double arrow

Начало взрослой жизни


Попытки поступить в театральные ВУЗы Москвы не увенчались успехом, но мне посоветовали поступать в институт культуры в г. Химки. Делать нечего. Поехал, показался, сдал документы и уехал расстроенным в Дзержинск ждать вызова на экзамен. Здесь я случайно узнаю, что в Горьком есть театральное училище и в конце августа там будет проходить дополнительный набор мальчиков.

Мы с братом Володей, он уже тогда демобилизовался, поехали в областной центр искать театральное и медицинское училища. Дело в том, что Володя заболел профессией «зубника», насмотревшийся на нашего дядю Колю Келина, который был Королем зубных дел в Новоалександровке. Володе же хотелось стать Тузом. Я, кстати, после 8 класса тоже, позавидовав богатству дяди Коли, поступал в Пятигорское медучилище. Будучи на каникулах как раз в Новоалександровске и разговорившись с дядей, он мне и предложил поступать. Мама мне выслала из Дзержинска документы, и я поехал на Кавминводы. Боялся диктанта, но получил за него четверку. Математика для меня была, как семечки, но я ее почему-то, как-то, зачем-то завалил. Теперь-то я думаю, что спас меня опять же мой ангел-хранитель.




Но вернемся в Горький. Сначала мы зашли с Володей в театральное училище на улице Фигнер. Меня прослушал тут же в своем кабинете Валерий Николаевич Голендеев, мастер, речевик, завуч и просто замечательный человек. Он мне посоветовал послать телеграмму в институт культуры с просьбой вернуть документы на родину и сдать их в ГТУ.

Так удачно все получилось: брат поступил в Медицинское училище, а я – в Театральное. Здесь мне помог мой ангел-отец. Он, как талисман, ездил со мной на все экзамены; переживал больше, чем я; радовался, как ребенок, положительным результатам. Он потом до самой своей смерти старался не пропускать ни одной моей премьеры, бывать на моих концертах много раз. Когда я работал в разных городах России, он непременно приезжал посмотреть, как я устроился на новом месте, и поддержать в трудную минуту.

Я потом тоже стал талисманом творчества моей младшей дочери Юли. При мне она завоевывала первые места на фестивалях в Домбае, Ессентуках, Фрязино, Мытищи. Но о моем папе – особый разговор, так же, как и о селе Водоватово, где он родился, и где я провел много детского времени. Сейчас я смотрю на своих внуков и их немного жалко, что они стеснены городским пространством и не могут делать то, что я в их возрасте с удовольствием делал. Папа всегда брал меня с собой в свою деревню. Мама почти никогда не ездила. Вспоминается опять несчастный случай: мальчишки во дворе кидались камнями и заехали мне в лоб. Кровь, крик, охи-ахи. Мой дед Дмитрий Макарович на руках бегом понес меня в медпункт…



Другие воспоминания более веселые. Мой любимый дядя Миша, младший брат отца, имел «свою» колхозную лошадь -- красивую, большую, добрую. Я на Вольном прокатался все свое водоватовское детство и шагом, и в галоп, и на телеге, и в санях. Однажды я с него упал. Мне было лет шесть. Вольный остановился, извиняясь, что так произошло, хотя я сам был виноват: дернул за узцы, а он добросовестно помчался, как его учили.

Еще один незабываемый момент. Я уже был постарше, когда дядя Миша дал мне самому отогнать Вольного в табун. Как я мчался! Все деревенские смотрели на меня и думали, мол, вот какой герой! Но когда возвращался, взрослые стали укорять, что я мчался вдоль домов, не взирая на то, что в любой момент могли выскочить дети. Мне было стыдно.

Не забыть и рыбалки на реке Теша, сборы грибов и ягод, бабушки Наташечки пампушечки. Сейчас их делает тетя Таня, жена Миши. Средний брат папы дядя Витя с тетей Грушей жили тогда тоже в Водоватово. Он, будучи колхозным электриком, сильно пил и, бывало, гонялся с топориком за женушкой. Тетя Груша от него скрылась в Арзамасе. Дядя Витя попереживал-попереживал, потом бросил пить и уехал к жене. Сколько уж лет прошло, а он в рот не берет спиртного. Эх, съездить бы навестить! Поучиться.

А на похороны своего любимого старшего брата, моего папы,
они не приехали в Кисловодск. Братцы просто не могли поверить, что их Васятка умер. Им мы позвонили, когда папа был еще жив. Они собрались, поехали на вокзал, потом, говорят, разругались и разъехались по домам. (Фото. Три брата Тузовы) и (Фото для сравнения. Три сестры. Кузьмины в девичестве. Тузова, Будагова, Келина)



Театральное училище

Итак, я – студент театрального училища, вернее, кандидат. Из-за моего мягкого шипящего произношения Евгения Ивановна Кириллова, наш речевик, моя любимица, рекомендовала после вступительных экзаменов мне позаниматься у логопеда, после чего и «будем посмотреть» -- включить ли меня в основной состав «соревнований» или нет.

Должен опять похвалиться: через месяц учебы я первым из семи кандидатов был переведен в студенты, благодаря Евгении Ивановны, которая в свою очередь меня тоже полюбила как прилежного ученика. Я так думаю…

Мы, взрослые уже студенты, через несколько лет провожали ее в Ленинградский театральный институт на повышение, и я написал сценарий прощального урока: «До свидания, друг мой, до свидания». А когда мы, ее верные ученики, грузили мебель, уже она мне написала… напутствие в записной моей книжке: «Будь уверенным в себе, для мужчины это важнее всего».







Сейчас читают про: