double arrow

Религиозная критика ростовщичества. Антисемитизм Мартина Лютера и Схоласты Сорбонны. Риба в исламе. 6 страница


Ростовщичество есть использование асимметричности информации в ссудных операциях, поскольку заемщик не владеет полнотой информации о долгосрочной эффективности использования ссуды, в то время как кредитор располагает информацией о гарантии возврата ссуды и процентов через залог заемщика в настоящем. Ему проще дисконтировать результаты своей деятельности.

Для вдумчивого читателя сошлемся на источники, где он может почерпнуть для себя полезную информацию по процентной экономике:

Борисов Е.Ф. Экономическая теория М.: Финансы и статистика,1993г.

Долан Э. Дж. Микроэкономика, С.-Пб.: АО Санкт-Петербург оркестр, 1994г.

Кемпбелл Р. Макконнелл ,Стэнли Л. Брю Экономикс М.,1992г. т.1,2.

Общая теория денег и кредита. Под ред. проф. Е.Ф. Жукова. Банки и биржи, ЮНИТИ,

1995 г.

Банковское дело. Под ред. Проф. В.И. Колесникова, Л.П. Кроливецкой, Финансы и

статистика, 1996 г.

Учебник по основам экономической теории. Камаев В.Д. и коллектив авторов,

"ВЛАДОС", 1996 г.

Попытки западных экономистов исследовать экономические процессы в русле "чистой науки" вне социологии, политики и нравственности привели к формированию общественной науки "Экономикс". Американские учебники, по которым учат сейчас наших студентов, определяют ее как науку об использовании ограниченных ресурсов с целью максимального удовлетворения неограниченных материальных потребностей общества, которые не могут быть спрогнозированы .

Воистину, "измышленная нашими мудрецами наука политической экономии указывает царский престиж за капиталом".(Из "Сионских протоколов").

Вот как излагает современные экономические представления о проценте Пол Хейне в книге " Экономический способ мышления". (М, Новости,1991):"В современном обществе ни у кого не вызывает сомнения оправданность оплаты процента за использование кредита. Мы платим деньги за то, что занимаем деньги. Займ - способ получить деньги, которые бы не заработали. Проценты есть та цена, которую люди платят за то, чтобы получить ресурсы сейчас, вместо того, чтобы ждать до тех пор, пока они заработают деньги, на которые эти ресурсы можно купить.

Текущее распоряжение ресурсами обычно тем выше, чем будущее распоряжение этими же ресурсами. Мы готовы, если необходимо, платить надбавку-процент - до тех пор, пока этот процент меньше того, что мы ожидали выиграть в результате займа...




Следовательно, появление процента в меньшей степени можно объяснить стремлением банкиров и других кредиторов к наживе и власти....О процентных ставках обычно говорят как об издержках на заем денег просто потому, что деньги являются стандартными средствами в распоряжении сегодняшними благами. ...Когда мы говорим о том, то люди заслужили и чего они не заслужили, то речь идет о морали, а не об экономике ".

Однако, рассмотрение механизмов воздействия взымания ссудного процента на развитие и формирования общества, как мы пытаемся показать в этой книге, затрагивает все социальные аспекты жизни общества, его историю, экономику, экологию, законодательство, антропологию человека, его психологию, вопросы нравственности. "Экономические ценности должны быть соподчинены иерархически более высоким ценностям, и, прежде всего ценностям человеческой личности и ее свободе. Хозяйственная жизнь не может быть совершенно автономной, она подчинена нравственным началам" ( А.Бердяев ).

В 1931 году австрийский математик и логик Курт Гёдель доказал по этому поводу теорему "о неполноте", названную его именем. В соответствии с этой теоремой выявление системных ошибок невозможно, если исследователь остается в рамках рассматриваемой системы и не отказывается от ее исходных постулатов. Аксиоматика системы не является полной в пределах аксиом системы.



Интересно, что неполноту экономических теорий ссудного процента понимают и сами творцы " Экономикс". Нобелевский лауреат по экономике Ф.Хайек указывает: "В науках о человеке то, что по видимости предстает как сугубо научная процедура, по сути, является зачастую как раз ненаучным подходом; кроме этого в данных областях исследования есть определенные уровни, которых науке, как можно предположить, не превзойти. Поэтому чрезмерно доверять науке -- или осуществлять контроль в соответствии с научными принципами за границами того, что собственно достигается научными методами -- означает получить плачевные результаты". (Ф. Хайек. Претензии знания)

"Поразительный факт, при всём том гигантском и диспропорциональном значении, которое в нашей цивилизации уделяется деньгам, мы учим наших детей только одной операции с ними - подсчёту. Даже высшее химическое образование едва ли выходит за рамки изложения механизма формирования прибыли и процентного роста. Лично я являюсь доктором экономических наук и профессором по специальности "Финансы", но всё моё обучение сводилось к навыкам анализа финансовых состояний. Никто и никогда не учил меня, какая фундаментальная разница существует между процессом делания денег и наращиванием реального богатства, никто не объяснял мне колоссальное различие между созидательными и разорительными хищническими инвестициями. На самом деле, ответственное гражданское образование в вопросах экономики и бизнеса должно начинаться именно с разъяснения этих понятий и этих различий",- замечает Дэвид Кортен, автор книги "Когда корпорации правят миром".( iisdl.iisd.ca/pedf/).

Сегодня в условиях глобализации, порожденной процентной экономикой, экономисты вновь начинают открывать для себя, что кривые спроса и предложения наиболее фундаментальные понятия экономического анализа - зависят от обязательств и убеждений, которые по своей сути являются моральными понятиями.

Ссудный капитал не принимает ни производительной, ни товарной формы, но находится все время в одной и той же денежной форме. Ссудный капитал имеет специфическую форму отчуждения. Отчуждение обычных товаров осуществляется в форме купли-продажи; отчуждение же капитала как товара происходит в форме ссуды. При купле-продаже товар переходит от продавца к покупателю и одновременно эквивалентная товару сумма денег переходит от покупателя к продавцу. Ссуда отличается от купли-продажи односторонним перемещением стоимости: капитал сначала переходит только от кредитора к заемщику, возврат же его с процентами происходит лишь по истечении определенного времени.

Способность давать прирост (процент) представляется присущей деньгам как таковым, т.е. вещи, не принимающей участия в процессе производства. Движение ссудного капитала создает видимость, что деньги обладают чудесной способностью к самовозрастанию совершенно независимо как от процесса производства, так и от процесса товарного обращения: деньги порождают деньги. А как мы помним, аристотелев тезис гласит "деньги детей не рождают" (pecunia pecuniam non parit).

Институт кредита с Ненулевым ссудным процентом с точки зрения теории игр (раздел математики) является игрой с ненулевой суммой, т.е. такой игрой, выигрыш в которой при любых возможных стратегиях сторон всегда предопределен только одной из них. В данном случае удельная платежеспособность всех без исключения физических и юридических лиц из общества, допускающего такой "кредит", необратимо перетекает к корпорации кредиторов. В силу этого обстоятельства, хозяева глобальной корпорации ростовщических банков всегда могут заплатить монопольно высокую цену за всё; а в обществе всегда существует некоторый объем заведомо неоплатной задолженности, некоторым образом распределенный между всеми физическими и юридическими лицами, включая мелкие и крупные банки, не входящие в глобальную номенклатуру банков-хозяев этой игры. Только на фоне этой заведомо неоплатной задолженности могут преуспевать ограниченное число физических и юридических лиц, кому это дозволено заправилами этой "игры с ненулевой суммой".

Еще в 17 веке Джон Локк в "Письме другу о ростовщичестве" отмечал: "Высокий процент вредит торговле. Выгода от процентов больше, чем прибыль от торговли, и это побуждает богатых купцов бросать торговлю и отдавать свой капитал под проценты, а более мелких купцов разоряет".

В то же время, в условиях системы процентного кредита заемщик вынужден изыскивать бизнес, который может принести прибыль, достаточную для выплаты процентов и удовлетворения собственных нужд. Бремя процентных платежей заставляет заемщиков обращаться к высокоприбыльным, но аморальным или бесполезным для общества видам бизнеса. Без давления процентных платежей, вероятность инвестирования заемных средств в легальные виды бизнеса была бы значительно больше.

Экономисты называют такое явление " поиском плохой ренты". "Деятельность, связанная с поиском ренты, может принимать различные формы: убеждения, использования денег, политики и прочих способствующих этому аргументов. Важной особенностью поиска ренты является то, что эта деятельность не является продуктивной. Люди, вместо того чтобы трудиться, производя полезный продукт и доход, тратят время, усилия и ресурсы на получение продуктов или доходов, которые уже были кем-то созданы" (Хиллман А. Х. Западноэкономические теории и переход от социализма к рыночной экономике : Перспективы общественного выбора // Экономика и математические методы. 1996. Т. 32, вып. 4.)

Если в системе присутствует ничем не ограниченный ссудный процент, то он, вызывая рост номинальной заявленной стоимости произведенного вне зависимости от динамики реального производства в натуральном учете объемов продукции, порождает некоторый объем заведомо неоплатной задолженности (т.е. цены растут быстрее, чем покупательная способность общества и спектр производства в неизменных ценах). Эта задолженность может быть погашена только прощением всего её объема или покрытием его дополнительной эмиссией денег в обращение общества.

Цена каждого товара, который мы оплачиваем, включает в себя процентную часть. Эта доля колеблется для товаров и услуг, приобретаемых нами в соответствии с величиной затраченного капитала. Несколько примеров из повседневной жизни, приведенных Маргитт Кеннеди при исследовании экономики Германии, наглядно иллюстрируют эту разницу. Доля издержек оплаты процентов по кредитам (капитальных затрат) в плате за вывоз мусора составляет 12%. В данном случае доля процентов относительно невысока, так как преобладающими являются расходы по заработной плате. Положение меняется для цены за питьевую воду и канализацию, для которых доля издержек оплаты процентов составляет уже 38 и 47%. Для платы за пользование квартирами социального жилищного фонда эта доля составляет уже 77%. В среднем доля процентов или капитальных затрат составляет для цен на товары и услуги повседневного спроса 50%.(М.Кеннеди. Деньги без процентов и инфляции.)

Поясним содержание процента в цене товара таким примером. Вы идете в магазин покупать банку огурцов. В цене лежит процент, который заложен заводом- производителем, взявшим в банке (не с огурцами!) кредит на приобретение новой технологической линии по изготовлению жестяных крышек. Допустим, банк выдал кредит заводу за счет привлечения вкладов населения. Кто же тогда платит, кто выиграл или проиграл от того, что в стоимости банки огурцов содержится процент по кредиту банку? Ведь все же платят, ответит читатель. Да, оплачивают проценты все покупатели. При этом заметим, что торговые наценки по основным товарам массового спроса составляют 50-90% цены, а доля товаропроизводителя в цене реализуемого товара отечественного производства редко превышает половину -- все остальное уходит в доходы посредников, контролирующих рынок.

Населения хранит свои сбережения в банках и им начисляются проценты на те суммы, которые они хранят в банках, вкладчики получают свои доли. На первый взгляд все справедливо, все платят и все получают. Но это далеко не так. Во первых, большая часть бедных слоев населения вообще не имеет счетов в банках. Таким образом, с них собирают дань все кто имеет деньги на счетах. Во вторых, размер получаемых процентов на вклады далеко не у всех превышает размер оплачиваемых процентов. И, тем не менее, в западной экономике такое явление получило название "демократизация долга и социализация риска".

Одно из наиболее метких опровержений солидарной ответственности предложил в этой связи Гаретт Хардин в знаменитом теоретико-игровом сценарии "трагедия общины". В этом сценарии предполагалось, что каждый крестьянин будет иметь полную возможность, преследуя свой собственный интерес, выпускать пастись на общественное поле сколь угодно много скота. После того, как в некий достигнутый момент количество скота, пасущегося на пастбище, достигнет максимума, выпуск на пастбище каждой новой коровы будет неизбежно вызывать сокращение удоев молока с одной коровы. Но это снижение удоев будет происходить за счет всех, хотя каждый отдельный крестьянин может продолжать увеличивать свои удои за счет увеличения своего поголовья, причем так быстро, как только может, и быстрее, чем остальные. Таким образом, преследуя частную выгоду, он неминуемо способствует краху всех. Только решение об ограничении общего поголовья и - соответственно - скотовладельцев может предотвратить это развитие" (A.Gorz. Ktitik der oekonomischen Vernunft. Sinnfragen am Ende der Arbeitsgesellschaft. Berlin, 1989. S.75).

В действительности между теми, кто выигрывает при такой системе, и теми, кто платит, существует огромная разница. При сопоставлении получения и платы процентов для 10 одинаковых по численности групп ФРГ выясняется, что первые 80% населения больше платят по процентам, чем получают, 10% получают несколько больше, чем платят, а последние 10% получают в два раза больше, чем платят. Это в совокупности и есть та часть, которую потеряли первые 80% населения. Этот факт превосходно объясняет сущность механизма, может быть, самого важного, позволяющего богатым становиться все богаче, а бедных делающего все беднее.

Если мы более пристально посмотрим на последние 10% населения относительно их

доходов от процентов, то снова столкнемся с феноменом показательного роста. Для

последнего 1% населения доходы от процентов превышают в 10 раз доходы предыдущей

группы, а для последних 0,1% более чем в 100 раз.

Как говорил Юлиан Тувим,- " богатство- это сбережения многих в руках одного".

Ссудный процент является основным, постоянно действующим источником инфляции. Кеннеди приводит данные по экономики Германии. В то время как федеральные доходы, валовой национальный продукт, а также заработная плата выросли с 1968 по 1982 год "только" в три раза (300%), то процентное бремя выросло более чем в 11 раз (1160%). долги и проценты по кредитам в народном хозяйстве росли быстрее, чем доходы. В среднем каждое рабочее место в промышленности Германии несет долговое бремя в размере 70--80 тыс. марок. Это означает, что 23% от средней стоимости рабочей силы выплачивается только по процентам. Процентная ставка обычно регулируется государством через Центробанк. Воздействуя на величину процентной ставки, государство способствует удорожанию либо удешевлению банковских кредитов, оказывая влияние на такие показатели как занятость и уровень инфляции. В результате, например, российское предприятие по сравнению со своим европейским или американским конкурентом платит в 2-4 раза более высокий процент за кредит.

Существование мощных резервуаров наднациональной валюты, находящихся под контролем международных валютных спекулянтов (в конце 80-х гг. количество долларов за пределами США составляло свыше 1 триллиона) оказывает растущее влияние на политику национальных банков, их усилия по финансовому контролю. Ни один режим фиксированного курса или зоны (валютного коридора) не выдержит того гигантского давления, которое может создать массивный приток или отток капиталов. Центробанки вынуждены поддерживать стабильность обменных курсов национальных валют. Например, в случае падения курса той или иной валюты неизбежно начнется спекулятивная игра на понижение, что в сложившихся условиях может привести к катастрофическому обесценению национальной валюты и к не менее стремительному оттоку инвестиций из данной страны. Предотвратить подобную ситуацию можно в том случае, если Центробанк и правительство будут последовательно осуществлять антиинфляционную политику, т.е. политику "дорогих денег", посредством высоких процентных ставок и сокращения государственных расходов.

Пример реализации такой финансовой политики недавнеи прошлом России дает академик Сергей Глазьев: "Фактически после расстрела Верховного Совета и осуществления государственного переворота с конца 1993 г. до осени 1998 г. в России действовало внешнее управление экономической политикой государства, основные параметры которой разрабатывались экспертами МВФ и затем формально утверждались марионеточным правительством и Центральным банком в форме соответствующих заявлений об экономической политике.... В 1997 г. правительство, грубо нарушив Закон о федеральном бюджете, просто сократило государственные расходы на четверть за счет социальной сферы и инвестиционных программ, поддержки производства и науки, чтобы увеличить расходы на оплату процентов финансовым спекулянтам по гособязательствам, не выходя за пределы установленного дефицита бюджета... В то время как МВФ выдавал для поддержки российского бюджета ежегодно пару миллиардов долларов, нищающая на глазах Россия стала настоящим источником сверхприбыли для финансовых спекулянтов всего мира. Здесь, ничем не рискуя, можно было "заработать" 50% прибыли на операциях с ГКО, затем вложить эти деньги в закрытый аукцион по продаже крупного предприятия от 1/10 до 1/100 его реальной ценности, израсходовать затем немного денег на рекламный аудит для его "капитализации", а затем перепродать по цене в 5-10 раз выше... Созданный механизм состоит всего из трех операций. 1. Минфин продает государственные обязательства под 30-100% годовых в зависимости от конъюнктуры рынка. 2. Иностранные спекулянты покупают рубли для приобретения ГКО, продавая доллары Центробанку. 3. Центробанк, эмитируя рубли на приобретение долларов, затем размещает купленную валюту в ценные бумаги иностранных государств, а также в краткосрочные депозиты в иностранных банках, доходность которых составляет 5-7% годовых. При этом гарантируется стабильный обменный курс рубля, свобода обмена рублей на иностранную валюту и вывоза капитала за рубеж... Огромный капитал -- около 2 триллионов деноминированных рублей (или, по обменному курсу рубля на 17 августа 1998 г., более 300 млрд. долл. США), приближающийся по совокупной величине к годовому объему ВВП, за эти годы перетек из производственной сферы и сбережений граждан в спекулятивную и, в значительной части, за рубеж. Из этих средств до 400 млрд. руб. сосредоточены в обрушившейся "пирамиде" государственных ценных бумаг, до 80 млрд. руб. -- в акциях приватизированных предприятий, до 210 млрд. руб. -- в капиталах коммерческих банков, около триллиона вывезено за рубеж, огромные средства вложены в недвижимость удачливых коммерсантов. Для производственной сферы итогом этой денежно-кредитной политики стало разорение половины предприятий, которые убыточны, ликвидация оборотного капитала, пятикратное сокращение инвестиций и двукратное сокращение производства. Для граждан итогом этой политики стало обесценение сбережений в Сбербанке России в объеме, сопоставимом с годовым федеральным бюджетом страны в 1992 г., затем потеря еще свыше 20 трлн. руб. в разнообразных частных финансовых "пирамидах". И, наконец, еще одна масштабная утрата сбережений в банках, обанкротившихся в результате финансового краха 17 августа 1998 г.".

В условиях режима повсеместно высоких процентных ставок имеет место удорожание

инвестиций в производство, что ведет к росту резервной армии труда.

Процентная экономика ведет к инфляции.Инфляция содержит в себе скрытый налог. Правительство запускает больше денег в систему, и политики и бюрократы имеют больше денег, чтобы тратить их на любые проекты. Выпуск новых денег удешевляет существующие деньги, съедая их покупательную способность. Инфляция есть, фактически,- налог на ценность денег.

Ее крайняя форма- гиперинфляция становится на протяжении всей истории фундаментальной причиной смены государственного строя, войн и революций. Классическим примером является крах Вейнмарской Республики ( 1924-1933 ) и приход к власти Гитлера на волне антисемитизма, вызванного активными спекуляциями еврейских ростовщиков в Германии этого периода.

В1918 году инженер Готтфрид Федер опубликовал "Манифест к сломлению кабалы процентов" (1932 Издательство Фр. Эер Нахф. ГмбХ, Мюнхен ,Москва, 2000), который вскоре после этого стал по сути духовным источником национал-социализма. Адольф Гитлер сам пишет в своей книге "Майн Кампф" об истории возникновения движения: "Впервые в своей жизни я стал свидетелем принципиального спора с международным биржевым и ссудным капиталом. После прослушивания первой лекции Федера меня немедленно посетила мысль о том, что найден путь к одной из важнейших предпосылок к основанию новой партии. Заслуга Федера заключается, по-моему, в том, что он с бесцеремонной жесткостью установил как спекулятивный, так и народохозяйственный характер биржевого и ссудного капитала с их извечной устремленностью к заветному проценту".

В самом конце Майн Кампф написано следующее -- "Наша партия выступает за положительное христианство, но не связывает себя ни с какой конкретной верой. Она ведет борьбу с еврейским материалистическим сознанием в обществе".

По условиям Версальского договора потерпевшей поражение в Первой Мировой войне Германии был выставлен союзниками счет по репарациям в 132 миллиарда золотых марок, что вдвое превышало весь национальный доход Германии и равнялось 33 миллиардам долларов. Мировая бойня унесла 10 миллионов лучших человеческих жизней под Верденом, в Закарпатье, на Марне и Соме. Германия предложила перемирие, захватив пол Европы. Однако, Америка кредитовала Англию. К концу войны она была должна Соединенным Штатам более 8 миллиардов фунтов стерлингов. Для сравнения отметим, что совокупные затраты Великобритании на постройку самого сильного в мире флота дредноутов в 1907 - 1914 гг. не превышали 50 миллионов фунтов. Англия кредитовала Францию, Франция кредитовала Россию, за кредиты надо было платить. При этом в кредитах Германии во время войны было отказано. На Парижской Мирной Конференции весной 1919 года главным плательщиком лидеры "большой четверки" в лице премьер-министра Великобритании Дэвида Ллойда Джорджа, президента Франции Жоржа Клемансо, американского президента Вудро Вильсона и главы Италии Витторио Орландо назначили Германию, которая не могла возразить из-за разразившийся революции. По договору Германия не могла продавать свои товары по рыночным ценам , чтобы покрыть расходы по репарациям, и , поскольку правительство стало печатать больше необеспеченных денег, стоимость бумажной марки поползла вниз в 1922 году. Рейхсмарка перестала соответствовать золотому номиналу, денег оказалось больше чем имеющегося в наличии золота. Чтобы избежать гиперинфляции тогдашний президент рейхсбанка Шахт начал постепенно сокращать объем находившихся в обороте денег. Образовался дефицит денег, который привел к повышению процентных ставок за кредит, в результате уменьшились капиталовложения в производство, стали сокращаться производство и торговля, далее банкротство фирм, значительный рост безработицы. Когда Германия не смогла в дальнейшем вносить военные платежи, французская армия вошла на ее территорию и захватила индустриальный район Рур, где находились крупные рудники и самые важные железные дороги. К концу 1922 года цены превышали довоенный уровень в 1475 раз, а вскоре перевалили за один триллион от первоначального уровня. Менее чем за 2 года- с 1922 по 1923 год цена немецкой почтовой марки увеличилась с 20 пфеннингов до 500 миллиардов марок! Ростовщики повысили процентные ставки до 35 процентов в день! К 15 ноября 1923 года на пике инфляции американский доллар стоил 4,2 триллиона марок. Германия стала центром заключения коммерческих сделок для любого, кто имел доллары, фунты или твердую валюту. Уровень рождаемости в стране упал, уровень смертности, особенно детской, вырос до 21 процента, увеличилось число самоубийств среди взрослого населения.

Интересное свидетельство оставил знаменитый русский певец Александр Вертинский. В книге его воспоминаний "Дорогой длинною", на стр.175 читаем о Германии 20-х годов: "Приблизительно в этом же 1923-м или 1924-м году началась инфляция. Это была жуткая картина послевоенной экономической катастрофы. Немецкая марка катилась вниз с молниеносной быстротой. Настоящий "блиц-крах" Германии! Удержать ее не могли никакие силы, ни земные, ни небесные.

Немцы окончательно растерялись. Началась паника. Массовые самоубийства охватили Германию. Ловкие спекулянты скупали дома целыми кварталами, и немцы, как слепые, продавали их за ничего не стоящие миллионы, которые через несколько дней оказывались простыми бумажками. Огромные универсальные магазины, такие, как "Ка-Де-Ве", например, оказывались очищенными от товаров в одно утро. А к вечеру марка падала вниз на сто пунктов, и то, что было продано магазином за сто марок, нельзя было уже купить за тысячу. Пока немецкое сознание переваривало все это, тысячи людей, главным образом иностранцев, конечно, заработали безумные деньги. Один только мой знакомый, одесский коммерсант Илья Гепнер, имевший в кармане всего-навсего одну тысячу американских долларов, умудрился купить шесть домов и огромный "Луна-Парк" в Берлине.

Когда немцы, наконец, поняли, в чем дело, было уже поздно. Три четверти из них были разорены. Так начались первые годы их послевоенного существования. Берлин был весь покрыт сетью маленьких киосков, напоминавших лимонадные будочки. Из крошечных окошечек видны были только руки. Иногда это были большие, волосатые, иногда сухие, жилистые, часто смуглые. Над будочками красовалась надпись: "Вексельштубе". Это были менялки. Лавочки, где торговали деньгами. Потные, запыхавшиеся люди подлетали к окошечку, хрипло бросали несколько слов, из маленьких и больших чемоданчиков выбрасывали на прилавок целые кучи денег, перевязанных в пачки, и получали в обмен зеленые американские доллары. Или наоборот, разменяв одну десятидолларовую бумажку, получали из окошечка целый чемодан марок.

Знаменитый петербургский спекулянт, "банкир" Дмитрий Рубинштейн говорил мне с отеческой нежностью в голосе: "Хотите посмотреть моего ребенка?". Особого желания у меня не было. Но, чтобы не огорчать отца, я согласился. Мы стояли около сквера. "Ваш ребенок здесь?" - спросил я, указывая на толпу игравших детей. Рубинштейн снисходительно улыбнулся. " О, нет. Он у меня уже большой. Ему уже семнадцать лет. Это будущий гений. Да. Чтобы вы знали! Сегодня день его рождения. Я подарил ему это...- Он указал рукой на деревянный киоск с надписью "Вексельштубе". - Пусть ребенок приучается. У него такие способности! Скоро отца за пояс заткнет!...".

Мы подошли к менялке. Оттуда выглядывало жирное молочно-розовое лицо, напоминавшее свежераспаренный человеческий зад. Пухлые руки с обкусанными ногтями лежали на прилавке. Плотоядный чувственный рот снисходительно улыбался. "Уходи, уходи, папаша. Ты мне мешаешь работать!" - строго прикрикнул на отца "ребенок". Мы отошли на цыпочках в благоговейном молчании..."

Дж.Г. Уэллс назвал ситуацию в Германии того времени " массовыми экономическими убийствами". Враз обнищавшее население стало требовать радикальных изменений в обществе, а далее появился на политической сцене Гитлер. Экономическое крушение Германии и огромное финансовое и психологическое бремя, которое легло на средний и рабочий класс проложили дорогу фашизму.

"Какое же это безумие, когда немецкий народ вложил в свою войну 150 миллиардов, сам себе за это наобещал платить проценты в размере 7,5 миллиардов и теперь ощущает себя в изначально предсказуемом неловком положении, отнимая у себя эти 7,5 миллиардов в форме фантастических налогов!",- писал Готтфрид Федер в "Манифесте к сломлению кабалы процентов"

 

Национал-социалистская рабочей партия Германии приняла 24 февраля 1920 года программу из 25 пунктов, где главным пунктом выступало требование "уничтожение процентной кабалы". Немецкие промышленники самостоятельно начали активное кредитование военного производства под залог богатства, которое будет награблено в будущей войне. В 1939 году Гитлер начал отдавать эти кредиты.

Провидцем последствий разрушительных действий процентной экономики выступил Сильвио Гезель. Он написал в 20- х годах издателю берлинской газеты "Цайтунг ам миттаг" письмо следующего содержания: "Несмотря на то, что народы дают священную клятву заклеймить войну на все времена, несмотря на призыв миллионов "Нет войне!", вопреки всем надеждам на лучшее будущее я должен сказать: если нынешняя денежная система сохранит процентное хозяйство, то я решусь утверждать уже сегодня, что не пройдет и 25 лет, и мы будем стоять перед лицом новой, еще более разрушительной войны. Я очень отчетливо вижу развитие событий. Сегодняшний уровень техники позволит экономике быстро достигнуть наивысшей производительности. Несмотря на значительные потери в войне, будет происходить быстрое образование капиталов, которые вследствие избыточности предложения снизят проценты. Тогда деньги будут изъяты из обращения. Это приведет к сокращению промышленного производства, на улицы будут выброшены армии безработных... В недовольных массах пробудятся дикие, революционные настроения, снова пробьются ядовитые ростки сверхнационализма. Ни одна страна не сможет понять другую, и финалом может стать только война".

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: