double arrow
Европейская и византийская историография эпохи средневековья

На формирование средневековой историко-философской системы оказали большое влияние произведения Евсения Кесарийского и особенно епископа гиппонского Аврелия Августина, разработавшего основные положения указанной системы, которую средневековые хронисты лишь дополняли. Поскольку история рассматривалась как служанка богословия и ее задача состояла не в том, чтобы исследовать реальную действительность, а поставлять аргументы для подтверждения библейско-христианской схемы, то, естественно, не могло быть и речи об историческом исследовании и исторической критике как таковой. Для подтверждения тех или иных положений средневековый хронист подбирал все факты, включая самые фантастические, а противоположные факты просто отбрасывал. Сильнейшее влияние на технику исторического исследования оказывала Библия с ее неопределенным повествованием и морализированием. Интерес к точной констатации фактов был минимальным, о проверке фактического материала особенно не заботились.

В Византии традиции античной культуры и историографии были значительно сильнее, чем в Западной Европе, и византийская историческая мысль имеет ряд сходных черт с античной историографией, что обусловило в целом более высокий уровень исторической мысли в византийском обществе. Византийские писатели интересовались произведениями античных, особенно греческих, писателей, составляли сборники античных авторов (знаменитая библиотека патриарха Фотия – 9в. – содержащая описание 280 сочинений античных авторов с подробными выдержками из подлинников).

Развитие исторических знаний у восточных славян (11-17в.в.).






Сейчас читают про: