double arrow

Мастерство жизни и система образования изобретательству


Мастерство жизни (biotechne) проявляется везде и всюду. По теории В.И. Вернадского жизнь – это космическое явление. Тогда должен быть и закон мастерства жизни, одинаково проявляющийся в любом виде живого вещества и охватывающий все типы косного вещества.

В наиболее общем виде биотехнический закон нами формулируется следующим образом: в процессах жизнедеятельности и эволюции биологических и биогенных объектов действие не равно противодействию. Равенство сил действия и противодействия (по третьему закону Ньютона) наблюдается только при переходе от роста к отмиранию, то есть проявляется как частный (одномоментный во времени) случай [45, c.39]. В книге [45] и других публикациях на многих примерах (ныне более 100 000) было показано существование биотехнического закона в различных количественных соотношениях взаимодействия как внутри, так и вне организмов.

Можно обобщить, утверждая, что там, где есть взаимодействие, есть и проявление биотехнического закона [45, c.39].

Теперь, на основе последующих научных работ, мы утверждаем большее: там, где есть проявление биотехнического закона, там возможно (хотя бы фрагментарно) изучение реального цикла взаимодействия с учетом законов идеального цикла. Причем это изучение ныне перешло на так называемые асимметричные вейвлет-сигналы в виде волновых уравнений [46, 57, 60, 73, 77, 141, 142] с переменными амплитудой и частотой колебательного возмущения.




Уравнение биотехнического закона. Для многих природных явлений характерно мультипликативное объединение (совместные события) действия и противодействия, поэтому биотехнический закон количественно наиболее распространен в виде уравнения

. (2.1)

Анализ показал [45, c.42-46], что это уравнение наиболее удачно учитывает критические уровни развития объектов [22, с.7]: «Развитие подчиняется экспоненциальной или степенной зависимости и что имеется четкая регулярность в смене эволюционных этапов революционными перестройками. ...Чем значительнее революционные перестройки, тем реже они происходят и тем в более высокой степени фигурирует это число (то есть основание натуральных логарифмов)».

С позиций теории цикла [126] мы понимаем под революционными перестройками изменение направления сил взаимодействия, а под эволюционными этапами - неразрывное плавное изменение величины этих сил. Тогда становится очевидным, что формула (2.1) действительна только для эволюционных этапов, а обобщенное уравнение [45] может в других конкретных видах отображать и революционные смены направлений. Если революционные малые сдвиги относительно нечувствительны во времени, то формула (2.1) пригодна для характеристики общих тенденций (плавно изменяющихся эволюционных трендов).



Система образования изобретательности людей.Изобретательность – это фундаментальное свойство любого существа (людей, животных, даже растений и представителей и других царств природы).

По сути дела, это реактивность поведения на раздражения должным образом из множества вариаций (термин «вариация» по Ч. Дарвину). По нашему мнению, основным механизмом и практической возможностью естественного отбора как раз и является свойство изобретательности различных и большего количества разнородных генетических, размерных и иных мутаций видов живого вещества.

Ныне этим занимается геномика.

Люди в цивилизациях придумали систему образовании себе подобных (физически и лучших по уму людей) в новых поколениях по приспособляемости к внешней среде. Таким образом, в целом люди изобрели разные системы образования - ума, духа и души, тела и его одежды в виде технических средств и сооружений, поселений и городов.

В книге Д. Морриса [92] нашли описание свойств этой системы, полужирным шрифтом выделим ключевые признаки, а текст – без правки.

Современная система образования сделала значительные шаги в сторону поощрения изобретательности, но ей придётся пройти ещё очень долгий путь, прежде, чем она сможет полностью избавиться от желания подавить творческий дух.



Академики старшего возраста неизбежно будут видеть в молодых способных студентах некую угрозу, и, для того, чтобы преодолеть это, учителям потребуется огромное самообладание.

Система разработана с тем, чтобы упростить эту задачу, но природа лидера всё усложняет. Принимая во внимание обстоятельства, можно только поражаться тому, что учителям вообще удаётся себя контролировать. Впрочем, между тем, что происходит в школах, и тем, что происходит в университетах, есть некоторая разница.

В большинстве школ учителя неприкрыто демонстрируют своё превосходство над учениками, как социальное, так и интеллектуальное. Учитель использует свой более обширный опыт для подавления более развитой изобретательности учеников. Возможно, его мозг стал более закостенелым, чем их, но он скрывает этот недостаток, оперируя огромным количеством «неопровержимых» фактов. Дискуссии здесь недопустимы, остаются только указания. (Эта ситуация улучшается, и, безусловно, есть свои исключения, но в общем и целом такая тенденция всё ещё существует) [92].

В университете всё меняется: здесь имеется гораздо больше фактов, которые следует донести до слушателей, но они уже не столь «неопровержимы». Теперь ожидается, что студент поставит их под сомнение, попытается в них разобраться и, в конце концов, у него появятся собственные новые идеи.

Но на обеих стадиях (будь то школа или университет) есть ещё что-то, не лежащее на поверхности, с поощрением интеллектуального развития практически ничего общего не имеющее, но зато очень сильно связанное с обучением суперплеменной идентичности.

Чтобы лучше в этом разобраться, следует взглянуть на то, что происходит в более простых племенных сообществах [92]. Дальше читатель сам всё сможет узнать из указанной книги.

 







Сейчас читают про: