double arrow

Наука как социальный институт

Долгое время научными исследо­ваниями занимались отдельные энтузиасты из числа любознатель­ных и обеспеченных людей. К тому занятия наукой в течение длительного времени не требовали ни больших средств, ни сложного оборудования.

Но уже начиная с XVIII века наука по­степенно превращается в особый социальный институт: появляются первые научные журналы, создаются научные общества, учрежда­ются академии, пользующиеся поддержкой государства. С даль­нейшим развитием науки происходит неизбежный процесс диффе­ренциации научного знания, который к середине XIX в., привел к дисциплинарному построе­нию научного знания.

На каждом историческом этапе развития науки менялись формы ее институционализации.

Понимание науки как социального института.

Социальные институты – это исторически сложившиеся устойчивые формы организации совместной деятельности и отношений людей, выполняющих общественно зна­чимые функции. Считается, что впервые употребил термин «институт» в социальных науках итальянский философ и историк Д. Вико (1668 – 1744). Свою родословную институциональный подход ведет от основоположников социологии О. Конта и Г. Спенсера. Так, О. Конт (1798 – 1857) в качестве важнейших органов общества как социального организма называет такие, как семья, кооперация, церковь, право, государство.

Понятие социальный институт предполагает:

- наличие в обществе потребности и её удовлетворение механизмом воспроизводства социальных практик и отношений;

- эти механизмы выступают в виде ценностно-нормативных комплексов, регулирующих общественную жизнь в целом либо отдельную её сферу.

Процесс институционализации, то есть образования социального института, состоит из нескольких последовательных этапов:

- возникновение потребности, удовлетворение которой требует совместных организованных действий;

- формирование общих целей;

- появление социальных норм и правил в ходе стихийного социального взаимодействия;

- появление процедур, связанных с нормами и правилами;

- институционализация норм и правил, процедур, то есть их принятие, практическое применение;

- установление системы санкций для поддержания норм и правил, дифференцированность их применения в отдельных случаях;

- создание системы статусов и ролей, охватывающих всех без исключения членов института.

В соответствии с таким пониманием социальный институт науки – это социальный способ организации совместной деятельности ученых, которые являют­ся особой социально-профессиональной группой, определенным сообществом. Цель и назначение науки как социального институ­та – производство и распространение знания, разработка средств и методов исследования, воспроизводство ученых и обеспечение выполнения ими своих социальных функций.

Одной из наиболее развитых концепций науки как социального института является концепция американского социолога Р. Мертона (1910 – 2003). Она ба­зируется на методологии структурно-функционального ана­лиза, с позиций которого любой социальный институт, – это, прежде всего, специфическая система отношений, ценностей и норм поведения.

Наука как социальный институт – это сообщество, имеющее:

- представление об общности цели,

- устойчивые тради­ции,

- авторитет,

- самоорганизацию.

В этом институте отсутствуют:

- механизмы власти,

- прямое принуждение,

- фиксированное членство.

С точки зрения Мертона, цель науки как социального института – постоянный рост массива удос­товеренного научного знания.

Для стимулирования деятельности каждого члена научного сообще­ства исторически вырабатывается система поощрений и вознаграждений. Высшей формой поощрения является признание научным сообществом приоритета вклада в науку. Этот вклад удос­товеряется научным сообществом в различных формах (статья в журнале, доклад на конференции и т. д.).

Р. Мертон сформулировал также четыре императива, которые регулируют деятельность научного сообщества: универсализм, коллективизм, организованный скептицизм и бескорыстие.

Универсализм. Научные высказывания долж­ны быть универсальны, т. е. справедливы везде, где имеются ана­логичные условия, а истинность утверждения не зависит от того, кем она высказана.

Коллективизм предписывает ученому передавать резуль­таты своих исследований в пользование сообществу, научные ре­зультаты являются продуктом сотрудничества, образуют общее достояние.

Бескорыстие предписывает ученому строить свою деятель­ность так, как будто, кроме постижения истины, у него нет ника­ких интересов.

Организованный скептицизм предполагает критическое отношение к результатам научных исследований. Ученый дол­жен быть готов к критическому восприятию своего результата.

Для того, чтобы научное сообщество, как сообщество ученых-профессио­налов, могло эффективно действовать, в нем должна быть развита эффективная инфор­мационная и коммуникативная инфраструктура, благодаря которой обеспечивается координация работы над умноже­нием одного и того же корпуса научного знания.

Основной формой организации научного сообщества в классической науке является научная дисциплина, как базовая форма организации профессиональной науки, объединяющая на предметно-содержательном основании облас­ти научного знания и сообщество, занятое его производством, обработкой и трансляцией, а также механизмы развития и воспро­изводства соответствующей отрасли науки как профессии.

Высокая эффективность дисциплинарной организа­ции напрямую связана с постоянной интенсивной работой по под­держанию и развитию организационной структуры дисциплины во всех ее аспектах (организация знания, отношений в сообщес­тве, подготовка научной смены, взаимоотношения с другими инс­титутами и пр.).

Историческое развитие институциональных форм научной деятельности.

Превращение науки в один из социальных институтов общества совершается в историческом процессе ее институционализации – длительном процессе упорядочивания, стандартизации и формализации отношений по поводу производства научного знания.

Становление дисциплинарной структуры науки привело к тому, что задачи, которые реально осуществлял отдельный мыслитель, теперь решаются усилиями коллективного субъекта познания – научного сообщества, объединенного посредством определенных типов организации, отражающих специфику научной профессии.

В рамках такого типа организаций осуществляется научная коммуникация – профес­сиональное общение, т.е. научный обмен информацией и экспертиза полученных результатов.

В науке до XVII столетия главной формой закрепления и трансляции знаний была книга (манускрипт, фолиант), в котором ученый излагал конечные результаты своих исследований, соотнося эти результаты с существующей картиной мира. Для обсуждения промежуточных результатов существовала переписка между учеными. Письма ученых друг другу нередко носили форму научных сообщений, излагающих результаты отдельных исследований, их обсуждение, аргументацию и контраргументацию. Систематическая переписка велась на латыни – языке общения, доступном учёным разных стран Европы.

Так, человеком-академией Европы XVII в., который координировал и согласовывал деятельность ученых с помощью переписки, был французский монах Марен Мерсенн (1588 – 1648). Среди его корреспондентов – Декарт, Галилей, Паскаль и др. Его научная корреспонденция, изданная во Франции, занимает 17 томов. Так, Г. Мерсенн организовал переписку Р. Декарта, Бекмана и Г. Галилея по поводу задачи о свободном падении тел, в переписке с лучшими учеными Европы обсуждал проблемы природы звука, измерения его скорости, линии наискорейшего спуска и др. По словам известного английского исследователя Д. Бернала, М. Мерсенн был «главным почтамтом для всех ученых Европы, начиная с Галилея и кончая Гоббсом». Сообщить что-либо новое ему значило сообщить всему миру.

В XVII в. начинают формироваться организационно оформ­ленные объединения ученых Речь идет, прежде всего, о национальных дисциплинарно-ориентированных объединениях исследователей. Они формируют и общие средства научной информации – научные журналы, благодаря которым основную роль в научной коммуникации начинает играть статья.

Научная статья:

- существенно меньше книги по объему и излагает взгляды на частную проблему вместо целостной общей картины мира, как это делает книга,

- требует значительно меньшего времени на публикацию и ускоряет обмен научной информацией,

- будучи адресованной анонимному читателю, требует более ясной и четкой аргументации, чем письмо,

- становится важнейшим средством трансляции научного знания.

Научные журналы становились своеобразными центрами кристаллизации новых типов научных сообществ, возникающих рядом с традиционными объединениями ученых.

Со второй половины XVII в. образуются национальные ака­демии наук, предтечей которых стала Флорентийская Академия опытов (1657 – 1667 гг.), провозглашавшая принципы коллектив­ных исследований (описание проведенных в ней экспериментов было обезличено). В 1662 г. основано Лондонское Королевское общество (фактически – национальная академия наук), в 1666 г. – Парижская Ака­демия наук, в 1700 г. – Берлинская, в 1724 г. – Петербургская, в 1739 г. – Стокгольмская Академия.

В конце XVIII – первой половине XIX в. в связи с увели­чением объема научной и технической информации наря­ду с академиями начинают складываться новые ассоциации ученых: Французс­кая консерватория (хранилище) технических искусств и ремесел (1795), Собрание немецких естествоиспытателей (1822), Бри­танская ассоциация содействия прогрессу (1831) и др. Формируются дисциплинарные научные сообщества – физические, хими­ческие, биологические и т. п.

В этот же период все более широкое распространение приобретает целенаправленная подготовка научных кадров, в том числе через университеты, первые из которых возникли еще в XII-XIII вв. (Парижский – 1160 г., Оксфордский – 1167 г., Кембриджский – 1209 г. и т. д.) на базе духовных школ и создавались как центры по подготовке духовенства. Однако в конце XVIII — начале XIX в. большинство существующих и возникающих университетов включают в число преподаваемых курсов естественнонаучные и технические дисциплины. Формируются и новые центры подготовки специалистов в области технических наук, такие, как Политехническая школа в Париже (1795), в которой преподавали Лагранж, Лаплас, Карно и др.

Специальная подготовка научных кадров (воспроизводство субъекта науки) оформляла особую профессию научного работ­ника. Занятие наукой постепенно утверждалось в своих правах как прочно установленная профессия, требующая специфическо­го образования, имеющая свою структуру и организацию.

В XX в. можно говорить о стадии институализации науки как академической системы.

«Невидимый колледж».

В науке функционируют также орга­низационно неоформленные научные сообщества, наиболее распространенными формами которых являются «невидимый колледж» и «научная школа».

Понятие «невидимый колледж» введено Д. Берналом и детально разработано Д. Прайсом. Это форма существования дисциплинарного со­общества, объединяющая группу исследователей на основе коммуникационных связей, имеющих достаточно устойчивую структуру, функции и объем. Как правило, такие объединения возникают на основе развитых коммуникационных связей ученых, работающих над единой проблематикой.

«Научная школа» – это форма научного сообщества, формирующаяся на основе приверженности идеям, методам, теориям авторитетного лидера в той или иной научной дисциплине.

Выделяется два пути формирования «науч­ной школы»:

1) лидер «научной школы» разрабаты­вает научную теорию, получающую признание среди уче­ников; участники «научной школы» ориентируются на дальнейшее развитие этой теории, на ее применение к другим об­ластям, на ее корректировку и освобождение от ошибок;

2) теоре­тическая программа, объединяющая ученых, формируется в ходе деятельности «научной школы»; хотя принципи­альная идея выдвинута лидером «научной школы», вместе с тем каж­дый ученый принимает собственное участие в формулировке те­оретической позиции «научной школы», которая обогащается и корректируется благодаря сов­местным усилиям ученых.

«Научные школы» выполня­ют важную научно-образовательную функцию, поскольку глава «научной школы» выступает в функции не только генератора новых идей, но и воспи­тателя молодых исследователей. При этом «научная школа» – это еще тесное и порой длительное взаимодействие учеников друг с другом, усваивающих не только образцы мышления, но и образцы поведения. Поэтому в рамках научной школы реализуется «эстафета» знаний и конкретных подходов к исследовательской деятельности.

«Большая наука».

В середине XX в. начался этап институ­ционализации науки, получивший название «большой науки». По мнению ряда ученых, наступление этой эры можно приурочить к созданию Манхэттенского проекта, как принципиально новой формы организации научных исследований. Этот проект, в реали­зации которого было задействовано около 150 тысяч человек, представлял собой долговременную государственную программу научных исследований и разработок, за­вершившихся созданием и испытанием атомной бомбы.

Наиболее характерной чертой «большой науки» является ее огосударствление, превращение в орган и инструмент го­сударственной политики. Экономическим стержнем государственной научной поли­тики является финансирование научных исследований. Так, в США сложилась гибкая и разветвленная сеть финансиро­вания науки, включающая правительственные контракты, гран­ты, налоговую политику, патентное законодательство, бюджетные меры.

Одна из сторон взаимосвязи науки и экономики проявляется в том, что глубокая интегрированность науки в систему современного общественного производства все настойчивее превращает науч­ную продукцию в товар, а ученого – в наемного работника. Остро встает вопрос о защите социального статуса ученого. Наряду с официально признанными государственными институтами науки (такими, как академии наук, научно-исследо­вательские институты и лаборатории) возникают неформальные организации ученых, объединяющиеся на дисциплинарной и междисциплинарной основе.

Так, в США помимо действующей с давних пор Националь­ной академии наук организуются Американское физическое об­щество, Американское химическое общество, Американская ассоциация содействия про­грессу науки, которые представляют профессиональные интере­сы своих членов. В России действует Российское философское общество, Русское географическое общество, Российское общество социологов, Русское техническое общество и др. Аналогичные объединения ученых возникают почти во всех развитых странах.

Наряду с национальными неправительственными органи­зациями ученых возникают и международные, такие как Международная социологическая ассоциация. Среди них круп­нейшей является Всемирная федерация научных работников (ВФНР), основанная в 1946 г. Ее идейным вдохновителя­ми и организаторами были Ф. Жолио-Кюри и Дж. Бернал. ВФНР объединяет крупнейшие национальные организации ученых.


Сейчас читают про: