double arrow

Анализ ситуации.


Одним из принципов управления в правовом государстве является соблюдение собственной компетенции. Без этого принципа невозможно вести речь ни о правовом государстве, ни о разумном балансе между самостоятельностью и ответственностью, ни о высокой эффективности управленческой деятельности. Однако соблюдение компетенции (то есть осуществление деятельности строго в рамках установленных предметов ведения, функций и соответствующих им полномочий) пока не стало ведущим принципом управленческой деятельности. Следствием этого являются:

- отсутствие автоматизма при реализации органами исполнительной власти своих задач, что замедляет реакцию системы исполнительной власти в целом на изменяющиеся потребности общества;

- сохраняющаяся ориентация на «вышестоящие» указания, а не требования законодательства;

- отсутствие четких рамок и форм ответственности;

- пересечение полномочий разных органов, что приводит, с одной стороны, к конкуренции органов исполнительной власти друг с другом, с другой, - к нежеланию применять «непопулярные» полномочия, стремлению переложить их на «смежные» органы;

- стремление к необоснованному расширению своих полномочий, в том числе путем их «самозахвата» средствами ведомственного правотворчества.

Особенно сильно и ярко функциональный порок проявляется в сфере экономики. Отказавшись от планово-распределительной системы, государство в то же время не перевело исполнительную власть на принципы деятельности, адекватные новой конституционной роли государства в экономической сфере. Отсюда, с одной стороны, государство по инерции пытается вмешиваться в хозяйственную деятельность рыночных субъектов, с другой, – оставляет без контроля многие аспекты такой деятельности, наконец, с третьей, – слишком вяло защищает права и законные интересы собственника, глядя на него, скорее, как на вынужденное зло, нежели как на опору стабильности и процветания страны.

Сходные проблемы существуют в «федеративном» срезе принципа соблюдения собственной компетенции.

Конституция РФ установила в статье 77, что в пределах ведения и полномочий Российской Федерации по предметам совместного с ее субъектами ведения федеральные и региональные органы исполнительной власти образуют единую систему исполнительной власти в Российской Федерации. Однако правовой конкретизации данного понятия пока нет. В результате:

- неопределенность полномочий федеральных органов исполнительной власти в отношении одноименных (однородных) органов субъектов Российской Федерации становится источником «тромбов» в государственном управлении, порождает конфликты между федеральным и региональным уровнями управления;

- низка исполнительская дисциплина в системе «управленческой вертикали»;

- размываются отношения между Российской Федерацией и ее субъектами в бюджетном финансировании решения государственных задач.

В конечном итоге эта проблема становится причиной политической, социальной напряженности, поскольку подрывает доверие людей как к федеральной, так и региональной власти.

Существенным фактором, обусловливающим сложности функционирования единой системы исполнительной власти, является обилие предметов совместного ведения (ст. 72 Конституции РФ). При этом механизм их реализации остается нечетким. Попытка компенсировать этот недостаток путем заключения договоров о разграничении предметов ведения и полномочий и соглашений между федеральными и органами исполнительной власти регионов не принесла ощутимых результатов. По-прежнему функции и компетенция федеральных органов исполнительной власти и их территориальных структур в отношении субъектов Федерации и их органов не урегулированы с должным уровнем детализации.


Сейчас читают про: