double arrow

Вклад В.Г. Белинского в теорию редактирования


В трудах В.Г. Белинского рассматриваются собственно издания и произведения литературы. Он создал целое учение о журнализме, характеризуя журнал как вид издания, обосновал специфику подготовки собраний сочинений. В работах критика поднимаются вопросы о целях и задачах печати в России, о характере журнала и его отделов, о разновидностях периодических изданий и отличии журнала от газеты, о типах статей, методах организации и способах изложения материала, языке и стиле газетных статей.

Большое значение придавал Белинский деятельности журналов и журналистов. Он писал: «Из уст журнала не должно исходить слово праздно... Журналист делает преступление, помещая в своём журнале статью, в помещении которой не может дать отчёта».

Выше говорилось, что ведущую роль в российском издательском деле 1840-х годов играли журналы. Белинский писал по этому поводу: «Как ни мало теперь у нас журналов, но всё больше, чем книг».

В статье «Ничто о ничем, или Отчёт г. издателю «Телескопа» за последнее полугодие (1835) русской литературы» («Телескоп», 1836, № 1-4), которая явилась его первым опытом подготовки обзора литературы за определённый период (в дальнейшем такие обзоры войдут в традицию журналов «Отечественные записки» и «Современник»), Белинский пишет о современных журналах - «Библиотека для чтения» и «Московский наблюдатель». С точки зрения редактирования, интересны аспекты анализа, который провёл критик. Так, рассматривая журнал «Библиотека для чтения», Белинский задаётся целью показать, на какого читателя он рассчитан и в чём причина его успеха. Раскрыв основные черты каждого отела, Белинский приходит к выводу, что «Библиотека для чтения» — журнал провинциальный. Вот причина его силы. Важным качеством журнала критик называет наличие у издания ярко выраженной общей направленности. Интересно, что, хотя «Библиотека для чтения», по мнению Белинского, не отвечает требованиям, предъявляемым к демократическому журналу, он особенно положительно отмечает общность его материалов. «Журнал должен иметь прежде всего физиономию, характер, альманашная безличность для него всего хуже», - пишет он. Основной вывод из данного рассуждения ориентирован на задачи редактора, который, заботясь о разнообразии материалов, должен обеспечивать журналу единое, строго выдержанное направление.

Не менее существен для редактирования и второй тезис данной статьи: редактор обязан учитывать запросы читателей, «Библиотека для чтения» знает потребности провинциального читателя, именно это сделало её столь популярной.

Останавливается критик и на средствах достижения популярности журнала. Он критикует «Библиотеку» за «цинический» развязный тон, самохвальство, мелкое остроумничанье в критических рецензиях, за неточные факты в материалах, погоню за сенсацией.

Белинский подчёркивает, что важными отделами каждого журнала должны быть отделы критики и библиографии. Именно эти отделы наиболее полно отражают «дух и направление журнала», через эти отделы журнал прежде всего реализует своё основное назначение — быть «руководителем общества». Интересно в связи с этим высказывание Белинского о характере критики и библиографии: «Критика должна составлять душу журнала, жизнь журнала, должна быть постоянным его отделением, длинною, непрерывающеюся и не заканчивающеюся статьею... Для журнала библиография есть столько же душа и жизнь, сколько и критика».

В статьях, обзорах, рецензиях Белинского содержится богатый материал, дающий основание для рассмотрения требований к произведениям литературы и изданиям. Последнее особенно существенно. Рассуждения Белинского о собственно изданиях послужили развитию теоретических оснований подготовки различных типов и видов изданий, в первую очередь журналов, газет и собраний сочинений писателей.

Кроме того, для теории и практики редактирования имеет огромное значение конкретный опыт Белинского — редактора, издателя. Многие годы Белинский являлся фактическим редактором и руководителем изданий. С 1833 года Белинский, исключенный из университета за антикрепостническую драму «Дмитрий Калинин», начинает сотрудничать в изданиях Н.И. Надеждина — журнале «Телескоп» и газете «Молва». А с отъездом Надеждина за границу в 1835 году становится официальным редактором-издателем этих изданий. В 1838-1839 годах Белинский руководил журналом «Московский наблюдатель». Переехав осенью 1839 года в Петербург, Белинский становится сотрудником отделов критики и библиографии журналов «Отечественные записки» и «Современник» и неофициальным редактором этих изданий (1839-1848). Одновременно он печатает свои статьи в газете «Литературные прибавления к «Русскому инвалиду», переименованной в 1840 году в «Литературную газету».

Анализ работы Белинского даёт основание говорить о том, что критик в качестве основных требований к журналу выдвигал требования разнообразия материала при сохранении единого твёрдого направления, хорошую постановку отделов критики и библиографии. В высказываниях Белинского сформулированы также требования к литературным произведениям. К ним относятся правдивое изображение действительности, гармоническая связь идеи с формой, понимание художественного произведения как целостного организма.

Общее направление рассуждений Белинского связано с требованиями, предъявляемыми к общественнозначимым, демократическим изданиям, рассчитанным не на «избранную» публику, а на широкие круги читателей.

Белинский разработал положения реалистической эстетики и литературной критики, основываясь на конкретно-историческом анализе явлений литературы. Он стал основным теоретиком реализма в искусстве, выступая с требованиями народности, самобытности, верности и правдивости отражения жизни. Правдивость, народность рассматривались им как способность писателя смотреть на жизнь глазами народа, понимать его мысли и надежды.

С точки зрения теории редактирования интерес представляет многоплановое рассмотрение литературного произведения, подразумевающее глубокое понимание важности связи идейного содержания и формы его подачи. В «Литературных мечтаниях» Белинский отмечает, что народность писателя проявляется «не в подборе мужицких слов или насильственной подделке под лад песен и сказок, но в сгибе ума русского, в русском образе взгляда на вещи». В ежегодных обзорах литературы, в статьях о Пушкине (11 статей написано в 1843-1846), о Лермонтове, о Гоголе критик раскрыл их национальную самобытность, народность, гуманизм. Так, в статье «О русской повести и повестях Н.В. Гоголя» он пишет о том, что если изображение жизни верно, то и народ, но, тем самым связывая понятия народности и правды.

Система оценок формы и содержания литературного произведения в дальнейшем нашла своё развитие и во многом не утратила своих позиций вплоть до сегодняшнего дня. Обоснованные им критерии оценки литературного произведения используются и в современной теории редактирования. По-прежнему актуальна и мысль Белинского о том, что оценка произведения литературы должна осуществляться с учётом исторических условий, в которые оно было написано. В статье, посвященной повестям А. Бестужева-Марлинского, которые в 1830-х годах пользовались у читающей публики большим успехом, Белинский подчёркивает, что для 1820-х годов эти повести были прогрессивным явлением, но после появления произведений Н.В. Гоголя с его стремлением к правде, простоте, естественности, они из-за своей оторванности от жизни оставляют впечатление анахронизма.

Создав свой собственный тип статьи, Белинский сформулировал ряд критериев оценки подобных материалов. Их должны отличать ёмкость, многоплановость, простота, понятность и в то же время увлекательность. Последнее достигалось изложением материала в виде рассуждения, беседы, в разговорном стиле. Его статьи эмоциональны, взволнованы, задушевны. В то же время они всегда полемичны. Это особый тип статьи — глубокой по содержанию и беллетристической по форме. Именно Белинский ввел термин «беллетристическая статья».

Белинский боролся заточный, простой и понятный «образованный» и художественно выразительный стиль изложения всякой темы — даже научной, стремился демократизировать литературную речь, освободить ее от тех ограничений, которые были установлены «светскими стилями русского высшего общества».

Белинского интересовал и язык переводов. Он писал: «Переводы необходимы и для образования нашего, еще не установившегося языка, только посредством их можно образовать из него такой орган, на коем бы можно было разыгрывать все неисчислимые разнообразные вариации человеческой мысли».

Много внимания уделял Белинский книжным изданиям. Он осудил принципы редактирования «Истории государства Российского» Карамзина, имея в виду «благой и мудрый совет — частию посократить, частию повыбросить примечания», который дали Смирдину писатели Ф.В. Булгарин, Н.И. Греч, О.И. Сенковский. Он недоумевает: «Зачем это было сделано? Затем, чтоб книжка была тоньше, издание обошлось дешевле, и его можно было бы пустить в продажу». Критически отнёсся он и к другому изданию, в основном подчёркивая небрежность редактора. Он писал: «Худшее издание сочинений Богдановича — это, бессомненно, смирдинское 1846 года, который перепортил текст во всех наших авторах. У Ломоносова, Карамзина, Капниста, Лермонтова, словом, у всех, где не достает стихов, где они переломаны, где переставлены с места на место, даже у Карамзина один стих из 37 куплета попал вперед, в 12. Там вышло 7 стихов, а тут 9. Такие издания — стыд наших типографий».

В 1840 году в рецензии на «Собрание сочинений» М.В. Ломоносова Белинский писал: «Творения Ломоносова имеют больше историческое, чем какое-нибудь другое достоинство: вот точка зрения, сообразно с которой должно издавать их...».

Обратим внимание на то, что в основу принципов подготовки изданий произведений того или иного писателя Белинский ставит значение этих произведений для современности. Он пишет: «Вследствие этого, вот, по нашему мнению, необходимые условия издания его сочинений: во-первых, они должны быть непременно все, без выбора и исключений, и расположены, хотя и по родам (т. е. стихотворения особо; учёные сочинения по части физики, химии, навигации — особо; похвальные слова и опыты истории России — особо), но в том порядке, в каком они вышли друг за другом из-под пера автора».

Критик определяет характер издания, основываясь на с специфике и значении произведений. Издание отражает, по мысли Белинского, определённое направление, связанное с интерпретацией произведений издателем. Так, произведения, имеющие в основном историческое значение, необходимо, по его мнению, издавать с исторической точки зрения.

Интересен отклик критика на серию А.Ф. Смирдина «Полное собрание сочинений русских авторов». После выхода в свет двух первых выпусков серии — сочинений Озерова и Фонвизина, Еелинский пишет: «...Старинные писатели должны издаваться со всеми приложениями, способствующими к их изучению... Мы говорим о биографии писателя с обзором, преимущественно историческим и хронологическим, всей его литературной деятельности…».

Таким образом, постепенно литературная критика вырабатывает представление о типе издания. Не обозначая его современным названием «научное», Белинский выдвигает в качестве одного из критериев — изучение творчества писателя. В современном представлении это — целевое назначение издания. Он предлагает в качестве одного из элементов справочного аппарата — исторический и хронологический обзор деятельности автора.

К середине XIX века складывается тип собраний сочинений писателя, который составляется редакторами на основе общепринятых принципов.

Белинский предлагает при подготовке собрания сочинений произведений писателей прошлого использовать хронологический принцип расположения материалов в сочетании с разделением произведений на большие группы в соответствии с жанровым характером: стихотворения, поэмы, драматические сочинении, проза - отдельно художественная и научная».

Нужно сказать, что в это время внимание теоретиков литературы привлекают издания собраний сочинений писателей как самостоятельное явление, в чём-то влияющее на литературный процесс. Действительно, редактор, формирующий собрание сочинений автора и определяющий структуру расположения материала, в каком-то смысле влияет на особенности восприятия произведений.

Справедливо замечает П.Н Берков: «Издание «полных» или «избранных» сочинений писателя, на каком бы принципе оно ни основывалось, есть некоторое искусственное построение: произведения автора, печатавшиеся в разное время в разных периодических изданиях или отдельно, приобретавшие от соседства других авторов особые черты — полемические, литературно-партийные, программные и т.д. (выделено мною. — С.А.), будучи изъяты из своей исторической обстановки и собраны в специальное издание (подчёркнуто С.А.), утрачивают многое из присущего им как явлениям литературы определённой эпохи».

Подлинный исследователь изучает творчество писателя не по «полным собраниям сочинений», а в его, так сказать, «естественной» обстановке, в его реальном, а не библиографически восстановленном литературном окружении.

В разработке принципов формирования изданий собрания сочинений писателя сыграли ведущую роль выдающиеся литераторы, литературные критики, издатели, редакторы, Выработались два подхода к составлению таких изданий: так называемый «хронологический» и «биографический». Это объясняется изменением вкусов читающей публики – читателя интересуют не только собственно произведения, но и развитие творчества писателя. Собрания сочинений позволяют прослеживать путь становления писателя, его поиск. Это состояние отношения читателя к собранию сочинений выразил В.Г. Белинский, который писал в журнале «Молва»: «Еще при выходе сочинений Державина г. Смирдину было замечено в одном московском журнале, что стихотворения должны располагаться в хронологическом порядке, сообразно со временем их появления в свет. Такого рода издания представляют любопытную картину постепенного развития таланта художника и дают важные факты для эстетика и для историка литературы…»

Хронологический принцип предполагает две возможности размещения материала – «историко-литературную», когда произведения располагаются в издании в соответствии со временем их написания, и «биографическую», когда в основу расположения материала кладут хронологию творчества, а не литературных произведений. Этот принцип широко используется и сегодня.

Первым высказался за использование данного принципа еще в 1832 году Н.А. Полевой, а, как утверждает П.Н. Берков, «подлинным теоретиком и пропагандистом этого направления был В.Г. Белинский», который отстаивал и обосновывал хронологический порядок расположения литературного материала, с жанровым делением его (стихотворения, поэмы, драматические произведения и проза).

Белинский развивает хронологический принцип и в основу издания стихотворений Кольцова кладет не только исторический, но и эстетический принцип, отмечая лучшие произведения поэта и обеспечивая полноту издания. В статье «О жизни и сочинениях Кольцова», предпосланной изданным под его редакцией «Стихотворениям», критик пишет: «Теперь нам остаётся сказать о редакционной части издания сочинений Кольцова. Мы располагаем его сочинения по годам и разделили их на два отдела. В первом поместили мы одно лучшее, избранное, не нарушая однако же хронологической последовательности... Таким образом, из 125 пьес в первом отделе помещено 79 пьес. Остальные 46 стихотворений мы напечатали в особом отделе, под особой нумерацией, в виде приложения».

Для развития издательской практики издание Белинским стихотворений Кольцова стало в первой своей части своеобразным примером возможного издания «Избранного» того или иного поэта.

К середине XIX века хронологический принцип расположения материала вполне утвердился в отечественном книгоиздании. Не случайно Белинский писал в предисловии к «Сочинениям» Державина: «В настоящее время все согласны в том, что хронологический порядок есть лучший способ размещения трудов замечательного писателя».

Ясно, что хронологический порядок расположения произведений отражает тенденцию усиления позиции автора в издании, показывает интерес к его творчеству в целом, как бы помещая отдельное произведение в контекст конкретных реалий жизни и творческой судьбы автора, обогащая тем самым восприятие и понимание того или иного произведения.

 


Сейчас читают про: