double arrow

О произношении безударного о в словах иноязычного происхождения

Форма произношения безударного о в словах иноязычно­го происхождения в вокальном искусстве, так же как и в ре­чи, для различных слов различна. Вот, например, слово корсет может быть произнесено — корсет и карсет. Это сло­во в такой фразе как «Корсет, альбом, княжну Полину» (оп. «Евгений Онегин» Чайковского) в устах Лариной долж­но звучать с акцентированным произнесением на окорсет, так как это характерно для Лариной-дворянки и особенности воспитания того времени.

Другой пример: в речи произношение а на месте напи­санного о, например, в слове аромат вполне закономерно, но в пении звучание а получает несколько вульгарный, про­сторечный оттенок. Возьмем фразу из арии Эрекле (оп. «Из­мена» Ипполитова-Иванова) «Ароматная ночь...» Достаточ­но спеть дважды эту фразу, произнося в слове аромат­ная, в предударном слоге ро, то — о, то — а, чтобы сразу решить вопрос в пользу произнесения о. Такой же орфоэпи­ческой особенности подчинены слова в романсе Глинки «Ве­нецианская ночь»: «...и вдали напев Торквато гармониче­ских октав», то есть слова гармонических, октав, а также собственное имя Торквато должны произноситься на э: гармонических, октав, Торквато.

Правда, это противоречит правилам русского произноше­ния, гласящим, что на месте буквы о после твердых соглас­ных в безударных слогах произносится а, но для слов ино­язычного происхождения это правило нарушается, тем более, что приведенное выше слово аромат и ряд других слов, на­пример, поэт, сонет, модерато, болеро и т. п. относится к языку поэтическому, языку искусства. Но подавляющее боль­шинство слов и иноязычного происхождения, в силу вековых традиций произношения, обрусело и потому о и а в пред­ударных слогах подчинены русской орфоэпической норме. Проф. Р, И. Аванесов пишет: «...надо помнить, что различение





звуков о и а б безударных слогах касается весьма ограничен­ного слоя лексики. Это большей частью или слова, в основном относящиеся к дореволюционному времени и в настоящее время выходящие из употребления (бонмо, бонтон, бомонд, бонви­ван), или слова той или иной специальности, например, дипло­матического языка (досье, коммюнике, экспозе), языка искус­ства (поэт, сонет, модерн, модерато, болеро), науки (каолин, монада, баобаб) и т. д.

В огромном же большинстве слов иноязычного происхож­дения, прочно освоенных нашим литературным языком и во­шедших в общий язык о и а в безударных слогах произносят­ся по общим правилам, описанным выше».



§ 43. О произношении согласных перед е в словах иноязычного происхождения

Известно, что в русской речи все согласные перед е смяг­чаются, тогда как в словах иноязычного происхождения смяг­чению подлежат не все согласные.

Так, например, способны смягчаться согласные к, г, х (ке­рамика, герцог, трахея), согласный л (легато, балет), губные — м, п, в, б (метр, педаль, вензель, бельканто).

Но такие зубные, как т, д, с, з, н и дрожащий р, перед е произносятся твердо. Правда, слова с такими сочетаниями в музыкальной литературе встречаются редко. Как пример мож­но указать главным образом на имена собственные.

В первой части трилогии «Орестея» — «Агамемнон» (муз. С. И. Танеева, картина вторая), в дуэте Агамемнона с Клитем­нестрой Агамемнон поет: «Да будет так, как хочет Клитем­нестра». В собственном имени Клитемнестра в слогах те и мне надо произносить твердые т и н, то есть Клитэмнэстра. Во вто­рой картине второй части той же трилогии («Хоэфоры») Элек­тра поет: «Кто мог принесть дань скорби на холм отца? Орест?!» В собственном имени Орест исполнительница должна произносить твердый р, то есть Орэст. В романсе Глазунова «Делия» на слова Пушкина исполнитель в первой фразе «Ты ль передо мною, Делия моя?» собственное имя Делия должен произносить с твердым д Дэлия. Собственные имена Кармен, Хозе, Сента, Селим, Мерседес и другие также произносятся с твердыми согласными перед е, то есть Кармэн, Хозэ, Сэнта, Сэлим, Мэрсэдэс, хотя Мазепа, Зевс, Венера, Гименей — с мяг­кими.

Нет нужды приводить примеры на все вышеуказанные со­гласные, потому что слова, где встречаются эти согласные пе­ред е, совсем или почти, как мы уже сказали, не встречают­ся в текстах арий и романсов.

Количество слов иноязычного происхождения, обрусевших


и влившихся в русло орфоэпических норм русского литера­турного языка, так велико, что нет никакой возможности (да и надобности) их здесь приводить. Нам только хотелось пред­упредить, чтобы с оперной сцены и эстрады не произноси­ли, например: сэрэнада, зэфир, тэма, тэхника, корнэт и т. п. Такие слова должны произноситься, подчиняясь правилу смяг­чения согласных перед е, как в исконно русских словах.







Сейчас читают про: