double arrow

Оценка заключения эксперта


Поскольку заключение эксперта является одним из доказательств, в соответствии с законом оно подлежит оценке следователем (судом).

Оценка заключения эксперта является одним из видов оценки доказательств, осуществляемой следователем (судом), участниками процесса. Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает правила оценки доказательств, согласно которым оценке подлежат все имеющиеся доказательства с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности результатов и в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК).

Что касается относимости и допустимости, то, как и в случае с вещественными доказательствами, под относимостъю понимается отношение установленных доказательств к предмету доказывания или отдельным его элементам. Чаще всего факты, установленные в результате производства экспертизы, относятся к объективной стороне преступления: каким способом, с помощью каких средств, каким образом, в какое время и т.д. было совершено преступление.

Однако эти факты могут способствовать и установлению обстоятельств, характеризующих иные признаки состава преступления, помогать в его уголовно-правовой оценке, правильной квалификации преступления, установлении личности преступника (субъекта преступления), определении вины, мотивов и целей преступления. Другими словами, оценивая заключение эксперта с позиций относимости, следует иметь в виду, что факты, установленные экспертным путем, могут иметь отношение к любому из элементов состава преступления.

Под допустимостью понимают пригодность сведений, установленных экспертным путем, именно в качестве судебных доказательств и возможность их использования в доказывании. При определении допустимости доказательств учитывается законность источников, средств, приемов и других условий получения доказательств и их использования. Те доказательства, которые получены с нарушением требований УПК, согласно ч. 1 ст. 75 являются недопустимыми, не имеют юридической силы, не могут использоваться для доказывания и быть положены в основу обвинения.

Сложнее обстоит дело с достоверностью. Определение достоверности вызывает наибольшее затруднение при оценке заключения, поскольку она предполагает глубокое изучение именно его содержания. Следует учитывать, что оценке подлежит не только формальная, но и содержательная сторона экспертного заключения.

Формальная оценка достоверности подразумевает проверку достаточности представленного на исследование материала (в том числе и образцов для сравнительного исследования), а также исходных данных (фактов, установленных следственным путем); соответствие количества выводов количеству поставленных перед экспертом вопросов и т.п.

Содержательная сторона оценки достоверности включает в себя компетентность эксперта; научную обоснованность применяемых методов, средств, методик исследования; правильность и правомерность использования последних; логичность умозаключений эксперта; полноту и обстоятельность проведенного исследования; правильность выявленных экспертом признаков и, как результат, обоснованность сделанных им выводов; соответствие последних промежуточным результатам и проведенному исследованию в целом, их логическую непротиворечивость.

Вопросы компетентности эксперта возникают не только при назначении экспертизы, но и при оценке заключения эксперта. Как уже указывалось, эксперт считается некомпетентным для разрешения задач экспертизы какого-либо вида, если он не владеет соответствующими теорией и методикой. При назначении экспертизы компетентность эксперта устанавливается лишь на основе тех данных об эксперте, которыми следователь (суд) владеет на момент назначения.

При оценке заключения необходимо изучить:

- во-первых, фигурирующие в заключении данные, характеризующие эксперта с точки зрения специалиста в определенной области знаний;

- во-вторых, соответствуют ли эти специальные знания тем вопросам, которые поставлены перед экспертом;

- в-третьих, требуются ли для разрешения этих вопросов специальные знания данного профиля;

- в-четвертых, соответствуют ли компетенции эксперта, его специализации те средства и методы, которые он использовал для разрешения поставленных перед ним вопросов. Здесь же необходимо оценить, не вышел ли эксперт за пределы своей компетенции.

В литературе неоднократно поднимался и поднимается до сих пор вопрос о владении экспертом знаниями юридической стороны уголовного или гражданского дела и на этой основе - производстве им так называемых "правовых" экспертиз. Проблема возможности производства правовой экспертизы не нова, однако практика и публикации последних лет заставляют нас вновь обратиться к ней.

Еще в прошлом веке известный русский юрист И.Я. Фойницкий писал: "Экспертиза не решает юридических (правовых) вопросов, их решают следователь, лицо, производящее дознание, прокурор, суд. Решение с помощью экспертизы правовых вопросов было бы коренным извращением судебной экспертизы". Такой же точки зрения придерживался и М.С. Стротович, отмечая, что "следует твердо установить, что всегда и при всех условиях эксперт может рассматривать факты лишь с точки зрения своей научной специальности, а поэтому вопросы правового характера к его компетенции не относятся, их решение принадлежит следователю, прокурору и суду, но не эксперту".

Данное утверждение, на наш взгляд, совершенно справедливо. Аргументы в пользу такой позиции следующие. Во-первых, согласно ч. 3 ст. 57 УПК эксперт вправе давать заключение в пределах своей компетенции, т.е. экспертиза призвана решать лишь те вопросы, которые не выходят за пределы специальных знаний эксперта. Вопросы же права являются прерогативой органов расследования.

И хотя нередко эксперт - представитель экспертного учреждения - обладает достаточными знаниями в области права, точно так же, как лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, суд, обладая специальными (неюридическими) знаниями, по закону не в праве заменять эксперта, эксперт не имеет права вторгаться в область деятельности органов расследования, совмещая в одном лице функции эксперта и органа расследования. Если же эксперт при разрешении вопросов берет на себя функции, относящиеся к сфере деятельности следствия и суда, то его заключение лишается силы судебного доказательства. Экспертиза не толкует закон.

Судебная практика знает многочисленные случаи отклонения заключения эксперта как доказательства по делу на том основании, что эксперт при обосновании своих выводов вышел за пределы своей науки и присвоил не свойственные ему функции судебных и следственных органов по оценке имеющихся в деле доказательств.

Иногда сторонники "правовой экспертизы" ссылаются на практику упоминания в заключении эксперта тех или иных норм некоторых подзаконных актов и на этом основании утверждают, что эксперт решает правовые вопросы. Это не так. Нормы, о которых идет речь, содержатся в ряде наставлений, инструкций и т.п. Примером подобного акта могут служить ПДД. Эксперт-автотехник иногда вынужден в заключении отмечать, соответствуют ли действия того или иного участника дорожного движения предписанным правилам.

Но здесь нет толкования права, речь идет о решении чисто технических вопросов, и сами нормы носят технический характер, хотя в целом акт может являться и правовым. Такая же ситуация складывается при проведении пожарно-технических экспертиз, когда эксперт вынужден указать в заключении, каюте вопросы пожарной безопасности нарушены. Но и в том, и в другом случаях эксперт не решает основного вопроса - об ответственности за нарушение этих норм, о вине тех или иных должностных лиц или иных граждан.

Эксперт самостоятелен как в выборе суммы научных положений, так и в определении объема излагаемого научного материала. Однако, решая для себя эти вопросы, он обязан постоянно помнить, кому адресованы результаты исследования, т.е. о тех лицах, которым предстоит оценить его заключение. Другими словами, эксперт должен излагать ход и результаты исследования доступным литературным языком, указывая на выявленные в ходе исследования свойства и признаки объекта (факта, явления), мотивированно объясняя их, применяя при исследовании апробированные методики и подробно объясняя специальные методические положения, новые малоизвестные методы и средства исследования со ссылкой на литературные источники. Мотивированными должны быть не только окончательные, но и промежуточные выводы.

И формальная, и содержательная стороны заключения эксперта должны оцениваться в совокупности. Если в результате оценки содержательной стороны было установлено, что экспертное исследование с точки зрения научной обоснованности проведено безупречно, но при этом исследованию были подвергнуты ненадлежащие объекты, выводы не могут быть признаны правильными, и наоборот. Не могут быть признаны обоснованными и такие выводы, которые получены в результате полного проведения исследования и установления экспертом достаточных для правильного вывода фактов, но неверно им объясненные.

Установление всех возможных фактических данных экспертным путем предполагает применение в ходе исследования определенных научных положений и методов исследования. Методы являются одной из составляющих экспертной методики. Оценить научную обоснованность используемой в ходе исследования методики означает выяснить, во-первых, кем и когда она была рекомендована, прошла ли она апробацию, является ли общепризнанной, во-вторых, правильно ли применена данная методика, т.е. все ли рекомендованные ею методы и в нужной ли последовательности использованы экспертом.

Особую трудность представляет оценка методик компьютерной экспертизы, а также методик, базирующихся на использовании компьютерной техники. Дело в том, что не все экспертные методики данного рода экспертизы прошли стандартизацию и паспортизацию, многие из них еще не апробированы, а потому их оценка связана с определенными трудностями. Как и при оценке экспертиз других родов (видов), правильность выводов здесь зависит прежде всего от научной обоснованности примененной методики, от полноты проведенного исследования, от надежности представленных на исследование данных и т.п. Но этим не ограничивается оценка заключения, поскольку необходимо также оценить надежность примененных аппаратных и программных средств, степени надежности программы.

Чаще всего следователь (суд) владеет знаниями о компьютерных средствах на уровне пользователя, что, конечно же, является недостаточным для оценки заключений данного рода экспертизы. Оценка же заключений компьютерной экспертизы предполагает обязательное владение соответствующими специальными знаниями в сфере информационных компьютерных технологий. Выход из сложившегося положения заключается в следующем.

В заключениях эксперта для облегчения процедуры оценки следователем (судом) необходимо указывать сведения о разработчиках программы, кем она одобрена и кем рекомендована к использованию, т.е. те признаки, по которым можно произвести формальную оценку. Что же касается оценки самой программы, то при необходимости следователь (суд) может воспользоваться либо соответствующей специальной литературой, либо помощью специалистов должного профиля, либо помощью института конкурирующей экспертизы. Именно в состязательности конкурирующих экспертных заключений заложена объективная возможность оценки заключения следователем и судом.

Как уже было сказано, оценке подлежат не только научная обоснованность методов и средств, входящих в методику, но и промежуточные и окончательные выводы. Выводы должны быть оценены и с точки зрения их правильности, и с точки зрения их логической непротиворечивости ходу и результатам исследования, и с точки зрения их истинности. Под правильностью выводов эксперта понимается правильная оценка последним выявленных признаков, их соответствие сформулированным выводам.

Логическая непротиворечивость оценивается путем изучения всего хода проведенного исследования, логической обоснованности окончательных выводов промежуточными результатами. Истинность выводов - их сопоставлением с другими доказательствами, имеющимися в материалах дела. Оценке подлежат любые выводы независимо от того, являются ли они категорическими, вероятными, либо эксперт констатирует невозможность ответа на поставленные перед ним вопросы (например, из-за отсутствия научно разработанной методики). Такая оценка необходима, чтобы исключить возможные экспертные ошибки, результатом которых стали те или иные выводы.

Экспертные ошибки - результат добросовестного заблуждения эксперта. В литературе принято делить их на ошибки процессуального характера, гносеологические и деятельностные (операционные). Первые заключаются в нарушении экспертом процессуальных режима и процедуры экспертного исследования (выход эксперта за пределы компетенции, несоблюдение по незнанию процессуальных требований к заключению и т.п.).

Гносеологические ошибки коренятся в сложностях процесса экспертного познания и подразделяются на логические (нарушение законов и правил логики или их некорректное применение) и фактические (предметные) - искаженные представления об отношениях между предметами объективного мира. Деятельностные ошибки связаны с осуществляемыми экспертом операциями и процедурами с объектами экспертного исследования (нарушение предписанной последовательности этих процедур, использование непригодных средств исследования и т.п.).

Причины экспертных ошибок могут быть объективными, т.е. не зависящими от эксперта как субъекта экспертного исследования, и субъективными, коренящимися в образе мышления и (или) действиях эксперта.

Ошибки могут быть обнаружены самим экспертом, комиссией экспертов при обсуждении результатов исследования, руководителем экспертного учреждения (подразделения), при оценке заключения следователем или судом. Если ошибка обнаружена последними, в некоторых случаях она может быть "нейтрализована" допросом эксперта (ч. 1 ст. 205 УПК) или назначением дополнительной экспертизы. В противном случае возможно назначение повторной экспертизы.

В заключение - об оценке повторной экспертизы. Как уже было сказано, при повторной экспертизе решаются те же самые вопросы и исследуются те же самые объекты, что и при первичной. И хотя эксперт, проводящий повторную экспертизу и сделавший соответствующие выводы, тем самым способствует следователю (суду) в оценке заключения первичной экспертизы, оценка заключения повторной экспертизы проходит те же этапы, что и оценка первичной.

Причем как само заключение, так и выводы повторной экспертизы не имеют никаких преимуществ по отношению к первичной, несмотря на возможные расхождения как в применяемых методах, средствах, методиках, так и в полученных результатах и в сформулированных выводах. И то, и другое заключения должны быть оценены с позиций относимости, допустимости, достоверности, достаточности. Отдавая предпочтение заключению первичной или повторной экспертизы, следователь и суд должны мотивировать свое несогласие с одним из заключений. Мотивы несогласия излагаются в обвинительном заключении, постановлении, приговоре суда.


Сейчас читают про: