double arrow

В Именительном и Винительном падежах


В процессе унификации форм И.-В.п. решающую роль сыграла тенденция к объединению флексий обоихъ падежей у существительных муж.р., т.к. у существительных жен.р. и ср.р. И.-В.п. совпадали изначально.

В результате в И.-В.п. устанавливаются флексии -ы (-и); -а (-я): страны, земли, столы, гости, кости, камни, матери, церкви, окна, моря, слова.

1. В диалектах центра (вокруг Москвы) и ростово-суздальских, на основе которых формировался русский литературный язык, флексия –h (> е) была устранена в результате взаимодействия тв. и мяг. вариантов склонения на –аи на –о и оформления падежной парадигмы по твердому варианту. В других диалектах, например новгородских, обобщение флексий было по мягкому варианту (пироге, городh).

2. Флексия И.п. –е из склонения на согласный в русском литературном языке и во многих говорах сохранилась у существительных, представляющих собой названия лиц по месту жительства и роду занятий: курян-е, волжан-е, крестьян-е.

^ 3. Флексия -ове из типа склонения на –ъ не сохранилась, но ее часть -ов’- в сочетании с суффиксом -j- стала использоваться в качестве постоянного формального показателя основы мн.ч. у некоторых существительных с собирательным значением: сыновья, кумовья.

4. Под влиянием собирательных существительных типа братия, которые использовались в древнерусских текстах для передачи значения множественности, возникла новая форма мн.ч. И.п.:

зять-j-я, друзья, мужья.

Такого типа формы возникли и у существительных муж.р. и ср.р. с предметным значением, у которых сосуществовали формы множественного числа и от единичных существительных, и от собирательных (листъ - листы и листие - листия; перо - пера и перие - перия): листья, деревья, колья, перья.

5. Особый интерес представляет окончание –á (а-ударное) у существительных муж.р.: городá, лесá, домá, лугá и т.д. Эта флексия не может быть возведена к какому-либо древнерусскому показателю И.-В.п. мн.ч., т.е. является собственно великорусским (старорусским) образованием, возникшим после распада древнерусского языкового единства.

Появление флексии –á обусловлено несколькими причинами: 1) аналогией с окончанием –а ср.р. в этом же склонении (сёла, поля); 2) аналогией с окончаниями двойственного числа существительных, обозначавших парные предметы (бокá, глазá, берегá – эти формы были более частотными в древнерусских памятниках письменности и с утратой двойственного числа сохранялисьдля указания на множественность; 3) воздействием собирательных имен жен.р. типа мордва, латина, черемиса, мурома, печера, литва. Полная унификация типов склонения во мн.ч. в Д.п., Т.п., М.п. (см. далее) также способствовала укреплению аффикса –á как универсального показателя множественности во всех формах мн.ч.

Как известно, по говорам русского языка флексия –á охватывает существительные как муж.р., так и жен.р.: кормá, путя, тракторá, лошадя, площадя, матеря.


Сейчас читают про: