Vol. 74 (April: 316–337).

5. Wolff Stefan (2011): Managing ethno-national conflict: towards an analytical framework, Commonwealth & Comparative Politics, 49:2, 162–195.

Титова С. Р.Ó

ДИСКУССИИ О РОЛИ РПЦ
В АКТУАЛЬНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПОВЕСТКЕ

Мое исследование посвящено изучению дискуссии о роли и месте РПЦ в современной России. В 1990-х гг. церковь столкнулась с необходимостью реинституционализации, и она не могла опереться на свой исторический опыт. В связи с этим появляется ряд конкурирующих идей – базовых позиций, исходя из которых акторы осмысляют роль церкви. В данном докладе я сосредоточусь на анализе позиций только церковных иерархов и их союзников, поскольку годы атеизма, а затем и реформы 2000-х гг. ослабили церковь как общину, как сеть приходов.

Осмысление роли церкви происходит в трех смысловых полях: законность, духовность, политика. В каждом из них существует конфигурация смыслов, которыми участники наделяют церковь. Чтобы выяснить, насколько данные смысловые конфигурации характерны для позиции актора в целом, возможно ли коалиционное объединение церкви с кем-то ещё, я анализирую дискуссии по отдельным политическим вопросам: это случай введения ОРКСЭ в среднюю школу и дело Pussy Riot. Для кейса Pussy Riot характерны вынужденное участие церкви, которая не была инициатором молебна, и ситуация политического кризиса, а для кейса религиозного курса характерна инициатива Церкви и ситуация политической стабильности. Сравнение дает возможность увидеть, какие смыслы касаются сути групповых позиций по поводу церкви, а какие обусловлены ситуацией и могут быть легко отметены.




Обозначу пять базовых позиций, которые выделяются в современном политическом пространстве в вопросе о роли церкви.

Фундаментализм. Маркер – возврат к истокам, чистоте, вере. Те, кто отстаивает право верующих исповедовать свою веру в её первозданной чистоте, не получает ИНН, борется со штрих-кодами; религия значимее, чем государство и гражданские обязанности. Это сторонники ОПК как факультатива, ненавистники кощунниц PR, потому что они нарушили сакральное пространство.

Клерикализм. Маркеры – Святая Русь, русский мир, русский – значит православный. Политическая идеология тех, кто полагает, что Россия должна быть православной. Сторонники всеобщего ОПК, политической агитации за православных кандидатов, противники кощунниц из PR, поскольку они оскорбили устои государства.

Эти две позиции схожи в представлении о Святой Руси как идеале общественно-религиозного бытия. Однако фундаменталисты отстаивают эту идеологию как частную, для тех людей, которые имеют соответствующие убеждения, а клерикалы – как универсальную, общую для всех современных русских.



Секуляризм. Маркер – права и свободы. Религия вымирает и уступает науке и рациональному. В публичном пространстве религии не может быть, светское должно быть универсальным.

Антиклерикализм. Маркер – атеизм. Религия – средневековье и мракобесие. Пропаганда атеизма. Антиклерикальные акции.

Эти две позиции близки в представлении о религии как частном деле, однако у секуляристов следует вытеснение религии в сферу частной жизни, светскость в публичном пространстве, у антиклерикалов – пропаганда атеизма, то есть это политическая идеология, как и клерикализм.

Постсекуляризм. Маркер – свобода выбора, рынок религий. Верующие могут объединяться и отстаивать свои интересы, в том числе политические, в общем порядке, как любая группа интересов, их права должны соблюдаться.







Сейчас читают про: