double arrow

Народы моря


Гибель крито-минойской цивилизации совпала по времени с новой волной переселения индоевропейских народов. В XIII–XII вв. до н. э. Ближний Восток потрясали неслыханные по своим масштабам события. Одна за другой погибают дворцовые культуры Крита, Месопотамии и Ханаана. Рухнула империя хеттов; некогда могущественный Египет из последних сил отражал набеги варварских племен. Эгейский мир переживал период бурных исторических перемен; пало множество малоазийских городов, включая Трою, один за другим погибали города ахейцев в Аттике, и много лет понадобилось для того, чтобы в Грецию вернулся относительный мир.

Хотя причин этих поистине революционных потрясений было несколько и не все пока ясно в этом калейдоскопе событий, одним из главных факторов стали миграции так называемых народов моря. Эти миграции связаны с несколькими волнами переселения народов, в XIII столетии до н. э. двинувшихся из Эгеиды на юг и юго-восток и в итоге полностью видоизменивших ситуацию в Малой Азии и на Ближнем Востоке. А вскоре волна этих завоеваний докатилась и до Египта.

Египетские источники сообщают о двух крупных нападениях на Египет конфедерации народов, за которыми в исторической науке закрепилось название «народов моря». Сами египтяне этот термин не используют. Они описывают вторгшихся в Дельту Нила захватчиков как конфедерацию племен, «иностранцев с моря», приходивших из «северных стран» или с «островов моря» (имеется в виду Средиземное море).




Первое вторжение народов моря (в союзе с ливийцами) имело место на пятом году царствования фараона XIX династии Мернептаха (1224–1214 гг. до н. э.). Об этом повествуют тексты, высеченные на стене храма Амона в Карнаке и текст стелы из заупокойного храма Мернептаха (так называемая Израильская стела). Мернептах успешно отразил нападение «народов моря» и их союзников, убив 6000 и изгнав остальных.

В текстах Карнака называются пять народов, принимавших участие в этом нашествии:

1. A-qi-ya-wa-sa (A-qi-wa-sa) – акиваша.

2. Ta-ru-sa (Tw-rw-s’/ Tw-ry-s’) – турша.

3. Rw-ku (Rw-kw) – рукка/лукка.

4. Sa-ra-d-n (Sa-ar-di-na) – сарды, шардана.

5. Sa-k(a) – ru-su (S'-г – rw-s) – шеклеш, шекелеша.

По мнению большинства исследователей, народ «акиваша» – это гомеровские греки-ахейцы. «Турша» – это либо троянцы, либо этруски (тирсены, туски); существует гипотеза, что троянцы – это и есть этруски, следовательно, речь здесь идет об одном и том же народе. Народ «лукка» – это ликийцы, обитатели юго-западной Анатолии (Малая Азия). Сарды, или шардана – уже знакомые нам жители Сардинии, строители нурагов. «Шеклеш» – это сикулы, обитатели Сицилии (Сикелии).

Второе нападение «народов моря», на этот раз одновременно с суши и с моря, произошло в восьмой год (ок. 1175 до н. э.) царствования фараона Рамсеса III (1182–1151 гг. до н. э.). К этому времени «народы моря» уже, вероятно, захватили сирийские города Угарит и Алалах. Чтобы отразить вторжение, Рамсес III использовал военные корабли, войска и колесницы. Разгром «народов моря» был полным. Рамсес III хвалился, что он не только победил и рассеял «народы моря», но и заставил их покориться египетскому владыке. Смилостивившись над побежденными, фараон поселил остатки «народов моря» в палестинских крепостях с тем, чтобы они охраняли северные границы Египта. Впрочем, некоторые исследователи полагают, что все могло быть как раз наоборот: потерпев поражение, «народы моря» отошли в Палестину и заняли её, ликвидировав египетское господство в этой области. Воспрепятствовать этому Рамсес III был не в состоянии.



Битва египтян с «народами моря»

Как бы то ни было, победа в дельте Нила защитила Египет от вторжений с севера, но не смогла воспрепятствовать коварному проникновению ливийских (берберских) народов с запада. Результат нападения «народов моря» стал бедственен для Египта: страна погрузилась в своего рода «темные века».

Тексты, посвященные победе Рамсеса III над «народами моря», проиллюстрированные рельефными изображениями сцен сражения, высечены на одном из пилонов храма Мединет-Абу близ Фив. В этих текстах, наряду с уже известными, упоминаются и другие «народы моря»:

1. Ре-га-sa-ta (Pw-r-s-ty) – пелесет.

2. Tjikar (T-k-k[35] – чикар.



3. Sa-k (a) – ru-su – шеклеш.

4. Danuna (D-y-n-yw-n) – дануна, дана.

5. Wasasa (W-s-s) – вашаша.

Первые в списке – это хорошо известные по Библии филистимляне; вторые – чакалы, жившие на Кипре в конце XIII столетия до Р.Х., а позже, согласно египетскому документу XII–XI вв. до Р.Х., переселившиеся на Палестинское побережье в Доре, к югу от горы Кармил. Третий народ, шеклеш – сикулы, уже известен нам по списку Мернегггаха; это единственный из «народов моря», который упомянут в обоих записях. Четвертыми в списке идут знакомые по поэмам Гомера греки-данайцы, пятыми – вашаша, предположительно, малоазийский народ критского происхождения; возможно, речь идет о карийцах, жителях западной Анатолии.

Помимо храма Мединет-Абу, о нападении «народов моря» при Рамсесе III упоминается и в так называемом Большом папирусе Харриса и в списке храмовых доходов, полученных в царствование Рамсеса III (1184–1153).[36]

Письменные источники и изображения на египетских рельефах свидетельствуют о том, что «народы моря» прибыли в Египет вместе с семействами, со скотом и имуществом, погруженном на корабли и в запряженные волами телеги. Следовательно, эти нападения были явной попыткой насильственного захвата чужих земель с тем, чтобы поселиться на них. Все указывает на то, что «народы моря» стремились не просто к грабежу – они планировали осваивать области, которые собирались завоевать. Подобное поведение могло быть вызвано результатом крупномасштабного голода на «островах моря». Действительно, в XIII и XII столетиях до н. э. в северном и восточном Средиземноморье зафиксирован ряд больших неурожаев. Эта катастрофа даже вынудила фараона Мернептаха послать зерно пораженным голодом хеттам (уже находившимся в упадке). Возможно, именно голод вызывал масштабные перемещения народов через Анатолию и Левант в Сиро-Палестину и Египет.

Все «народы моря», судя по всему, были хорошо знакомы египтянам и раньше. Египтяне, несомненно, знали и то, что эти народы связаны между собой географически и отчасти политически (какими-то союзническими обязательствами?) и пришли в дельту Нила с севера – с островов Эгейского моря и Малой Азии.

О том, что «народы моря» не были неизвестны египтянам, свидетельствуют и два более ранних источника: египетский список союзников хеттского царя, противостоявших фараону Рамсесу II (1279–1213) в битве при Кадете (1285 г. до Р.Х.), и хеттский документ, перечисляющий народы, входившие в лигу Аххиява (Западная Анатолия), войска которой нападали на империю хеттов. Яблоком раздора служили западные области Малой Азии и остров Кипр, причем борьба велась как на суше, так и на море. В итоге Аххиявский союз был около 1250 до Р.Х. разгромлен, а хетты ненадолго овладели Кипром.

В списке Рамесеса II названы следующие племена:

1. Pi-da-sa.

2. Da-ar-d (a) – an-ya.

3. Ma-sa.

4. Qa-r (a) – qi-sa.

5. Ru-ka.

6. Arzawa.

Первое название связано с педасами (педасййцами) – жителями Мизии Троадской (к югу от Трои), второе – с дарданами (Троада), третье – с юго-западной Анатолией, четвертое – с Карией, пятое – с Ликией (Лукка), а шестое – со страной Арцава в юго-западной Анатолии. Интересно, что народы лукка (ликийцы), шардана (сардинцы) и пелесет (филистимляне) в египетском документе называются и в числе наемников, сражавшихся в войсках Рамсеса II в битве при Кадете.

Рельефы на стенах храма Мединет-Абу дают нам превосходные изображения этнического облика «народов моря», их одежды, вооружения, колесниц и кораблей. Эти изображения имеют много общего с описаниями эгейских народов в других источниках. Например, воины «народов моря» – высокие, стройные люди, живо напоминающие античных греков – на рельефах Мединет-Абу изображены в шлемах с плоским перьевым султаном, очень похожим на тот, что изображен на знаменитом Фестском диске.

Перьевой султан, согласно Геродоту, а также одному позднему ассирийскому тексту, является типичным для Карий и Ликии в эпоху бронзы. Позднее его переняли соседи карийцев. Такой тип плоского перьевого султана можно видеть на ассирийском рельефе, изображающем ионийских и карийских воинов, его носили и ликийские наемники во флоте Ксеркса. По свидетельству Геродота, «карийцы изобрели три вещи, которые впоследствии переняли у них эллины. Так, они научили эллинов прикреплять к своим шлемам султаны, изображать на щитах эмблемы и первыми стали приделывать ручки на щитах (до тех пор все народы носили щиты без ручек и пользовались ими с помощью кожаных перевязей, надевая их на шею и на левое плечо)» (Геродот, I, 171).

Гомер в «Илиаде» довольно подробно описывает различные типы шлемов, однако он не упоминает о шлемах с плоским перьевым султаном, которые носили «народы моря» или часть их. Зато изображение подобного султана можно видеть на керамической антропоидной урне, найденной при раскопках в Бет-Шине (Беф-Сане). На стене этого города, как известно по Библии (1-я Цар., 31, 10), филистимляне повесили обезглавленное тело Саула. Урна приблизительно может быть датирована 1040 годом до Р.Х. – временем царствования Саула. Подобные антропоидные урны были найдены и в других областях, на которое распространялось египетское владычество, в том числе в Ханаане и в самом Египте. Кроме того, плоский перьевой султан можно видеть на воинах «народов моря», изображенных на ларце из слоновой кости (XII в. до н. э.) и на печати с Кипра. Из всего сказанного вытекает, что плоский перьевой султан на шлеме – отличительная черта «народов моря», карийцев и филистимлян в частности.

Фестский диск, помимо перьевого султана, содержит и другие параллели, связывающие Крит и Анатолию. Среди пиктограмм на диске можно видеть некие сооружения, напоминающие ульи – вероятно, хижины. Эти ульеподобные хижины находят близкие аналоги в архитектуре ликийцев, живших на юго-западе Анатолии. Малоазийские аналоги имеет и тип лука, изображенного на Фестском диске. По всей видимости, критско-анатолийские связи играли важную роль в раннеминойский (до 2000 г. до Р.Х.) и среднеминойский (2000–1800 гг. до Р.Х.) периоды. Почти пять сотен лет отделяют фестский диск от рельефов в Мединет-Абу, что указывает на весьма давние связи между Критом и Анатолией.

Другое вооружение «народов моря», которое можно видеть на рельефах Мединет-Абу, – длинные, сужающиеся к концу мечи, копья, щиты и доспехи – находит близкие аналоги в тексте «Илиады». Несмотря на различия в деталях, вооружение ахейцев весьма близко вооружению филистимлян и шардана (сардинцев). Плиссированные «юбки», в которые облачены воины «народов моря», изображенные на рельефах Мединет-Абу, имеют анатолийское происхождение. Корабли «народов моря» и их характерный «горбатый» рогатый скот также явно происходят из Анатолии. Кстати, корабли «народов моря», изображенные на рельефах храма Мединет-Абу, схожи с аналогичными изображениями на Фестском диске и на микенской вазе, найденной на острове Скирос. Любопытно, что экипажи боевых колесниц «народов моря» состоят из трех человек, вооруженных копьями – это тоже малоазийская, а точнее, хеттская, традиция. На египетских колесницах имелось только по два воина.

Учёные находят множество других параллелей между «народами моря», изображёнными на рельефах Мединет-Абу, и микенскими греками-ахейцами и анатолийскими племенами. Из этого, конечно, нельзя сделать вполне однозначный вывод о том, что «народы моря» вышли непосредственно из Анатолии и Эгеиды – детали одежды и вооружения они могли перенять у анатолийцев, крито-минойцев и микенцев благодаря культурным контактам. Однако, несомненно, что «народы моря» имели много общего с крито-микенским миром и Анатолией, особенно ее западной и юго-западной частью. Большинство исследователей сегодня согласно с тем, что «народы моря» пришли в Египет из Эгеиды и Анатолии.

Изучение названий малоазийских племен в египетских и хеттских источниках показало, что различные группы «народов моря» могут быть связаны или с их прародиной, или по крайней мере с теми местностями, где они поселились в результате миграции. Мы уже говорили о том, что наименования акиваша («Ekwesh») и дана («Denen»), по всей видимости, можно отнести к грекам-ахейцам и грекам-данайцам, известным по «Илиаде». Народ «Lukka», возможно, происходил из Ликии (Анатолия), шардана («Sherden») – из Сардинии, а «пелесет» однозначно связывается с библейскими филистимлянами, по имени которых была названа Палестина. Шекелеша («Shekelesh») и турши («Teresh») могут быть связаны с жителями Сицилии и Этрурии.

Первоначально все эти параллели были установлены по данным этимологии и филологии, но в последние годы появились серьезные археологические свидетельства связей между западным и восточным Средиземноморье, существовавших в эпоху поздней бронзы.[37] Данные археологии свидетельствуют о том, что в конце бронзового века восточное Средиземноморьем вошло в контакт с несколькими культурными центрами на западе, и эта связь сохранялась даже после разрушений, которым подверглась материковая Греция, Анатолия и Левант. Мы уже знаем, что практически весь запад Средиземоморья был населен иберо-ливийцами, а из египетских текстов следует, что по крайней мере два из «народов моря» имели иберо-ливийское происхождение – шардана (сардинцы) и шекелеша (сикулы). По всей видимости, в крито-минойский период во всем Средиземноморье начала складываться некая культурная общность, объединенная цепью средиземноморских островов, стержнем которой являлся Крит. На ее крайнем полюсе находился «беро-ливийский Тартес, имевший тесные экономические связи с Британией и атлантическим побережьем Франции, на другом – легендарная Троя и древние доиндоевропейские культуры Малой Азии. По мнению австрийского ученого Д. Вёльфеля, все страны Средиземноморья, включая Северную Африку и Пиренейский полуостров, уже в эпоху неолита представляли собой тесно спаянное культурно-историческое единство с сильно развитыми этнокультурными связями. Кажется вероятным, что в это время на едином «евроафриканском» языке говорили в Иберии, Южной Франции, на Севере Африки и на юге Италии.

Катастрофа, вызванная взрывом вулкана Санторин, крах крито-минойской цивилизации, гибель Трои и движение индоевропейских народов, случившиеся в очень короткий исторический период, положили конец этой культурной общности. Потомки строителей мегалитов, оставивших на островах Средиземного моря колоссальные, до сих пор во многом загадочные сооружения, неожиданно покинули свои острова и были в буквальном смысле слова «рассеяны по лицу земли». «Доисторическая» иберо-ливийская Европа в одночасье прекратила свое существование, оставив, впрочем, после себя множество памятников столь выдающихся, что даже всемогущее время бессильно перед ними. Стоунхендж и мегалиты Британских островов, каменные ряды Карнака и Ле-Менека во Франции, Филитоса на Корсике, гигантские мегалитические храмы Мальты, талайоты Балеар и нураги Сар-Динии и, наконец, величественный Кносский дворец на Крите – наглядные тому свидетельства.

Примерно в середине II тысячелетия до н. э. в наскальном искусстве Сахары появляются изображения боевых колесниц, запряженных лошадьми. По рисункам на скалах их путь прослеживается от побережья Средиземного моря до верхней излучины Нигера. Рядом с колесницами на рисунках изображены люди, по облику, цвету кожи и одежде явно отличающиеся от всех типов местного населения. Это светлокожие, рослые воины, вооруженные мечами, копьями и дротиками, с круглыми щитами в руках. Своим обликом они напоминают воинов «народов моря», изображенных на египетских фресках. И они совсем не похожи на хорошо известных гиксосов, вторгшихся в Египет в 1200 году до н. э. и осевших в Киренаике. Одежды, оружие и доспехи, тип колесниц и, наконец, физический облик не оставляют сомнения, что это пришельцы из районов восточного Средиземноморья, а манеру изображения человеческих фигур в виде двух сходящихся вершинами треугольников можно отнести к эгейскому искусству второй половины II тысячелетия до н. э.

Наскальные изображения воинов на колесницах отмечают путь народа гарамантов в глубины Сахары

Если внимательно изучить наскальные рисунки Сахары, можно проследить некоторые маршруты, которыми «люди колесниц» уходили в глубь Сахары. Некоторые из них, растворяясь постепенно в местном населении, дошли до Нигера. А остальные?

Об обитателях Сахары, использовавших запряженные лошадьми боевые колесницы, сообщал еще древнегреческий историк Геродот. В античные времена этот народ назывался га-рамантами. О них писали Помпоний Мела и Сенека, Лукиан и Страбон, неизменно подчеркивавшие их воинственность. Римский историк Тацит описывает гарамантов «свирепым племенем, наводившим ужас на соседей». На протяжении более тысячи лет (ок. 900 г. до н. э. – 500 г. н. э.) конфедерация гарамантских племен оставалась главной доминирующий силой в Сахаре. Долгое время имя гарамантов служило синонимом южных рубежей римского мира, подобно тому, как имя пиктов символизировало его северные пределы.

«Гараманты – создатели первой в Сахаре городской цивилизации – это удивительный, во многом загадочный народ, который на заре истории стал живой связью между эгейско-средиземноморской Европой, берберской Северной Африкой и суданским поясом континента», – пишет Ю. М. Кобищанов. Долгое время о гарамантах было известно лишь по скудным письменным свидетельствам древних авторов, в результате чего за этим народом прочно закрепились эпитеты «таинственные, загадочные, непознанные». Центром страны гарамантов была сахарская область Феццан (на юге современной Ливии). В 1930-х годах итальянский археолог Капуто выявил здесь более 60 тысяч гарамантских погребений. В 1960-х годах суданский археолог Мохаммед Айюб вел раскопки гарамантской столицы Гарама (Герма, совр. Джерма), а английский археолог Чарльз Дэниел в 1968–1975 годах исследовал поселения Зинчекра и Саньят-Джебриль. Наконец, профессор Дэвид Маттингли в 1997–1998 годах повторно исследовал руины Гермы (Гарамы). Эти работы заложили основы наших сегодняшних знаний о гарамантской цивилизации и гарамантах.

Как установили современные учёные, основу этого этнически пестрого народа (или, по мнению А.Д. Дридзо, группы политически связанных между собой народов) составили ливийцы (берберы). Однако в нем ясно чувствуется присутствие эгейского компонента. Им скорее всего были «народы моря», а точнее, та их часть, которая после битвы в дельте Нила вынуждена была отступить в пески Сахары, заселяя оазисы и нагорья вдоль великих караванных дорог. «С течением времени эти скитальцы пересекли Сахару с севера на юг и на юго-запад и вышли к берегам оз. Чад и р. Нигер. Их продвижение в глубь Африки отмечает изображение колесниц, запряженных конями, причем характерный стиль изображений (так называемый критский или микенский галоп) неопровержимо свидетельствует об эгейском, в основном критском и элладском, происхождении народа гарамантов»[38] Ю.К. Поплинский склонен считать, что общность гарамантов образовалась именно благодаря «народам моря», а вернее, их смешению с местными берберскими племенами.[39] «Народы моря» значительно повлияли на антропологическую и языковую среду Северной Африки, оставив вполне определенные следы в культуре берберских народов.

Мы уже знаем, что среди «народов моря» были как греки (ахейцы и данайцы) и эгейцы (ликийцы), так и иберо-ливийцы – сарды и сикулы, а также критяне (др. – егип. «кефтиу»), имевшие отчасти североафриканское происхождение. Произошёл своеобразный «круговорот берберов в природе»: потомки выходцев из Северной Африки, сотни лет назад ушедших из Сахары в Европу, теперь снова вернулись на родину их предков. Впитавшие в себя иные культурные влияния, смешавшиеся со многими народами севера, они принесли в Сахару новую, более высокую культуру. Но говорили они скорее всего на том же самом протоберберском языке, что и коренные жители Сахары! Возможно, именно этим объясняется столь быстрая интеграция остатков эгейских «народов моря» в ливийско-берберскую языковую и культурную среду.

Ряд эгейских по происхождению элементов культуры подтверждает участие «народов моря» в этногенезе гарамантов. «Только участием в ее создании эгейыев, значительный приток которых в Северную Африку в последней трети II тысячелетия до н. э. связан с походами «народов моря», можно объяснить присутствие в культуре гарамантов таких экзотических для нее компонентов, как боевые колесницы, фоггары (подземные водопроводы типа персидско-туркменских кяризов), «двурогие» стелы, специфические восточносредиземноморские способы погребения покойников, огромные гарамантские некрополи, вооружение, особые неливийские типы одежды, города и т. п.», – утверждает Ю.К. Поплинский.

Таким образом, культура гарамантов, живших на просторах еще не высохшей до конца пустыни, была ливийско-берберской в своей основе, но с элементами, принесенными из Эгейского мира. А их антропологическая характеристика определена итальянским ученым Г. Паче как ливийско-берберская с вкраплениями негроидных элементов.

Само название народа гарамантов связано с Эгейским миром. Суффикс «-ант» в слове «гарамант» не берберо-ливийского, а пеласгического происхождения, того же, что и суффиксы «–ант(ф)»/»-инт(ф)» в названиях греческих городов Коринф, Тиринф, в именах ряда древних мифологических персонажей и т. д. Греческий миф связывает происхождение гарамантов одновременно и с Критом и с аборигенами Ливии: версии этого мифа, сохраненные Аполлонием Родосским и Клавдием Птолемеем, именуют Гараманта, эпонима народа гарамантов, сыном бога Аполлона и Акакалли-ды, дочери критского царя Миноса.

Происхождение названия гарамантов и их столицы Гарамы до конца не прояснено. Некоторые исследователи считают, что этноним «гарамант» происходит от туарегского aghrem (вар. ighrem, agharem) – «крепость», «город», «селение». По мнению французского ученого Ш. Сабатье, название «гарамант» произошло от берберского «гарамедден» («пастухи народа гара»). Возможно, с термином «гарамедден», а может быть, и с названием древних гарамантов связано название современного туарегского племени игермаден, а также название средневекового народа гара, обитавшего, судя по арабским хроникам, на территории древних гарамантов.

Другой французский ученый, Ш. Тиссо, обративший внимание на название народа аманов (амантов) у Плиния, объясняет термин «гарамант» как «гара»+«амант». Терминами «goran», «garaan» или «garawan» арабы Чада и Ливии называют неарабские народы Восточной Сахары – анаказа, гаэда, даза, камаджа, уния и теда (тибу, тубу). Возможно, что название «гара» или «гараван» в устах средневековых арабов обозначало потомков гарамантов. Однако само по себе это не объясняет происхождения названия гарамантов.

Учёные уже давно обратили внимание на противоречивость сообщения Геродота о гарамантах. В одном месте он говорит, что гараманты на колесницах «охотятся» за эфиопами, а в другом – что «у них нет никакого боевого оружия и они не умеют отражать врага». Из всех многочисленных попыток объяснить это противоречие наибольшего внимания заслуживает гипотеза советского историка А.Д. Дридзо. Он считает, что «античные авторы (и в первую очередь Геродот) называли гарамантами не один народ или племя, но целое объединение народов (вернее, племен), группировавшееся вокруг столицы – Гарамы – и по имени ее получившее свое название. Среди гарамантов были, как рассказывал Геродот, и покоренные, находившиеся в подчинении племена. Сообщает Геродот и о «господствующем племени, покорившем остальных».

Таким образом, гараманты, судя по всему, представляли собой конфедерацию племен, в которую входили как местные берберы (об этом свидетельствуют находки на гарамант-ских поселениях местной керамики и каменных инструментов), так и пришельцы из Средиземноморья. Последние принесли с собой в Северную Африку много культурных новшеств. Главным из них явилась одомашненная лошадь. Это сразу придало культуре гарамантов большую мобильность. Воины на колесницах, запряженных лошадьми, проникали глубоко в сердце еще не высохшей тогда Сахары, населенной культурно отсталыми народами. Гарамантам, стоявшим на более высокой ступени развития, не составляло труда подчинить их. Так постепенно сформировалось социально стратифицированное общество, на вершине которого находилась белая ливийско-берберская военная аристократия, а внизу – негроидные группы пастухов и земледельцев.

Культура гарамантов оставила после себя в Сахаре остатки крупных городских центров, обширные некрополи, насчитывающие десятки тысяч погребений, сотни сложных ирригационных систем. Вопреки сообщениям большинства древних авторов, изображавших гарамантов кочевниками, современные археологи доказали, что экономика этого народа была основана на оседлом сельском хозяйстве. Здесь выращивались культуры и разводились животные, характерные и для Северной Африки, и для Средиземноморья. Этот период в истории Сахары получил название «периода лошади» – ее изображение, наряду с изображениями верблюдов, колесниц, колесных повозок и человеческих фигур стало в это время главным мотивом наскального искусства Сахары. Га-рамантские колесницы, запряженные четверками коней (квадриги), упоминает Геродот. Наскальные изображения колесниц вообще характерны для Сахары этого периода, причем в Феццане они принадлежат гарамантам, а в Мавритании и на западе Алжирской Сахары – гетулам.

Как показывают наскальные изображения Феццана, га-раманты разводили крупный и мелкий рогатый скот. Овцеводство играло в этот период особенно большую роль на севере Гарамантского царства. Геродот приводит изречение пифии, которая в середине VII века до н. э. назвала Ливию «кормящей агнцев» или «обильной овцами».

Геродот описывает гарамантов VI века до н. э. как искусных земледельцев. Поля хлебных злаков, виноградники, рощи оливковых деревьев и финиковых пальм орошались с помощью сложной системы подземных водных каналов – «фогарра». Технология их строительства, вероятно, была заимствована из Египта. Разумное использование природных богатств не давало исчезнуть кипарисовым рощам и диким животным в горах; коровы, овцы и кони паслись там, где сейчас и верблюд с трудом находит себе пропитание. Судя по наскальным рисункам, изображающим сцены охоты, страна изобиловала дикими зверями.

Столица гарамантов располагалась в городе-оазисе Гара-ма (Джерма). Оазис Гарамы, по Геродоту, представлял собой «соляной холм с источником и множеством плодоносных финиковых пальм, как и в других оазисах. Там обитают… гараманты (весьма многочисленное племя). Они насыпают на соль землю и потом засевают ее злаками». В Гараме находилась резиденция гарамантского царя, которого, возможно, обожествляли. По свидетельству безымянного древнегреческого автора схолий к «Аргонавтам», гараманты отличались благочестием. Сакральным центром Гарамантского царства был, очевидно, храм, который упомянутый автор схолий называет «наос». Расположенный близ Гарамы гигантский некрополь в Вади-Аджаль, насчитывающий не менее 45 тысяч погребений как кавказоидов, так и нефондов, был скорее всего кладбищем для всех племен гарамантской конфедерации, расположенным близ общего для этих племен святилища.

В разные периоды истории Гарамантского царства пределы его владений простирались на разные расстояния в глубь материка. Судя по сообщениям Геродота, в VI–V вв. они включали на востоке оазисы Куфра, на западе, вероятно, – предгорья Тассили, на юге доходили до Эннеди. В римское время, по сведениям Клавдия Птолемея, южная граница Гарамантского царства простиралась до Центрального Судана, а на севере отряды гарамантов вторгались в приморские области Сирта. На юго-востоке Гарамантского царства находилось упоминаемое Клавдием Птолемеем Гарамантское ущелье. Сюда от берегов Средиземного моря можно было добраться лишь за два-три месяца пути.

Гараманты поддерживали устойчивые связи со Средиземноморьем, Египтом, областями Африки, лежащими к югу от Сахары. В период между приходом «народов моря» в оазисы феццана и временем, когда древние греки обосновались в Киренаике, связи гарамантов с Эгейским миром ослабли. Зато, очевидно, сохранились их связи с ливийцами и египтянами – наиболее цивилизованными народами в этой части мира. В 1963 году археолог из ФРГ Г Ротерт открыл на востоке и западе страны гарамантов наскальные изображения раннегарамантского времени, а также керамику, свидетельствующие об общности культуры этого района в тот период. Особый интерес представляет фреска, изображающая группу людей с кошачьими головами, которая, по мнению Ротерта, очень близка к египетским сатирическим рисункам XIII–XI вв. Влияние египетского искусства на искусство Тас-силин-Аджера этой эпохи отмечал и французский исследователь Сахары Анри Лот.

Гараманты вели торговлю с соседними берберскими и негритянскими племенами. Однако передаваемая Геродотом информация о путях, которые вели из страны гарамантов на юг и запад, вплоть до Атласа, крайне искажена. Столь же смутные сведения о караванных путях Сахары сообщает Стра-бон. Зато у Афинея (IV в.) мы находим рассказ о карфагенянине Магоне, который совместно с гарамантами трижды пересёк пустыню Сахару, питаясь только сухим ячменем и обходясь без воды. Этот рассказ, относящийся ко времени расцвета Карфагенской державы, очевидно, свидетельствует если и не о прямом, то о косвенном участии карфагенян в транссахарской торговле. Недаром некоторые гарамантские товары носили в Средиземноморье название карфагенских. В частности, Страбон сообщал, что от гарамантов к римлянам привозили «карфагенские камни».

В источниках римского времени содержатся некоторые сведения о транссахарских дорогах, которые вели из Гарамы в разных направлениях. По «Географии» Страбона можно судить о том, как в I веке нашей эры римляне представляли себе караванные пути от страны гарамантов до Египта и до побережья Атлантического океана: «По рассказам, гараманты находятся на расстоянии девяти- или десятидневного пути от эфиопов, живущих на берегах океана, а от (оазиса) Аммона – пятнадцатидневного». Тацит в связи с описанием событий 70 года н. э. вскользь упоминает, что после набега на город Лептис часть добычи «гараманты сумели унести в свои недоступные становища и там продали племенам, живущим еще далее на юг». Это первое в римской литературе сообщение о караванном пути, который вел из страны гарамантов на юг. Дальнейшие сведения об этом пути мы находим у Клавдия Птолемея, который цитировал Марина Тирского (начало II в. н. э.). Он сообщает о римлянине по имени Септимий Флакк, который совершил поход из страны гарамантов к югу в «страну эфиопов» и прибыл к эфиопам после трехмесячного путешествия. Марин Тирский знал и о другом римлянине, Юлии Матерне, наместнике Нумидии, который «отправился вместе с царем гарамантов, выступившим в поход против эфиопов, и после четырехмесячного пути, во время которого он продвигался только в южном направлении, прибыл в эфиопскую землю Агисимба, где собираются носороги». Скопища носорогов указывают на тогда еще сравнительно влажный климат саванн Центрального Судана.

Транссахарские пути в древности и области проживания современных народов туарегов и теда (по Ю. К. Поплинскому)

В транссахарской караванной торговле принимали участие и северные соседи гарамантов – оседлые берберские племена осенсов, псиллов, абсистов, бизаков и особенно многолюдное и богатое племя насамонов, населявшее восточное побережье Сирта, внутренние области Киренаики и Барки и оазисы Джало. Центром этой группы оазисов была Авгила, известная с конца римской эпохи (теперь Авджила), но, несомненно, существовавшая и ранее. Северо-западными соседями гарамантов были во времена Геродота маки, во времена Страбона– гетулы, или, по Плинию, фазаний, входившие, вероятно, в состав объединения гетулов, а возможно, и гарамантов.

Сахара продолжала высыхать в течение всего периода существования гарамантской цивилизации, исчезнувшей незадолго до арабского нашествия. Несмотря на неблагоприятные природные факторы, гараманты прилагали неимоверные усилия для поддержания созданного их руками и сохранившегося от прошлого оазисного ландшафта, в течение почти двух тысячелетий поддерживая связь между Северной и Тропической Африкой и совершая далекие путешествия. Первоначальная враждебность в их отношениях с Римом сменилась мирными торговыми отношениями.

Гарамантский период стал последним «всплеском» древней сахарской цивилизации. Начиная приблизительно с рубежа эр жизнь в пустыне начала замирать. В последующие века гараманты смешались с местными племенами. Современные народы теда (тубу), даза и другие народы Восточной Сахары, а также харатины восточной части Центральной Сахары принадлежат к числу потомков древних гарамантов.







Сейчас читают про: