Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Афинская философия




В философских спорах выигрывает побеж­денный, ибо приобретает новую мудрость.

Эпикур

Победа греков в греко-персидских войнах в У в. до н. э. спо­собствовала образованию союза древнегреческих полисов во гла­ве с Афинами. Персы были побеждены, междоусобная Пелопо- несская война одних греческих полисов против других еще не началась. Это время считается специалистами расцветом, выс­шей точкой греческой культуры, периодом, получившим назва­ние «классического». В широком смысле слова всю культуру Древней Греции можно назвать классической, — она стала сво­его рода «образцом», «классикой» для последующего развития европейской культуры. Но в истории самой античной цивилиза­ции именно период V в. до н. э. — «классика внутри классики», потому что в это время наиболее полно проявились характерные черты и особенности древнегреческой культуры. Афины превра­тились в экономический, военный, политический и культурный центр Эллады. Афинская демократия этого периода стала образ­цом для демократических государств последующих эпох: реше­ние народного собрания, на котором правом голоса обладали все граждане, т. е. мужчины старше 20 лет независимо от их имуще­ственного положения, не мог отменить никто. В это время в Афинах писал историю греко-персидских войн Геродот, ваял прекрасные статуи Фидий, создавали вечные трагедии Эсхил, Софокл и Еврипид, творил Аристофан. Разумеется, расцвет Афин проявился и в философии, — этот полис стал философ­ским центром Эллады.

Первым крупным афинским философом стал Анаксагор(ок. 500—428 до н. э.). Он тоже был родом из Малой Азии, там усво­ил взгляды Анаксимена из Милета; затем переселился в Афины, где прожил около тридцати лет. Анаксагор вошел в круг прибли­женных известного афинского политика Перикла. Именно из-за своего влияния на Перикла Анаксагор был обвинен афинским судом в непочитании богов (это считалось в Афинах тяжким преступлением). Как сказали бы журналисты сегодня, это был «политический заказ» скомпрометировать близких к Периклу людей, чтобы бросить тень на знаменитого политика. Но имен­но Перикл и спас Анаксагора от судебного преследования. Правда, философу все же пришлось покинуть Афины и пересе­литься на закате дней в Ионию, где он основал школу для детей. Кстати, он завещал отмечать дату своей смерти школьными ка­никулами.

Натурфилософия Анаксагора. Анаксагор, как и большинство древнегреческих мыслителей, занимался не только философией. Он уделял большое внимание математике, астрономии, физике. Перу Анаксагора принадлежит сочинение с традиционным для того времени названием «О природе», от которого до нас дошло около 20 отрывков. Он тоже искал первоначало, но, в отличие от милетцев, Гераклита и других, это была не одна какая-то стихия или вещество. Мир казался ему слишком разнообразным, чтобы выводить все из воды, воздуха, апейрона или огня. «Каким обра­зом из не-волоса может возникнуть волос и из не-плоти — плоть?» — спрашивал Анаксагор. Для него ответ был ясен: это невозможно. Значит, делал вывод Анаксагор, первоначалами яв­ляются мельчайшие частицы волоса, плоти, дерева и всех других вещей. Эти первоначала он назвал «семенами всех вещей», а Ари­стотель позднее — «гомеомериями» (буквальный перевод — «подобочастные»).




«Семена всех вещей»

Каждая гомеомерия — это мельчайшая частица какого-либо вещества: крови, молока, золота, древесины, огня, железа и т. д. Гомеомерии вечны, их невозможно уничтожить. Причем каждая вещь содержит в себе семена всех вещей, Анаксагор выдвигает принцип: «Все во всем». Но каких-то гомеомерии всегда больше, они преобладают в данном предмете, поэтому предмет и стано­вится тем, что он есть. Золото является золотом, потому что в нем преобладают гомеомерии золота, семена всех других вещей присутствуют в золотом кольце в исчезающее малом количестве. Так как гомеомерии вечны, то ничего не возникает заново и не исчезает бесследно: гомеомерии лишь соединяются или распада­ются, образуя новые сочетания, новые предметы.

Ум как двигатель мира

Первоначальное состояние мира, по Анаксагору, — непод­вижная смесь всех гомеомерии. «Все вещи были вперемешку... И пока все было вперемешку, ничто не было ясно различи­мо», — писал Анаксагор. Для того, чтобы возник мир, необходи­мо было «подтолкнуть» эту смесь, привнести в нее движение. Такой движущей силой стал Ум (по-гречески — «Нус»). Нус — творец космоса, он движет миром, благодаря ему из хаотичного состояния и возник организованный мир. Причем Нус — един­ственная абсолютно чистая, простая сила, не смешанная ни с чем другим: «Ум — бесконечен, самодержавен и не смешан ни содной вещью, но только он один существует сам по себе. Ибо... если бы Он был смешан с чем-нибудь другим, то Он участвовал бы во всех вещах... Эта примесь мешала бы ему, так что Он не мог бы править ни одной вещью столь хорошо, как теперь... Он — тончайшая и чистейшая из всех вещей; Он обладает совер­шенным знанием обо всем и имеет величайшую силу». Силой Нуса начинается мировое круговращение, во время которого гомеомерии разделяются и соединяются, что приводит к возник­новению различных предметов, вещей. Причем холодное, тяже­лое, плотное и влажное собирается в центре и из него образуется земля, а горячее, сухое, светлое и легкое устремляется вверх и образуется небо. Вокруг устроенного таким образом мира нахо­дится вращающийся эфир. Вращение эфира отрывает от земли камни. Эти камни от трения при вращении возгораются, — так появляются звезды, Луна и даже Солнце. Они не падают на зем­лю вследствие вращения эфира или, как мы сказали бы сегодня, центробежных сил.



Учение Анаксагора очень оригинально. Все его предшествен­ники считали, что число первоначал конечно. Анаксагор впервые предположил, что число начал составляет бесконечное множест­во материальных элементов, которые приводятся в движение ду­ховной силой — Умом, или Нусом. Но особый интерес у Анакса­гора вызывала проблема превращения вещей, переход одного ка­чества в другое. Почему белый и чистый снег при таянии дает мутную воду? Потому что качества жидкого и мутного уже содер­жались в снеге, хотя качества твердого и белого в нем преоблада­ли. Во всем есть часть всего, — вот основной принцип филосо­фии Анаксагора.

Античный атомизм. Если взгляды Анаксагора еще нельзя на­звать ни материалистическими, ни идеалистическими, — с од­ной стороны, гомеомерии материальны, с другой — Ум-Нус яв­ляется вечным духовным началом космоса, — то натурфилосо­фию Демокрита(ок. 460 — ок. 370 до н. э.) мы уже с полным правом можем назвать материалистической.

Считается, что Демокрит был учеником Левкиппа. Ожизни Левкиппа почти ничего неизвестно: поэтому одни сомневались в его существовании, другие говорили, он был родом из города Абдеры и учил, что мир состоит из атомов. Это вполне совре­менное слово происходит от греческого «atomos» — неделимый. Многие века считалось, что атом — это мельчайшая неделимая частичка вещества, хотя современная наука уже иначе понимает атом: мы знаем, что он тоже состоит из частиц, имеет сложное строение.

А вот Демокрит — вполне исторически реальная фигура. Он родился в Абдерах, приезжал в Афины, объездил многие зем­ли — Индию, Египет, Вавилонию, Эфиопию, причем целью его путешествий было приобретение знаний. Ему приписывают высказывание о том, что персидскому престолу он бы предпочел истинное объяснение причины хоть одного непонятного людям явления. Неудивительно, что в путешествиях он не стремился к выгоде, наоборот, растратил оставленное ему отцом наследство и вернулся на родину бедняком. По законам Абдер непроизво­дительная трата семейного имущества была наказуема, Демокрит даже предстал за это перед судом сограждан. На суде он зачитал одно из своих многочисленных произведений и был оправдан: судьи решили, что отцовские деньги он потратил не зря, став од­ним из умнейших и образованнейших людей своего времени.

Вещи состоят из атомов и пустоты

Демокрит был атомистом, считая, как и Левкипп, что любая вещь состоит из атомов и пустоты. Вещи возникают и уничтожа­ются, но атомы, из которых они состоят — вечны, ведь им не на что распадаться: они неделимы. Этим разным по размерам, но абсолютно плотным частицам присуще движение («они трясутся во всех направлениях», — писал Демокрит), поэтому с необходи­мостью в мире должна существовать пустота (здесь атомисты принципиально не соглашались с элеатами). Атомы и пусто­та — вот два вечных начала мироздания.

Атомов бесконечно много, они отличаются друг от друга по форме, порядку, положению. Аристотель позднее иллюстриро­вал это положение на буквах: А отличается от В формой, АВ от ВА — порядком, АВ от уВ положением. Демокрит писал о во­гнутых, выпуклых, угловатых, шарообразных и других атомах. Кроме того, атомы различаются величиной. Двигаясь в пустоте, они могут ударяться друг о друга, сцепляться или, наоборот, разъединяться, — так возникают и исчезают вещи. Причем сами атомы не обладают качествами какого-то конкретного вещества (в отличие от гомеомерии Анаксагора), качество вещи возникает лишь при восприятии сочетаний тех или иных атомов. Получа­ется, что атомы вечны и неизменны, а вот вещи — неустойчивы и преходящи. Но сами движения атомов не случайны, они под­чиняются причинно-следственной связи, объективным законам, необходимости.

Необходимость и случайность

Для Демокрита нет случайных событий. Случайным человеку кажется событие, причину которого он не знает. Демокрит при­водил такой пример: по дороге идет человек, вдруг с неба на го­лову ему падает черепаха и убивает его. Вот, казалось бы, пример случайного события! Но Демокрит объяснял: нет, это событие не случайно. Орел, схватив черепаху, обычно бросает ее на камень, чтобы расколоть панцирь и полакомиться. Человек, шедший по дороге, был лыс, его голова напоминала камень, потому орел бросил на него черепаху. Правда, с современной точки зрения, Демокрит здесь смешивает два различных понятия: причинность и необходимость. Конечно, существует причина того, что черепа­ха упала на голову идущему человеку. С другой стороны, то, что орел уронил черепаху на голову именно этому человеку, — слу­чайность. Демокрит же, не делая различия между причинностью и необходимостью, приходит к фатализму.Что такое фатализм? Это слово происходит от латинского fatalis — роковой, «предо­пределенный судьбой» и означает такой взгляд на мир, когда все происходящее рассматривается как заранее предначертанное; все происходит так, как и должно произойти согласно судьбе, року, мировому закону или какой-то высшей воле. С одной стороны, ато­мисты отказались от поиска каких-либо божественных причин происходящего, с другой — считали, что в мире все предопреде­лено движениями атомов в пустоте.

Происхождение мира

Мир тоже возник в результате взаимодействия атомов. Пус­тота заполнена атомами неравномерно. В тех частях пространст­ва, где их больше, они чаще сталкиваются друг с другом, и из та­кого движения атомов возникает вихрь. В результате вихревого движения более крупные и тяжелые атомы собираются в центре и образуют землю. Более легкие выталкиваются на периферию и образуют там небо. Поскольку атомы земли продолжают дви­гаться (движение атомов неуничтожимо!), то земля как будто бы утрамбовывается к центру и выдавливает из себя воду. Вода, за­полнив самые низкие места и впадины, образует озера и моря. Как видите, Демокрит объяснял возникновение мира только фи­зическими причинами, не прибегая к действиям богов. Но са­мым удивительным является то, что, по его мнению, миров бес­конечно много, причем каждый из них имеет шарообразную фор­му. В каждый момент времени какие-то миры возникают, другие гибнут, а Вселенная — беспредельна.

Естественными причинами Демокрит объяснял и происхож­дение жизни на земле. Только что образовавшаяся в результате атомных вихрей земля была еще мягкой, «грязеобразной». На ней вздулись пузыри, как на лужах после дождя. Эти пузыри на­гревались солнцем и когда они лопнули, из них и вышли первые животные и люди. Потом земля затвердела, а животные и люди стали воспроизводить себя другим, привычным нам способом. Кстати, Демокрит объяснял наличие полов тем, что в «допечен­ных» пузырях вызрели самцы, в «недопеченных» — самки. Та­ким образом, по мнению Демокрита, жизнь зародилась само­произвольно, с чем вряд ли согласятся наши современники. Но надо сказать, что всего два века назад мысль о том, что в луже под действием тепла могут самопроизвольно зародиться мелкие животные — черви, насекомые, казалась вполне научной, с ней никто не спорил.

Что такое душа?

Души людей тоже состоят из атомов, шарообразных по фор­ме. Они более подвижны, чем, скажем, угловатые или якореподобные, и не цепляются друг за друга. Атомы души разлиты по всему телу человека и являются источником его подвижности. Интересно, что во время дыхания происходит обмен атомов на­шей души с окружающим миром: с выдохом мы выпускаем на­ружу некоторое количество шарообразных атомов души, но, вдыхая затем воздух, мы большинство из них втягиваем в себя вновь, а атомы воздуха, попадающие внутрь организма, своим давлением мешают вылететь наружу остальным подвижным ато­мам души. Когда же человек умирает, за выдохом перестает сле­довать вдох, подвижные круглые атомы уже ничто не удержива­ет, — и душа вылетает наружу. Получается, что душа смертна: после смерти тела ее атомы рассеиваются в окружающем мире.

Теория познания атомистов

Но как мы можем знать, что все состоит из атомов и пустоты? Можем ли мы увидеть атомы или пощупать их? Конечно, нет. Атомы не даны нам в ощущениях. Об их существовании мы мо­жем знать только благодаря усилиям разума: «Только считают, что существует цвет, что существует — сладкое, что существует — горькое, в действительности все — атомы и пустота». Получается, что Демокрит (как и элеаты) четко различает две ступени позна­ния — чувственнуюи рациональную.На чувственной ступени по­знания (сюда относится познание посредством слуха, зрения, осязания, вкуса, обоняния) человек познает лишь грубую види­мость явлений, не понимая их причин. Например, мы берем в рот мед и ощущаем сладкое, но чувства не могут нам объяснить, почему это происходит. На самом деле, считал Демокрит, сла­дость свойственна предметам, атомы которых имеют округлую форму, острый же вкус имеют вещества, атомы которых имеют угловатую, заостренную форму и т. д. Зрение же возможно потому, что от всех материальных тел происходит истечение атомов (своеобразные копии этих тел). Истекающие от тел атомы отпе­чатываются в нашем глазу, создавая образы предметов. То есть чувственная ступень познания, конечно, дает нам истинную информацию о мире, но мы не в состоянии понять ее правильно, если будем руководствоваться только ощущениями. Поэтому чувственное познание Демокрит называет «темным» или «неза­коннорожденным». По преданию, Демокрит ослепил себя, пото­му что «атомы глазами не увидеть».

Истинное, «законнорожденное» познание, — это познание рациональное, посредством ума. Только умом мы можем постичь существование атомов, ведь мы не в состоянии их увидеть или ощутить. Разум идет дальше чувств, он способен найти истинные причины происходящего, но без чувств у него не было бы мате­риала для последующего размышления. Таким образом, различая две ступени познания, атомисты не противопоставляли их, а рас­сматривали в единстве.

Как возникло человеческое общество?

Демокрит задался вопросом о том, как люди перешли от жи­вотного состояния к общественному? Что ими двигало? С его точки зрения, главной движущей силой прогресса стала нужда. Бороться с нуждой помогла способность к наблюдению и подра­жанию, люди многое заимствовали у животных: они научились ткать, подражая пауку, начали петь, соперничая с соловьем, за­нялись постройкой жилищ, глядя на ласточек и т. д. Демокрит определял человека как животное, способное к обучению. Пер­воначально люди очень дружелюбно относились друг к другу — ведь сообща легче бороться с невзгодами. Неравенство и вражда появились позднее, когда люди стали хитроумнее и перестали сильно зависеть от природы.

Впрочем, Демокрит не осуждал неравенство, он был уверен, что богатые и бедные будут всегда. Поэтому главным является правильное воспитание людей: в этом случае богатые будут рас­поряжаться своим состоянием разумно, принося пользу всему обществу, а бедные перестанут завидовать. В любом случае, Де­мокрит разумно советовал радоваться тому, что имеешь, и смот­реть не на тех, кто живет лучше, а на тех, кому хуже. Более того, у него есть такое рассуждение: богат не тот, кто владеет боль­шим имуществом, а тот, кто беден желаниями. Ведь человече­ские желания бесконечны, их невозможно полностью удовлетворить, поэтому надо их разумно ограничивать, чтобы не чувство­вать себя несчастным.

Демокрит был сторонником демократического устройства государства и противником монархии. Он сравнивал демокра­тию и монархию как свободу и рабство. Разумному человеку свойственно стремление к свободе и независимости, поэтому свободная бедность предпочтительнее богатства в неволе. Тем не менее, все эти рассуждения не относились к рабам. Рабство для большинства античных мыслителей было вещью вполне естест­венной, рабов не воспринимали как людей, и Демокрит не был здесь исключением.

А как воспитывать людей? Конечно, не принуждением, а убеждением, считал Демокрит. Основой любого воспитания должна стать способность стыдиться, совесть. Бессовестного че­ловека невозможно правильно воспитать, на него не будут дей­ствовать положительные примеры, он не будет стесняться своих неблаговидных поступков. Кстати, способность стыдиться под­талкивает человека и к обучению: человек обнаруживает, что умеет и знает меньше других, он стыдится своей ограниченности и неумелости и начинает совершенствоваться.

Дружба

Главным богатством человека, по Демокриту, являются его друзья. Человек, у которого нет друзей, недостоин жизни, ведь это означает, что он никого не любит и его любить не за что. Очень важно отличать истинных друзей от мнимых: «Добрый друг должен появляться в дни радости по приглашению, а в дни испытаний должен приходить по собственному почину». Демок­рит давал совет, применимый и сегодня: надо судить о человеке не по словам, а по делам, так как многие люди притворяются для своей выгоды, но их поступки яснее слов показывают, чего они стоят на самом деле.

А вот к любви Демокрит относился с большой долей скепси­са: женщин он считал глупыми и болтливыми существами, о раз­витии которых и говорить не приходится, а вот для мужчин лю­бовь опасна, поскольку лишает разума и делает их рабами стра­стей. Но если уж решил завести семью, то жениться надо на женщине простой и молчаливой, — давал он совет мужчинам. Да и воспитание детей — дело неблагодарное: успеха достичь очень непросто, а вот в случае неудачи страдать придется много...

Учение атомистов стало своеобразным завершением первого этапа древнегреческой философии, для которого было характер но внимание не столько к человеку, сколько к природе и ее объ­яснению. Их натурфилософия носила материалистический ха­рактер.

Атомистические идеи получили дальнейшее развитие в ан­тичной философии — в школе Эпикура(341—270 до н. э). Эпи­кур основал в Афинах философскую школу, которая получила название «Сад Эпикура», поскольку дом, где жили эпикурейцы, был окружен большим плодовым садом. Эпикурейцы тоже пред­ставляли себе мир состоящим из атомов и пустоты, но, в отли­чие от Демокрита, их в гораздо большей степени интересовала не природа, а человек, поэтому центральной частью эпикурей­ской философии была этика.

Эпикуреизм

Слово «эпикуреец» вошло и в современный язык: мы назы­ваем эпикурейцем человека, стремящегося к счастью и удоволь­ствиям. Действительно, над входом в сад Эпикура висела таб­личка: «Гость, тебе здесь будет хорошо, здесь удовольствие — высшее благо». Целью жизни Эпикур объявлял счастье, а счастье он видел в удовольствии. Тем не менее, люди, которых мы назы­ваем эпикурейцам сегодня, едва ли понравились бы самому Эпикуру. Дело в том, что все удовольствия Эпикур и его после­дователи делили на естественные (удовольствие от еды — естест­венное, оно удовлетворяет голод) и неестественные (удовольст­вие от лести — не естественное, оно не удовлетворяет никакой потребности организма). Мало того, удовольствия еще бывают необходимыми и не необходимыми: голод можно утолить кус­ком хлеба, а можно — черной икрой, от холода можно спастись, завернувшись в одеяло, а можно — купив соболиное манто.

Так вот, Эпикур видел счастье в получении естественных и необходимых удовольствий, поэтому к самому философу совре­менное значение слова «эпикуреец» вряд ли приложимо: сегодня это слово употребляется как синоним стремления к любым удо­вольствиям, Эпикур же рассуждал иначе. Он считал: чтобы сча­стье было устойчивым, надо отказаться от излишних потребно­стей; простую пищу для удовлетворения голода вы наверняка найдете, а вот деликатеса каждый раз можно и не получить. Привычка к излишествам лишит вас радости, вы не ощутите удовольствия, даже утолив голод. И так — во всем: удовлетворяя только свои естественные потребности, причем необходимым образом, у вас больше шансов ощутить себя счастливым, чем если вы будете страстно желать не естественного и не необходимого. По сути, Эпикур понимал счастье как покой, отсутствие страдания, самодостаточность человека.

Эпикур тоже был материалистом, он тоже не признавал бес­смертия состоящей из атомов души. Но поскольку его в большей степени интересовал человек, а не физическое устройство мира, то отсюда для него вытекал вполне закономерный вопрос: как научить человека не бояться смерти? Рассуждения Эпикура были таковы: смерть и жизнь никогда не встречаются, значит, бояться нечего: «Самое ужасное из зол, смерть, не имеет к нам никакого отношения; когда мы есть, то смерти еще нет, а когда смерть наступает, нас уже нет. Поэтому смерть не существует ни для живых, ни для мертвых, так как для одних она сама не суще­ствует, а другие для нее не существуют».

Позже философский атомизм возродится в Древнем Риме. Римский поэт Тит Лукреций Кар(99—55 до н. э.) изложил взгля­ды Эпикура в большой стихотворной поэме «О природе вещей», чтобы содействовать их широкому распространению и популяр­ности.

Таким образом, атомизм имел долгую жизнь. А сама гипоте­за о существовании атомов и атомарной природе вещества, вы­двинутая античными мыслителями, нашла свое подтверждение и уточнение с дальнейшим развитием науки.





Дата добавления: 2015-05-13; просмотров: 3344; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Студент - человек, постоянно откладывающий неизбежность... 9349 - | 6639 - или читать все...

Читайте также:

 

107.20.10.203 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.005 сек.