double arrow

ТУЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ С. В. В



Как руководитель крупного промышленного предприятия, депутат областной Думы и патриот Тульского края я предлагал Вам, В. А., конкретные шаги по изменению ситуации в экономике области, развитию промышленности и социальной сферы. Все попытки добиться от Вас принятия ответственных решений оказались тщетными.

Экономика области находится в кризисном состоянии.

На предприятиях не обновляются оборудование и технологии, в аварийном состоянии коммунальное хозяйство, село влачит жалкое существование. Треть населения имеет доходы ниже прожиточного минимума. За год стоимость минимального набора продуктов питания в Тульской области выросла на 11 процентов. Такого позора больше нет нигде в России, и во многом это объясняется тем, что Вы не понимаете современных законов экономики.

Мне, как производственнику и экономисту, ясно надо менять экономическую политику. Бесконечные кредиты, которые Вы берете у коммерческих банков, обернутся трагедией для жителей области. Расплачиваться по Вашим долгам будут наши дети. Необходимо по-настоящему заняться хозяйством. Только сильная промышленность станет надежным источником улучшения жизни людей, как в городе, так и на селе.




Четыре года экспериментов на нашей земле обескровили экономику. То, что не удалось сделать людям, развалившим Союз, довершили Вы, тот, кто выдает себя за народного заступника. На Вашей совести кукурузный, нефтяной, спиртовой проекты. Растрачены средства, которые нужно было направить на доплаты к пенсиям и зарплаты бюджетникам. Каждый ощутил это на себе.

Пока Вы занимаете пост губернатора, никто не рискнет вкладывать деньги в местную экономику. Ваша политика стала тормозом для развития всей области. Вы этого не понимаете, ваше окружение Вам этого никогда не скажет. Пожалейте людей, В. А., не мешайте движению вперед.

Ваш уход с поста губернатора это единственная возможность навести порядок в области.

Вместо слов пора начать реально заботиться о людях. Всем нужна работа, хорошая зарплата, социальные гарантии, а не Ваши обещания.

В основе народного богатства лежит труд людей. Его надо организовать. У Вас это не получается. Весь предыдущий опыт Вашего правления это наглядно продемонстрировал.

Вы, В. А., многое обещали, но ничего не выполнили. У нас не появилось жилищного кредитования, не уменьшились преступность и наркомания, не сократился штат чиновников.



Мы надеялись, что в случае Вашего избрания улучшится жизнь, но мы обманулись. Пенсионеры, инвалиды, бюджетники, малообеспеченные граждане становятся объектом Вашего внимания только в период выборов.

Ответственно заявляю для того, чтобы поставить на ноги экономику Тульской области, сегодня необходимо не менее 30 миллиардов рублей. На посту губернатора должен быть человек, способный привести деньги в регион.

Понимаю, что Вы устали. Устарели Ваши знания, у Вас нет команды. Вы не способны управлять областью. Новое время требует новых руководителей: знающих, опытных, энергичных, готовых работать для людей.

Как руководитель крупного промышленного предприятия, депутат областной Думы и патриот Тульского края я предлагал Вам, В. А., конкретные шаги по изменению ситуации в экономике области, развитию промышленности и социальной сферы. Все попытки добиться от Вас принятия ответственных решений оказались тщетными.

Из всех видов аргументации автор первого письма выбрал одну – доводы к этосу, а именно доводы к отвержению. Он призывает голосовать за себя, играя на том, что отрицается, отвергается избирателями как этически неприемлемое: «жажда власти», «карьерные устремления», «пустое тщеславие»», «честолюбивые устремления», выбор кандидатов на высокие должности «не по их уму, чести, достоинству, жизненному и профессиональному опыту, а по толщине принадлежащего им кошелька, содержимое которого нередко бывает весьма сомнительного происхождения». Не забывает он и откреститься от черных пиаровских технологий.

Этосной аргументацией продиктован патетический тон, создающий впечатление, что речь идет не об области, а, по крайней мере, о стране и не о выборах, а, по крайней мере, об освободительной войне: «Мы вместе подняли область с колен!», «нелегкий выбор» (об очередных выборах губернатора). Все это, конечно, создает впечатление выспренности, а в сочетании с неизбежным канцеляритом порождает смешение стиля.

Активно используя этосную аргументацию, автор ставит себя в положение правдолюбца, несоразмерное с образом представителя действующей власти. Выше уже отмечалась, насколько фигура правдолюбца проработана в нашей культуре, какими авторитетами освящена, каких жертв требует от того, кто претендует на это звание. Заигрывать с этой неподъемной для большинства обычных людей ролью довольно рискованно и уж совсем невыигрышно для действующего губернатора, «не корысти ради», а исключительно из человеколюбия идущего на второй срок. В конечном счете, это подрывает достоинство самого говорящего, заставляет подозревать его в том, в чем он, быть может, не виноват. Для предвыборных материалов вообще довольно типична ситуация, когда автор, не умея позиционировать себя, насилуя казенные штампы, пытается подольститься к народу на почве нелюбви ко всякого рода безобразиям. В разбираемом документе особенно слаб абзац «Я должен помочь тем людям...» Люди эти (здесь должна быть аргументация к пафосу) вспоминаются по административно-учетному признаку с привлечением наиболее одиозных, навязших в зубах, заведомо фальшивых штампов: «ветераны, чей ратный подвиг и самоотверженный труд в последние годы были бессовестно забыты властью» (хочется спросить, а вы разве не из власти?), «медики, работники образования, сотрудники правоохранительных органов» («сотрудники», «работники» рядом с «ратным подвигом»!), «наши крестьяне, исстари считавшиеся на Руси кормильцами, а сегодня по сути обреченные на вымирание из-за того, что не по своей вине оказались в самой настоящей долговой яме» («исстари», «на Руси», «долговая яма» после «работников» и «сотрудников»). Вообще этот абзац не отличается силой аргументации, потому что остается непонятным, почему губернатор раньше не помог этим людям, почему выбирает именно их? Потому что этого ждут избиратели?

Заканчивается письмо отведением предполагаемых обвинений, правда, сделанном относительно неплохо.

В отношении культуры речи документ также не безупречен.

В первом абзаце неуместен трехкратный повтор слова «выбор». Если повтор – фигура речи, он должен быть оправдан и усилен, если нет, то к слову «выборы» следует подобрать синонимы.

Во втором абзаце то же с «устремлениями». Странно выглядит словосочетание «в трудах опыта». Вместо того, чтобы сказать «дело большой государственной важности», сказано «большое дело государственной важности». Это что – гипаллага (намеренный перенос эпитета) или небрежность? Небрежностей вообще очень много: «...и не получающие за него ни всеобщего уважения, ни достойного вознаграждения» (уважение зарабатывают, а не получают). В этом же абзаце – синтаксическая двусмысленность: «Это и рабочие, специалисты промышленных предприятий, многие из которых не находят должного применения своим талантам...» Предприятия не находят?

Неоправданными выглядят парцелляции (разрывы предложения): «Предпочитаю агитировать добрыми делами. Реальной работой и ее конкретными результатами» (Зачем точка после «делами»?); «Не каждый сможет удержаться от искушения – очернить все, сделанное чужими руками. При этом, упорно не замечая многого хорошего и нужного людям...» (Зачем точка перед «при этом»?) и др.

В предложении «Желаю всем тех результатов предстоящих выборов, которых вы будете достойны» следовало написать «Желаю вам...».

Нельзя начинать новый абзац со слова «поэтому». Это нарушает естественную импликативную связь и свидетельствует о вязком и нечетком мышлении автора.

Кроме всего уже названного, в небольшом тексте три пунктуационные ошибки.

Теперь об открытом письме оппонента.

Здесь аргументация построена на доводах к пафосу (в данном случае – к угрозе) и в незначительной степени к логосу. Смысл: не выбирайте прежнего губернатора – будете плохо жить. К этому прибавляются какие-то путаные логические рассуждения о законах экономики. Позитивных утверждений нет и здесь. Другого вида доводов к пафосу (обещаний) нет. Не совсем понятно, что надо делать, чтобы исправить положение дел в области. И вообще, ни о каком прояснении в умах и сердцах избирателей после прочтения письма говорить не приходится. Выбрав аргументацию к пафосу, автор просто обязан быть более эмоциональным и не путаться в безликих штампах. При установке на аргументацию к пафосу не может быть таких фраз, как «Пенсионеры, инвалиды, бюджетники, малообеспеченные граждане становятся объектом Вашего внимания только в период выборов».

С культурой речи и здесь не все благополучно.

В обращении много стилистических небрежностей: «шаги по изменению ситуации в экономике области, развитию промышленности» (можно «предпринять шаги для достижения изменений...», «сделать шаги для...»). Расплачиваться можно лишь за долги, а не по долгам, по долгам можно платить. Смешение стилей: «На предприятиях не обновляются оборудование и технология, в аварийном состоянии коммунальное хозяйство, село влачит жалкое существование» (Что за выспренности после конкретики?!). «Ваша политика стала тормозом для развития всей области». «Тормозом для»? Неужели губернатор искал механизмы, позволяющие затормозить развитие области?

Имеются и пунктуационные ошибки, в том числе одна грубая.

Все это мелкие небрежности, но зачем они в агитационном письме? Вообще, стиль мог бы быть гораздо более энергичным, если бы автор обратил внимание хотя бы на порядок слов.

Проанализированные здесь недостатки – отсутствие диалогизма, однобокая и неумелая аргументация, несоответствие языка характеру аргументов, смешение стилей – отнюдь не специфичны именно для данных текстов. Напротив, они типичны для предвыборных кампаний и наводят на мысль о причинах более глубоких, чем небрежность. Очевидно, мы имеем дело с уклонением от риторической концепции убеждающей речи в сторону концепции «поддакивания».

Как уже было сказано, владение правильностью речи относится к дориторическому уровню речевой культуры. Однако анализ конкретной политической речи наводит на мысль о том, что читателю этой книги было бы интересно узнать об основном круге проблем, охватывающих понятие «правильность речи», о том, какие дисциплины ее изучают и какова учебно-справочная литература, позволяющая работать над речью в этом направлении. Этому и посвящена настоящая глава.



Сейчас читают про: