double arrow
Выразительные средства агитационно-художественного представления

В распоряжении сценаристов агитационно-художественных представлений — богатейший арсенал выразительных средств. Мы будет рассматривать эти средства, ориентируясь в первую очередь на агитбригаду — как на основное ядро, основной коллектив, ко­торый создает агитационно-художественные представления, будь это представления достаточно узкого (местного) характера или более широкого, обобщающего плана. Ведь даже руководитель грандиозного театрализованного представления опирается в орга­низации всего выступления чаще всего именно на агитбригаду.

Нельзя назвать такой род или вид искусства, который был бы противопоказан агитбригаде. Сама ее природа, синтетический ха­рактер форм ее выступления обусловливает необходимость беско­нечных поисков все новых и новых выразительных средств. Слово, движение, музыка, хоровое пение и живопись, звук и свет, фарс, лирика и сатира, дружеский шарж и пародия, конферанс, панто­мима, тантамореска, кукольный театр, звукоподражание, сюжет­ный танец, клоунада, акробатика — все это может найти примене­ние в агитбригадном представлении.

Многочисленные смотры последних лет показали плодотвор­ность деятельности агитбригад, создавших программы в честь та­ких великих событий в жизни всего советского народа, как 50- и 60-летие Великой Октябрьской социалистической революции, 100-и 110-летие со дня рождения В. И. Ленина, полувековой и шести­десятилетний юбилеи Ленинского комсомола, 30- и 35-летие со дня Победы над фашистской Германией, 50-летие образования Советского государства, и других юбилейных и историко-револю­ционных дат.




Современная агитбригада не только научилась бичевать всевоз­можные недостатки на производстве и в быту, но и овладела са­мым сложным делом — искусством образного, эмоционального раскрытия позитивного в нашей жизни. Она находит средства для воспитания трудящихся на положительных примерах, а это значит — утверждает веру в коммунистические идеалы.

Совершенно правы те, кто говорит, что современная агитбрига­да, не повторяя и не копируя, но диалектически развивая дости­жения «живгазетчиков» и синеблузников, испытывает на себе влияние многих современных искусств. Развитие агитбригад на данном этапе идет именно в направлении все более творческого решения каждой темы, каждой программы. Оно происходит по линии накопления художественно-выразительных средств, совер­шенствования исполнительского мастерства.



Непосредственная связь с жизнью, с пропагандистской дея­тельностью Коммунистической партии и Ленинского комсомола, неустанное творческое совершенствование художественных средств и форм — вот в чем залог жизненности, массовости и постоянного успеха агитационно-художественных представлений, осуществляе­мых силами агитбригад.

Социально-творческая функция коллективов агитбригад — агитация «за» или «против». (третьего не дано) —во многом опре­деляет выбор средств художественной выразительности.

Образное решение положительного в агитбригадных представ­лениях долгое время было «камнем преткновения». Создатели

программ то и дело сбивались на информацию, на декларацию, на сухую констатацию фактов и цифр. В таких программах чаще всего сообщалось, что такой-то товарищ систематически перевы­полняет основные задания, называлась цифра — и этим ограничи­валось отражение позитивного материала. Но подобного рода ин­формация не задевала эмоциональной сферы зрителей, была обращена только к разуму человека.

В последние годы лучшие агитбригадчики успешно преодоле­вают этот недостаток. В их программах можно видеть удачные попытки художественно-образного решения положительных тем. Создатели агитбригадных программ начали вдумываться в смысл трудового подвига, научились показывать препятствия, которые приходилось преодолевать, чтобы добиться победы,— словом, на­чали показывать героизм не как результат, а как процесс. Отра­женная художественными средствами борьба за достижение по­ставленной цели неизмеримо убедительнее голых цифр.

О чем же конкретно идет речь и какие позитивные стороны нашей действительности чаще всего раскрывает агитбригада пе­ред своими зрителями?

Здесь можно выделить три основные задачи: прославление подвига народа в борьбе за революцию и за построение социализ­ма; прославление современных наших достижений и популяриза­ция передового опыта; прославление передовых людей — строите­лей коммунистического общества.

Юбилейные даты как всего Советского государства, армии, комсомола, так и родного города, поселка, предприятия определя­ют тематическую направленность агитбригадных выступлений. В дни празднования славных юбилеев нашего государства ни од­на агитбригада не остается в стороне от исторических тем, а мно­гие программы посвящаются им целиком. Специфика именно агитбригадного представления здесь проявляется в том, что самые важные этапы борьбы отражаются не вообще, а через местный материал, при непосредственном участии своих земляков.

Но для решения этой задачи необходимо прежде всего найти «особые приметы» данного района. Они практически есть у любо­го района нашей страны. Могут быть использованы и давние ис­торические события: или тут была вольница Степана Разина, или Емельян Пугачев поднимал на восстание яицких казаков, или Кузьма Минин и князь Пожарский собирали ополченцев, чтобы повести их в бой за Москву, за Русь... Такая местная тема — эф­фективная отправная точка. И особенно интересно разрабатывать тему, если выбранное событие отражено в каком-нибудь художе­ственном произведении, например в поэме, стихотворении. Но что­бы этот «первый этап» не затерялся по мере развития сценария, надо обязательно закрепить его в сознании, найти ему образное выражение, которое бы фигурировало до конца.

С таким историческим материалом органично монтируются события, отражающие этапы становления нашей Советской стра­ны под руководством Коммунистической партии. В подаче их естественны и уместны декламационность, патетика и приемы ли­тературно-музыкальных монтажей.

Для примера приведем номер агитпрограммы «Деревенька».

Участники агитбригады поют:

Скачут наши воины с саблями в руках, Беляки забыли кухни второпях, В Зауралье нашем есть Тобол-река, Боевая слава будет жить в веках.

На фоне мелодии песни.

Первый. Товарищ Ленин, мы, рабочие и крестьяне, и бойцы отряда Красной Армии, пробившегося через цепь белогвардейских и чехословацких банд, приветствуем Вас, вождя русской революции, как истинного защитника пролетарских идей и верим, что контрреволюция в самом непродолжительном времени будет свергнута и красное знамя труда вновь взовьется на полях За­уралья!

Убегают в степи Капеля полки,

Плавятся в атаках томинцев клинки.

Где-то за Уралом бой последний дан,

Знамя боевое мы внесли в Курган.

Из-за ширм выходят девушки.

Прокати нас до поля, до лесика, Где шумят серебром тополя, Запевайте-ка девушки, песенку Про коммуну, про наши дела.

Первый. А вот интересно, какая жизнь будет в нашей Куртамышской коммуне лет так через шестьдесят?

Второй. Э... Через 60 лет тракторов будет штук 5... нет, 7 штук. В Че­лябинске тракторный строится.

Третий. И лобогреек штук 20.

Четвертый. Точно, на каждую коммуну.

Пятый. И все мы будет в нарядных платьях ходить.

Шестой. А в лавках полки от сапог будут ломиться!

Седьмой. И керосину будет столько, хоть всю ночь книжки читай.

Восьмой.. А избу-читальню построим огромную, в два этажа, как в го­роде.

Девятый. А урожаи в нашей коммуне будут самые большие.

Десятый. Точно, по всей Челябинской волости.

Одиннадцатый. А поля... поля у нас будут ровные, широкие, простор­ные...

Все (поют):

Хлеба налево, хлеба направо, Хлеба на счастье, хлеба на славу! Бескрайних спелых нив здесь ласковый разлив, Здесь солнечных хлебов моих держава.

На сцену выбегает участник.

Участник агитбригады. Качайте меня! Все. За что качать?

Участник агитбригады Качайте, не пожалеете. Все. Раз, два, три, говори!

Участник агитбригады (читает газету). 26 сентября 1977 года 1200 комбайнов трудились на полях Куртамышского района — инициатора

скоростной уборки урожая. Сегодня хлеборобы района рапортуют Родине о досрочном окончании уборки урожая!»...

Выше мы говорили, что при таком монтаже естественны и уместны декламационность, патетика и приемы музыкально-лите­ратурного монтажа. Но все дело в том, чтобы не повторять, не копировать ставшие уже штампом приемы и выразительные средства, а неустанно разнообразить материал, искать новые решения, специфические средства выразительности. И, поднимая масштаб­ные исторические темы, по возможности не отрываться от кретного местного материала. Подлинные документы местной ис­тории при творческом монтаже производят не меньшее эмоцио­нальное воздействие на зрителя, чем высокие поэтические строфы.

Показ наших достижений, пропаганда передового опыта —одна из основных задач, стоящих перед самодеятельными агиткол­лективами. Улучшение организации планирования, более правильное использование специалистов, повышение материальной заинтересованности работников сельского хозяйства, перестройка работы промышленных предприятий — эти и многие другие конкретные вопросы стали ведущими в выступлениях агитбригад. Живым словом, средствами наглядной агитации, театрализации фактов агитбригадчики активно борются за высокое качество "Гру­да на производстве, за повышение производительности труда, зи использование резервов.

В одной из агитпрограмм называется имя лучшей доярки, народного депутата местного Совета. Кратко характеризуются ее че­ловеческие качества, ее отношение к труду, сама работа и то, как она выполняет общественные поручения и воспитывает детей- И этот живой короткий рассказ удачно монтируется со стихотворе­нием обобщающего характера:

Поклон вам, женщины России,

За ваш нелегкий, нужный труд!

За всех детей, что вы взрастили,

И тех, что скоро подрастут.

За вашу ласку и вниманье,

За искренность и простоту,

За мужество и пониманье,

За чуткость,

нежность,доброту!

За то, что вы душой красивы...

За это всё я в вас влюблен...

Спасибо, женщины России,

И низкий —

до земли —

поклон!

Для пропаганды опыта новаторов и передовиков производства удачно используется и кино.

Сейчас во многих клубах и Дворцах культуры работают лю­бительские киностудии. В содружестве с агитбригадой они гото­вят фильмы, ярко показывающие те или иные положительные яв­ления производственной жизни. Так, в агитпредставление мыти­щинского комбината «Стройпластмасс» и в программу Москов­ского ГПЗ-1 прекрасно вмонтировались кинорассказы о лучших производственниках предприятий, о цехах, где трудятся участники агитбригад. Кроме того, ленты эти сделаны так интересно, что они пропагандируют одновременно и работу этих предприятий, и организацию труда на них, и выпускаемую продукцию.

Но показ и пропаганда достижений должны делаться не от­влеченно — в центре их должен быть человек.

Советские люди — труженики, строители нового общества — вот главные герои современного агитбригадного представления. Рассказать о них просто и увлекательно, прославить их дела, по­казать, как, преодолевая препятствия и трудности, люди добива­ются успехов в работе, во всей жизни, раскрыть их душевные качества — едва ли не самая важная задача агитбригады.

И каким надо обладать чувством ответственности, художест­венного такта, как много надо знать самим, сколько нужно твор­ческой изобретательности и выдумки, чтобы выполнить эту слож­нейшую задачу! Кроме того, надо быть осведомленным обо всех достижениях агитационно-художественного представления, уметь «держать в уме» его историю и теорию — иначе добрые намере­ния, желания оборачиваются прямой своей противоположностью.

Например, если без всякой предварительной драматургической подготовки («мотивировки») пригласить передовика производства на сцену и дать ему слово, то человек, как правило, почувствует себя неловко, неуютно, его появление нарушит единство сценарно­го действия, оно станет неорганично и просто неуместно. И всем сидящим в зале тоже становится неловко и за человека, и за участников представления.

Бывает, что агитбригада также непродуманно, без естест­венной связи со сценическим действием, выносит настоящие пере­ходящие знамена. Этот прием сам по себе вполне правомерен в любом театрализованном представлении, но для того чтобы от­важиться на него, надо очень продуманно, эмоционально и рационально подготовить и соединить выступление передового труженика, вынос знамени, официальное награждение или пре­мирование с предыдущими номерами, эпизодами сценария. Эмоциональная и публицистическая подготовка зрителя драма­тургически играет ту же роль, что и психологическая и логическая мотивировка поступков персонажей в драме.

Поскольку вынос знамени, награждение и другие подобного рода действия чаще всего являются главными и, следовательно, кульминационными пунктами всей программы, то надо так ком­позиционно их организовать, чтобы развитие действия постепенно нарастало и естественно подходило к торжественной своей куль­минации, а затем к апофеозу.

Лучшие агитбригады справляются с подобными задачами. Так, в одной агитбригаде из Ставропольского края к концу представ­ления естественно, в органической связи с темой и единым дей­ствием сценария начинается творчески интересно решенный эпи­зод «Аллея славы». Здесь портрет Кочубея — легендарного героя гражданской войны, портреты не менее прославленных земляков других поколений и, наконец, портрет односельчанина, героя Ве­ликой Отечественной войны Ф. Г. Буклова. Когда речь заходит о нем, то он появляется на сцене в парадной форме офицера Совет­ской Армии, при орденах, и произносит короткую речь — обраще­ние к молодежи. Такое появление героя не разрушает действенной линии всего представления и стилистики предыдущих выразитель­ных средств. Речь Буклова и содержанием своим, и моментом не­ожиданности, который в данном контексте сценария сознательно организован, и подлинной искренностью, и фактом живого обра­щения представляется очень удачным приемом, хотя он и отнюдь не нов для театрализованных представлений.

Совершенно новое художественно-выразительное средство, но­вый прием придумать вряд ли возможно, а если это и удается, то очень редко. И правы те руководители агитбригад, которые отме­чают, что главное при создании сценария программы — уметь творчески переосмыслить тот или иной прием, то или иное сред­ство выразительности, уметь их приспособить к своим условиям и к современным задачам.

Агитбригадам нужно искать специфические образные средства выразительности. Арсенал этих средств велик, и именно в твор­ческом подходе к ним лежит область открытий, область совер­шенствования представлений.

В некоторых статьях при рассмотрении художественно-вырази­тельных средств и приемов агитбригад часто неправомерно де­лят их на две группы: с помощью одних якобы можно показывать положительные явления действительности, с помощью других — бороться с тем, что мешает нам строить новую жизнь. Это апри­орное деление нельзя считать верным, потому что многие сред­ства могут быть использованы для показа как позитивных сторон действительности, так и негативных событий и фактов.

Например, ведущие программу литературные персонажи, от Хаджи Насреддина до Теркина, могут небезобидно критиковать прогульщиков, тунеядцев, пьяниц и т. д. Но эти же персонажи могут сказать и искренние слова о передовиках производства, о хороших делах того или иного предприятия. И это будет выгля­деть куда более уместно и выразительно, нежели перечисление имен и цифр или неудачные «лирические» стихи, какие-либо фор­мальные славословия.

С помощью таких традиционных приемов, как «Видеогармош­ка», «Почта», «Телефон», «Телеграф», «Окна РОСТА», «Радиога­зета», «Радиокомментарий», «Телевизор», «Волшебный бинокль» и многих других, можно с равным успехом поведать как о хоро­ших делах, так и о негативных фактах.

В то же время «Концерт по заявкам передовиков производст­ва», «Книга Почета», «Аллея славы», «Монолог Нового года» и многие другие приемы, безусловно, имеют только одно назначе­ние— раскрытие положительного, пропаганда передового.

Почти все создатели агитбригадных программ утверждают, что раскрывать положительное гораздо сложнее, нежели критиковать. Да, разумеется, сложнее, но только тогда, когда привычное полу­чает лишь поверхностное, «обыденное» рассмотрение. Стоит лишь в привычном увидеть чуть-чуть больше того, что уже хорошо зна­комо многим, как оно станет значительнее, будет глубже воспри­ниматься. В этом специфика психологии восприятия, и не счи­таться с нею современным создателям литературной основы театрализованного представления нельзя. Лучшие агитбригады понимают и учитывают этот момент, и им удается всякий раз по-новому и доходчиво, в художественной форме доносить свою агитационную идею до зрителя. Последние смотры агитбригад засвидетельствовали, что идут напряженные поиски наиболее действенных форм показа лучших людей и трудовых достижений, имеющихся на производстве. Это плодотворный, правильный путь, отражающий конкретный исторический период построения комму­нистического общества в нашей стране.

Вот какое образное решение нашли участники агитбригады станции Лосиноостровская для рассказа о Герое Социалистиче­ского Труда, делегате XXIV съезда КПСС и XV съезда профсою­зов СССР, машинисте локомотивного депо Москва-3 В. В. Резчикове.

Номер представлял собой своеобразную поэтическую балладу.

На сцене десять участников агитбригады. Они выстраиваются в две шеренги,

как бы образуя уходящие вдаль рельсы. В руках у них сигнальные

железнодорооюные фонари. Свет на сцене уменьшается.

Первый. Бежит и бежит дорога

В тревожных огнях светофора, В лесах Подмосковья ветер Срывает усохший лист...

В это время участники представления, держа в руках фонари, перемещают их вверх и вниз, создают иллюзию двиоюения поезда.

Первый. Наметанный взгляд бросая

На чуткие стрелки приборов, На вахте Владимир Резчиков — Испытанный машинист. Бежит и бежит дорога. Далекая станция детства, Скрещенные молоточки На форменной куртке отца... Поярче бы вновь предста.вить, Попристальней бы вглядеться В застывшие на фотографии Черты дорогого лица...

Так рассказывается о жизни и пути машиниста к вдохновен­ному труду. Завершается этот неординарный номер патетично, на высоком накале искренности и любви.

Все. ...Полны часы трудовые

Высокого интереса! Страна убыстряет темпы, Работа не может ждать. Постиг он, как в срок доставить Составы-тяжеловозы, Как в поисках и дерзаньях Новое утверждать!..

Почти каркасную, но тем не менее чрезвычайно интересную форму рассказа о тружениках села нашли сценаристы Балашовской агитбригады в номере «Колхозный рапорт».

Перед зрителями правление колхоза. Председатель передает по телефону сводки-. Вокруг колхозники.

Председатель (в трубку).

Уборка окончена,

И в срок, без потерь.

Сверхпланово взяла от нас страна

Пятнадцать тысяч центнеров зерна.

И продолжаем хлеб сдавать...

Что? Отличившихся назвать?..

01 Затруднительно, скажу вам не тая...

Парень-шутник.

Иван Трофимович, а я?

Колхозники смеются. Председатель (в трубку).

Я самых лучших вам назвать готов: Ильин— комбайнер, тракторист — Петров. Добились результатов неплохих Болотников, Щедров и ряд других.

Парень-шутник.

«И ряд других»!

Вы поняли, друзья?

Учтите, что в числе других и я!

Колхозники смеются. Председатель (отстраняя трубку, колхозникам).

Потише, черти, ничего не слышно.

(В трубку.)

По мясу тоже...

Да, есть излишки.

Ну, здесь Дуванова отметить мы хотели —

Один из лучших чабанов артели.

Парень-шутник.

Излишки мяса — это нам, Колхозникам-передовикам!

(Показывает на себя.)

Смех. Председатель (в трубку).

Порадовали нас работой жаркой И наши лучшие доярки —

Петрунина, Шевцова, Василькова, Что получили в среднем на корову Три тыщи литров молока... (И т. д.)

Сценаристы театрализованных представлений должны пом­нить, что очень важно раскрывать своеобразные черты, которые накладывает на характер человека та или иная профессия, что нет «непоэтических» и «негероических» профессий.

При создании агитбригадных сценариев часто используются художественные образы. Так, в одной из агитбригад для раскры­тия основных задач, стоящих перед областью и районом, умело обыгрывался известный образ гоголевской тройки. Иногда в сце­нический спор вступают «разговаривающие» современные маши­ны, строительные материалы и т. д.

Агитбригада ведет воспитательную работу и решительно вы­ступает против недостатков. Она разоблачает рутинеров, очко­втирателей, лодырей, пьяниц, хулиганов, врачей. Одним словом, искусство «боевого жанра» ведет открытую и нелицеприятную борьбу со всем тем, что мешает нашему движению вперед. В от­личие от профессиональной эстрады и театра, агитбригада не ог­раничивается критикой обобщающего характера — она бьет по конкретным отстающим звеньям, по отдельным личностям. Каж­дый «выстрел» сатирического оружия приобретает важный смысл, потому что мобилизует зрителя, членов трудового коллектива. Не случайно агитбригада «Боевой мастерок» начинала свои выступ­ления с песни:

...Чтоб кипела на стройках работа, ' Чтобы креп наш рабочий накал,

Мы вскрываем завал недочетов

Там, где строится светлый квартал.

Бьем по пьяницам и бракоделам,

Ускоряем строительства срок,

И хотим, чтобы общему делу

Послужил «Боевой мастерок».

Смешное, комическое в искусстве издавна подразделяется на два основных вида — сатиру и юмор. Юхмор и сатира несут в себе намек на улучшенную действительность, лишенную критикуемых недостатков. По выражению К. Маркса, «нужно... чтобы челове­чество весело расставалось со своим прошлым»1.

Сатира наносит злые удары, бичуя все отживающее. Ядовитая насмешка, звучащая в программах агитбригад, помогает ориенти­ровать общественное мнение, показывая дурное во всей его непри­глядности и побуждая активно действовать, чтобы скорее изжить его.

Так, в уже упоминавшемся номере читинской агитбригады «Хохлатка» сатирически заострено и зло высмеивались бесхозяй­ственность, поистине преступное отношение руководителей и ра­ботников определенного участка птицефермы к своим обязанно­стям. А спустя некоторое время этот же коллектив в программе

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. М., 1955, т. 1, с. 418.

«Дай руку, товарищ Байкал!» более обобщенно, но не менее остро бичевал туристов, заядлых «любителей природы».

С песней выходят туристы.

Шел турист к Байкалу,

Весел и забавен.

И рюкзак тяжелый нес он на плече.

Там, где прошагали башмаки туриста,

Ни дубу, ни клену нет места на земле.

Первый. Как хорошо... (пауза), что мы с собой водку взяли. Девушки. Отлично... Ой, березки!.. Ой, кустики!.. Как хорошо, что мы с собой парней взяли.

Второй. Тишина-то какая! Третий. Серега, врубай!

Включили транзистор, звучит поп-музыка.

Серега. Послушай, как тебя зовут? Девушка. А зачем?

Серега. Я тебя с утра приметил. (Смотрит на часы и становится на колени.)

Девушка. Людмила. (Смущенно отворачивается.) Серега. Людмила, давай распишемся. Меня Серега зовут.

(Достает из рюкзака нож и вырезает на березе имя.)

Девушка. И чтоб навечно. Серега. (пишет). Люд... А дальше? Девушка. Мила.

Серега. С Милой я уже расписывался. (Обращаясь к зрителям, продолжает вырезать.) Плюс — я!

Девушка. Получится любовь!

Серега. Навечно! (Втыкает нож в березу.)

Все, Давай и мы распишемся!

Вырезают под песню «Во поле береза стояла...». От костра начинается поокар. Туристы весело танцуют и убегают за кулисы.

Приемы и средства сатиры в агитбригадной программе беско­нечно многообразны. С успехом могут быть использованы и твор­чески переосмыслены ставшие уже традиционными «Весы», «Утюг», «Рентген», «Крокодил», все виды «оптических приборов» и многое другое. Бывает и так, что агитбригада включает в про­грамму яркую сатирическую сценку, содержание которой не сов­сем совпадает с местными фактами, а после сценки идет коммен­тарий к событиям, имевшим место на данном предприятии или в хозяйстве. Или же в конце сценки участники представления «вы­ходят из образов» и произносят свой приговор тем, кто был под­вергнут критике.

Юмор призван добродушно высмеивать мелкие человеческие слабости, отдельные частные недостатки и способствовать образ­ной подаче фактического материала.

Мягко, в юмористической манере говорили со сцены участники агитбригады Горьковского дома моделей о современной моде, о ее достоинствах и недостатках и о людях, работающих в этой об­ласти. В веселом представлении, с демонстрацией неудачных мо­делей, горьковчане сумели добродушно посмеяться и над щеголи­хами, слепыми подражателями заграничной моде.

А вот как метко, точно, с юмором ведут критику в песенном номере агитбригадчики из Зауралья:

На рыбалке у реки

Тянут сети рыбаки,

Тянут, тянут, не дотянут,

Эй, ребята, помоги!

Год за годом, день за днем

Мы на речку не идем.

Плачет рыба, дохнет рыба,

Что отходы в речку льем. Ни рыбалки, ни реки, Загрустили рыбаки. Сохнут, вянут наши сети, Горсовет, нам помоги!

И решил наш горсовет,

Перед всеми дав обет,

Что плотину нам придется

Подождать не много лет. Больше дела, меньше слов, Понагнали тракторов, Заработали моторы. «Скоро будет нам улов».

Подрастала плотина,

Оживалася волна,

Стала рыба появляться,

Стала песня вновь слышна: «На рыбалке у реки Тянут сети рыбаки». Тянут, тянут, не дотянут, Эй, ребята, помоги! Наступила вновь весна, Заплескалася волна, Застонала, затрещала Наша горе-плотина.

Вновь подходят рыбаки,

Ни рыбалки, ни реки.

Из грязи, поднявши жабры,

Горько стонут чабаки: «Помираем без реки, А без нас — все рыбаки». Тянем, тянем, не дотянем, Горсовет, нам помоги!

Но со смехом надо обращаться вдумчиво, осторожно. Иногда первые впечатления и наблюдения бывают поверхностными, при­близительными, не отражающими сущности фактов. Коммунисти­ческая партийность сатирика и юмориста заключается прежде всего в правильном выборе объекта осмеяния, а исходя из этого, определяется и тон осмеяния, и характер самого смеха. Нет смыс­ла, например, «стрелять из пушек по воробьям», т. е. обрушивать огонь сатиры на незначительные явления, заслуживающие в луч­шем случае юмористического замечания, шутки. Нельзя и делать объектом насмешек те человеческие черты и слабости, которые не могут быть «исправлены» (насмешки над внешностью, физически­ми недостатками и т. д.).

1КП

Для образной критики тех или иных недостатков в агитбри-гадных программах пользуются самыми разнообразными вырази­тельными средствами, начиная от репризы.

Репризой называют наипростейшую комическую реплику, иг­ру смыслами, неожиданное, но оправданное сближение далеко от­стоящих друг от друга понятий.

Репризы в устах ведущих, репризность текста игровых сцен и номеров активизируют внимание зрителей, помогают воздейство­вать на их эмоции и разум.

Так, в представлении, посвященном охране природы, браконь­ер-охотник, рассказывая о своем лучшем друге, ходившем «по краю родному» на трех изюбров, констатирует: «А теперь тоже ходит по краю, только край узенький, шаг вправо, шаг влево счи­тается побегом»...

Вслед за репризой можно назвать такие традиционные худо­жественно-образные средства, как аллегория и символика. Отдель­ные факты подвергаются осмеянию и в скрытой форме — в виде иронического намека, притчи.

Ирония — это прием художественного осмеяния, содержащий в себе оценку того, что осмеивается. Отличительным признаком иронии является двойной смысл, где истинным выступает не пря­мо высказанный, а противоположный ему, подразумеваемый смысл. И чем сильнее противоречие между ними, тем ярче ирони­ческая окраска. Ирония основана на сопоставлении данного и должного.

В одном эстрадном монологе рассказывается о «прелестях» городской жизни следующим образом:

«Вот, говорят, в нашем городе воздух загрязненный. Вред­ный, мол. На это я скажу: кому как! Мне, который привык, этот воздух даже очень полезен. Меня, наоборот, от озона мутит. Ей-богу! Час по лесу походишь — сердце свербит, а «Беломор» за­куришь — вроде и отпускает. В прошлый месяц коллективно за грибами ездили, так, веришь, со мной в роще обморок случился. Надышался кислорода — организм не выдержал. Хорошо еще, ребята сообразили: подтащили меня к автобусу, к выхлопной трубе... еле отдышался!»

Двусмысленность здесь основана на сопоставлении данного и общеизвестного.

Злая, негодующая ирония, изобличающая явления, особенно опасные по своим общественным последствиям, называется сар­казмом.Сарказм является одним из сильнейших средств крити­ки. Не противопоказан он и агитбригаде.

Сатирический намек (особенно в репризе) —также одно из распространенных художественно-выразительных средств. В ос­нове намека — неожиданное сближение двух частных понятий, позволяющее догадаться о третьем, более общем.

Реприза может служить выражением не только отрицатель­ной, но и положительной оценки фактов и явлений. Но в том и в другом случае контекст помогает понять недосказанный вывод.

Агитбригадная критика часто строится на контрасте, когда персонаж говорит одно, а делает совершенно другое.

Гипербола, т. е. преувеличение тех или иных свойств изобра­жаемого предмета или явления, усиливает нужное впечатление, делает его ярче.

Например, ведущий сообщает председателю одного колхоза следующую новость: «Нам сейчас по дороге ваша машина попа­лась. Из кузова зерно так и сыплется. А в яме у моста как трях­нет ее — сразу полкузова просыпалось». Эта весть «потрясла» председателя колхоза и заставила принять «оперативное реше­ние». «Немедленно согнать туда всех гусей, кур, уточек...»— при­казывает он наблюдательнице контрольного поста. «Может, и сви­ней пригнать?»— предлагает его помощница. Председатель от­клоняет это предложение: «Не надо свиней, одной птицей обой­демся». При этом он не забывает сделать важное указание: «Если вороны будут садиться, разогнать!»...

Литота, художественное преуменьшение,— тоже одно из ярких средств, которым широко пользуются в агитбригадах.

Один из номеров агитбригадной программы строился на ги­перболе и литоте одновременно. Выглядело это так. В момент принятия коллективом соцобязательств все было преувеличенно помпезным, даже размеры музыкальных инструментов, играющих туш. При отчете же о выполнении социалистических обязательств всё — и речи, и голосовые данные, и музыкальные инструменты, и оформление — было невероятно уменьшено.

Снижение — художественно-выразительное средство, основан­ное на соединении возвышенного с узко практическим, явлений обобщающего характера и сугубо конкретных.

Так, в агитпрограмме «Донцы-молодцы» интермедии ведут два казака — «высокий» и «низкий», обозначенные в сценарии как Первый и Второй. Первый, убеждая Второго в том, что все за­планированное будет выполнено, говорит вдруг:

Первый. Что я тебе объясняю — ты же из-за своего роста перспективы не видишь!.. Н-ну, влезай мне на плечи... (Второй влезает.) Ну, видишь?

Второй. Вижу.

Первый. Что?

Второй. Людей наших вижу! Славу их гвардейскую!..

Первый. Это само собой... Ты другого не увидел.

Второй. Чего же?

Первый. Как я тебя до своего уровня поднял... (Обращается в зал.) Запомните все, вырос сам, подтяни товарища!.. А теперь слезай, покатался и хватит!

Пародия—ироническое подражание осмеиваемому образу, передача в гиперболизированном виде свойственных ему харак­терных черт, доведение их до абсурда, нелепости, чем и достига­ется сатирико-комический эффект.

В одном агитбригадном представлении участники пародируют тунеядца, которого бесконечно долго опекает коллектив. Делают пни этот номеп на конкретном материале.

Очевидно, после долгого отсутствия появляется на заводе ра­бочий (называется конкретная фамилия). Администрация устра­ивает ему торжественную встречу. Местком предлагает путевку в санаторий. Все беспокоятся о его здоровье, настроении, увлече­ниях; перед ним расстилают ковровую дорожку и т. д. «Герой» не соглашается на поездку в этот санаторий, требует другую пу­тевку, всяческих привилегий. И все его ублажают, пародируя встречающуюся иногда опеку хапуг.

Большинство сатирических агитбригадных сценок имеет паро­дийный характер. Вот как, например, отражена тема «производ­ственного обучения» в агитпрограмме фабрики им. Петра Алек­сеева.

На сцене токарь Иван Петрович. Выходит мастер с ученицей.

Мастер. Слушай, Петрович. Я вот тебе ученицу привел. Ты ей расска­жи, что к чему. (Уходит.)

Иван Петрович. Школьница, что ли? Десять классов окончила?

Ученица. Да.

Иван Петрович. Ишь ты, грамотная. Ну, слушай. Значит, так: бе­решь вот этот резец и раз, мать, чугуна ему вниз до упора. Потом берешь вот этот гонок, толкаешь челнок, берешь погонялку и ядрыт-тудыт....

Ученица. А это еще зачем?

Иван Петрович. Чтобы лучше крутилась, вертелась... Соображать надо. Потом жмешь на эту кнопку и... раз... ему резец под хвост. Вот и все, тавтол твою люмень. Поняла?

Ученица. Поняла.

Иван Петрович. Ну, повтори.

Ученица. Значит, так: хрясь, мать, чугуна шестеренку — вниз до упора. Потом, ядрыт-тудыт, два раза и раз резец ему под хвост — вот и все, тавол люмень! (Хочет уйти.)

Иван Петрович. Ты куда это направилась?

Ученица. Так за пивом же!

Иван Петрович. Ишь, ты, сообразительная. А меня ведь этому пять лет учили.

Агитбригадная сатира приобретает гораздо большую остроту при сочетании различных средств выразительности.

Вот как агитбригада выступает против пьянства в пантомими­ческом номере «Горе-шофер».

На сцену выходят две девушки и парень. В руках у них за­крытые зонтики. Они замерли в определенных мизансценах. Перед ними спящий шофер. Появляется бригадир, он тормошит спящего. Шофер нехотя встает, протирает глаза, потягивается, зевает. Трое с зонтами, раскрыв их, мгновенно делают «автомобиль». Шофер долго заводит машину. Потом достает гаечный ключ, начина­ет ремонтировать. Все готово! Шофер берет бутылку и выпивает. Садится в машину, едет. Появляется плакат «Эх, прокачу!». Вращением зонтов по оси создается иллюзия движения машины. Навстречу машине «бегут» девушки, в руках у них дорож­ные знаки. Шофер уже опьянел, дорожные знаки начинают мель­кать, машина мчится все быстрее и быстрее, шофер уже путает знаки... Трах-х! Машина развалилась, т.е. зонтики начинают «ху­деть» и закрываются совсем. Появляется плакат «Пьяниц с транспорта — вон!» и эмблема: бутылка с перечеркнутыми крест-на­крест красными линиями — знак запрещения.

Номер получился чисто агитбригадным — наглядным, вырази­тельным, темповым. Драматургически он был выстроен безуко­ризненно.

В программе агитбригады станции Лосиноостровской был но­мер «Борьба одного месткома с алкоголической опасностью», в котором тема сатирической интермедии раскрывалась через свое­образное рифмование неудачных антиалкогольных плакатов и их «выводов»:

Первый. Эй, товарищ, пьянству бой!

Второй. Выпил и иди домой.

Первый. Алкоголь здоровью враг!

Второй. Пить не надо натощак...

Первый. От вина в семье разлад!

Второй. Пей, покамест не женат!..

Первый. На футбол идешь, не пей!

Второй. Пей, собравшись на хоккей...

В агитпредставлении Московского ГПЗ-1 «Если ты рабочий человек» на экране показывали пьяниц, снятых скрытой камерой,— «на месте преступления».

Формы и приемы художественной обработки местного матери­ала могут быть самыми различными. Многие агитбригады, беря под обстрел явления одного и того же порядка, художественно разрабатывают их разными средствами. Классифицировать и группировать эти средства и приемы можно по-разному, суть де­ла от этого не изменится. Многообразие средств выразительности — залог художественной полноценности агитбригадной програм­мы, как и сценария любого вида театрализованного представле­ния.







Сейчас читают про: