double arrow

Библиопсихологический подход к проблеме восприятия текста


Проблема восприятия текста — одна из ключевых для современной психологии и психолингвистики. На­ходясь на стыке психологии и лингвистики, психолинг­вистика, с одной стороны, основывается на данных пси­хологии речи, с другой — на результатах, полученных в рамках общего языкознания и лингвистики текста. В соответствии с этим исследуется психологическая модель восприятия, ее уровневый характер или обус­ловленность восприятия внешними (объективными) и внутренними (субъективными) факторами (Ушако­ва, 2001).

Понимание предложений как минимальных еди­ниц речи оказывается недостаточным для понимания текста как целостности. Являясь интегральным един­ством предложений и сверхфразовых единств, текст обладает множеством значений, как собственно тек­стовых, так подтекстовых и затекстовых. Восприятие текста, опираясь на процесс посинтагменного второсиг-нального отражения действительности, раскрывает опос­редованные словами связи и отношения. Результатом становится осмысление и понимание всего текста.

Чтение художественного текста требует от читате­ля умения ориентироваться в композиции (авторской организации последовательности описываемых собы­тий), авторских отступлениях, во вторых планах, аллю­зиях, прецедентности и т.п. В комплексе это составля­ет текстовую компетенцию как умение ориентироваться в текстовом пространстве.


Глава 3. Индивидуально-психологические особенности... 227

Существенна для читателя художественного тек­ста и способность к эмпатии — пониманию характе­ров и настроения, приписываемых персонажам. Тогда результатом восприятия становится понимание автор­ской концепции в целом.

Многочисленные исследования показывают, что для более глубокого понимания художественного текста его содержание должно соотноситься с жизненным опы­том читателя как личности. Читатель реагирует интел­лектуально (размышляет над описанными в тексте про­блемами) и эмоционально. Происходит проникнове­ние в авторский замысел, общение с писателем.

Известно, что как предмет психологического ана­лиза «текст не существует вне его создания или вос­приятия» (Леонтьев А.А., 1969, с. 15). Иногда даже утвер­ждают, что нельзя найти двух людей, которые вклады­вали бы идентичное содержание в один и тот же текст. Так, согласно Р. Ингардену, всякий текст принципиаль­но не полон и процесс чтения и понимания есть од­новременно процесс реконструкции, восполнения не­достающего (Ингарден, 1962).

Исследования показывают, что художественный текст создает вокруг себя поле возможных интерпре­таций, порой очень широкое. Структура текста задает характер восприятия, но результат понимания текста не может программироваться автором текста жестко: характер понимания и особенно интерпретации смыс­ла художественного текста оказывается в зависимости и от ряда внутренних, субъективных факторов. К их числу относят обычно следующие: социальное поло­жение читателя, его культурный уровень (степень вклю­ченности в социокультурные отношения), знание язы­ка текста, личную восприимчивость, прежний опыт, нключенность в культуру и др.

Существует подход, согласно которому текст явля­ется стимулом для читателя, образующего собствен­ную проекцию текста в своем сознании. Он носит на-шание библиопсихологического и предполагает, что эта проекция может отличаться от авторского представле­ния о смысле текста.



Белянин В. Психологическое литературоведение



Французский исследователь XIX века Э. Геннекен предложил изучать психологию автора и аудитории, основываясь на сочетании эстетического, психологи­ческого и социологического подходов. Он полагал, что проекция (понимание) читателей является менталь­ным аналогом произведения. Тем самым произведение перестает быть просто поводом и превращается в сред­ство передачи вербализованных значений (Mill, 1927; The John Hopkins. 1997; Legouis, 1997), а рожденные им смыслы являются овнешнением (термин Е.Ф. Тарасо­ва) психики автора.

Э. Геннекен сформулировал законы библиопсихо-логии, описывающие, как именно книга влияет на чи­тателя:

1. Изучение особенностей книги и тех реакций, ко­
торые она вызывает в читателе, позволяет судить об
особенностях различных читателей и читающей пуб­
лики в целом.

2. Читатель реагирует на книги: зная читателя, мы
можем понять, почему он реагирует таким или иным
образом на книгу, которую читает, и какие именно пи­
сатели популярны в тех или иных культурах, среди раз­
личных классов, и кто находит среди определенных
людей особый прием и приобретает титул их «люби­
мых авторов».

3. Между читателем, книгой и ее автором существу­
ет вид психологической, социологической и истори­
ческой связи (цит. по Рубакин, 1977).

Видный отечественный исследователь чтения Н.А. Рубакин (1862—1946) отмечал, что эти законы под­тверждаются разнообразными и многочисленными пси­хологическими экспериментами (сделанными в духе того времени, что несколько снижает их значимость, но не умаляет достоинства его теоретических изыска­ний). Рубакин полностью разделял гипотезу Э. Генне-кена о психическом сходстве читателя и писателя, всту­пающих в общение посредством текста, и давал ее в следующей формулировке: «Почитатели произведения обладают душевной организацией, аналогичной орга­низации художника, и если последняя благодаря ана-


Глава 3. Индивидуально-психологические особенности... 229

лизу уже известна, то будет законно приписать почи­тателям произведения те самые способности, те недо­статки, крайности и вообще все те выдающиеся черты, которые входят в состав организации художника» (Ру-бакин, 1977, с. 205). Иными словами, исследователь ут­верждал, что читатель по своим психологическим ха­рактеристиками похож на писателя, книги которого ему нравятся.

Н.А. Рубакин допускал возможность выявления «сложнейших психических <...> интимных пережива­ний (автора. — В.Б.) <...> — характера, темперамента, типа, склада ума и мышления, преобладающих эмоций, наклонности и активности или пассивности» в худо­жественной литературе» (там же).

Восприятие элементов текста, по его мнению, свя­зано с возникновением у читателя таких реакций, как понятие, образ, ощущение, эмоция, органическое чув­ство, стремление, действие и инстинкт. На этом осно­вании Н.А. Рубакин считал возможным проводить «биб-лиопсихологический психоанализ личности» субъек­тов текстовой деятельности и строить личное уравне­ние читателя и писателя (там же).

Следует отметить, что концепция Н.А. Рубакина была в свое время негативно оценена В.И. Лениным как эмпириокритицическая, что отсрочило публика­ции многих его работ (исключая научно-популярные). Освещая индивидуально-психологический (а не социо­логический, как того требовало время) аспект процес­са восприятия текста, Н.А. Рубакин писал: «...Не зна­ния и не убеждения человека должны мы считать глав­нейшими характерными элементами индивидуальной мнемы, а его эмоции, чувства, страсти, аффекты, влече­ния, стремления и желания, понимая под этими тер­минами старой психологии такие переживания субъекта, какие он никакими словами не в силах передать дру­гим "я"» (Рубакин, 1977, с. 74, 75). Отмечая далее, что «их совокупность <...> это и есть индивидуальная мнема каждого из нас», Н.А. Рубакин делает понятие индиви­дуальной мнемы близким современному понятию пси­хического типа личности.



Белянин В. Психологическое литературоведение



Н.А. Рубакин отмечал необходимость собирать сведения о том, какие именно книги и общественные идеи находят наиболее «благоприятный отклик» в тех или иных общественных группах. Он призывал изу­чать взаимодействие книги и читателя с учетом опре­деленных условий — экономических, политических, психологических. Тем самым Н.А. Рубакин ставил за­дачу поиска факторов, влияющих на обращение чита­теля к той или иной книге, рассматривая характер связей не только в системе «книга — читатель», но и в системе «идея — читатель». Конечной целью при этом, по замыслу Н.А. Рубакина, должно быть создание тео­рии научно обоснованной пропаганды чтения и биб-лиопсихологии как науки о восприятии и распрост­ранении книг.

В его концепции наряду с признанием важности выявления индивидуальных и групповых особеннос­тей читателей содержание текста рассматривается и как совокупность семантических образований, и как стимул для образования тех или иных проекций у вос­принимающих текст читателей (или типов читателей). При этом под проекцией Н.А. Рубакин понимает ре­зультат восприятия текста некоторым реципиентом, а под типом читателя — группу личностей, одинаковым образом воспринимающих текст, реагирующим на него, полагая, что «классифицировать людей по их психи­ческим типам — это значит выяснить, какие именно переживания повторяются у них относительно часто» (там же, с. 163).

Вклад Н.А. Рубакина исключительно высоко оце­нили представители сразу нескольких дисциплин. На­пример, венгерские психологи пишут: «Русский иссле­дователь Николай Рубакин вошел в историю мировой культуры как основатель новой дисциплины — биб­лиографической психологии» (Estivals, Savova, 1998).

Таким образом, изучение читательских предпочте­ний позволяет также приблизиться к ответу на вопрос о том, с чем связано не только предпочтение опреде­ленных авторов некоторыми читателями, но и их не­приятие другими.


Глава 3. Индивидуально-психологические особенности... 231


Сейчас читают про: