double arrow

Глаголы II спряжения 3-го лица множественного

числа с безударным окончанием на am, ят

и следующей за ними частицей ся

Если в прошлом безударные окончания ат и ят в глаго­лах II спряжения 3-го лица множественного числа произ­носились по правилу глаголов I спряжения, то есть как ут и ют, то в настоящее время эта форма произношения поч­ти исчезла и может считаться просторечной. Поэтому мы не рекомендуем, например, исполнителю партии Онегина в оп. Чайковского «Евгений Онегин» произносить «не рассеют веч­ной, томительной тоски», а просто редуцировать гласный в заударном слоге: рассéяет. Также в романсе Танеева «Лю­ди спят» встречаются слова видят, слышат, которые надо произносить вúдяет, слышΛт.

Данная произносительная норма сохраняется и в тех слу­чаях, когда за этими окончаниями следует частица ся, то есть рассеятся, слышатся (например, «Слышатся лютни звонкие струны», песня Веденецкого гостя из оп. «Садко» Римского-Корсакова), а также в причастиях настоящего времени: ви­дящий, слышащий.


§ 41. О возвратных частицах сь и ся

В произношении возвратных частиц сь и ся в разных гла­гольных формах замечаются колебания то в сторону твер­дого произношения с, то в сторону мягкого.

По старой московской норме произношение было твердым. В современном русском языке по наблюдениям проф. Р. И. Аванесова «...все более и более укрепляется мягкое произно­шение с в возвратных частицах сь и ся, причем в некоторых формах оно стало уже преобладающим».

То или иное произношение частицы сь зависит от предше­ствующего гласного: после гласных у (ю), а — чаще упо­требляется твердое произношение, после же гласных и, е— мягкое. Сравним два примера: «остановилась, улыбнулась» («Полководец» Мусоргского), где согласный с, который сле­дует после гласного а, произносится твердо: остановилас, улыбнулас и «Склонись ко мне главою нежной» («В крови горит...» Глинки), где после гласного и может быть мягкое окончание, то есть склонись.




В деепричастиях возвратная частица сь произносится всегда мягко, например: резвясь, смеясь.

В формах глаголов 3-го лица единственного и множе­ственного числа, имеющих окончание тся, и в неопределен­ном наклонении ться, в силу слияния т твердого или т мяг­кого с согласным с, окончания произносятся как ц с дол­гим затвором. Следовательно, глагольная форма колышется из фразы «идет мужик, колышется» в романсе Кюи на слова Некрасова «Голодная», надо произносить колышецца. В арии Фигаро из «Свадьбы Фигаро» Моцарта «Мальчик резвый...» исполнитель во фразе «не довольно ль кружиться, вертеться» глаголы неопределенного наклонения должен петь, произно­ся: кружицца, вертецца. Отсюда следует, что глаголы 3-го лица с окончанием тся и глаголы неопределенного накло­нения с окончанием ться произносятся с одинаковым окон­чанием — цца.



Необходимо заметить также, что в глаголах 2-го лица единственного числа с окончанием на шъся сочетание шс не должно сливаться в один звук, как в предыдущем случае, а должно произноситься по написательной форме, причем с твердым с на конце, например, дуешса (реплика Онегина, обращенная к Ленскому: «...на что ты дуешься»). Упомина­ем об этом потому, что иногда приходится слышать совсем просторечное, нелитературное произношение: несёсся, дуесся и т. п.

Во всех остальных случаях можно руководствоваться ка­чеством предшествующего согласного: если перед части­цей ся стоит твердый согласный, то окончание будет твер­дое, если мягкий, а также й,— то мягкое. Например, в слове


коснулся («листов коснулся ночью лунной», романс Римского-Корсакова «Не ветер вея») окончание будет твердым, так как перед с стоит твердый л коснулса, а в слове сжалься («сжалься надо мною» — фраза из арии короля Ренэ, оп. «Иоланта» Чайковского) окончание будет мягким, так как с следует после мягкого л. Фраза Марфы из оп. «Царская невеста» Римского-Корсакова «смейся, смейся» может слу­жить примером мягкого произношения частицы ся, следую­щей после и.

По речевым произносительным нормам в глаголах, окан­чивающихся на иватъ, после согласных г, к, х, гласный и произносится как ы, например, аплакывать. В кругу же певческого употребления такое произношение отвергается даже самой краткой длительностью; поэтому Князь в дуэте с Мельником (оп. «Русалка» Даргомыжского) во фразе «на век оплакивать ее» должен произносить: аплакивать.







Сейчас читают про: