double arrow

Активные методы познавательной деятельности


Познавательная деятельность студента нами рассматривается с нескольких сторон по иерархии сложности обучения и деятельности:

во-первых, учебно-познавательная деятельность;

во-вторых, научно-познавательная НИРС;

в-третьих, научно-учебная деятельность;

в четвертых, изобретательская деятельность;

в пятых, учебно-изобретательская деятельность;

в-шестых, научно-изобретательская деятельность.

По материалу из обзорной книги [1] покажем особенности учебно-познавательной деятельности студентов.

Но этот вид деятельности студентов, стоящий первым в ряду сложности образовательной деятельности, сам по себе может удовлетворить разве что только любопытство человека. Он имеет вполне конкретную мотивацию у студента: стараться как можно адекватнее отобразить информацию и известные преподавателю знания для сдачи экзамена и другой контрольной акции, в лучшем случае на оценку «отлично». По сути дела применение только учебно-познавательной деятельности приучает студента, как и школьника, к формализму, заучиванию и запоминанию учебного материала, причем только в заданном преподавателем объеме. При этом преподаватель так «успешно» выровнял материал, что там нет никаких научно-технических противоречий, а значит и нет пищи для изобретательной деятельности студента. В итоге очень низка вероятность получения патентоспособных научно-технических решений. Этот метод - натаскивание студента на учебный материал. А надо бы ровно наоборот, - натаскивать мировой океан передовой научно-технической информации на студента. Это делать должен он сам.




Повторение – мать учения, вот девиз учебно-познавательной деятельности. Шаг влево, шаг вправо – расстрел. Это поведение бесталанного учителя или преподавателя вуза по отношению к обучаемому. Зато дисциплина на уроках идеальная и нет забот у обучающего человека.

Но вместе с тем, это – начальный этап к совершенству мастерства. Поэтому метод натаскивания на информацию вполне уместен в детском саду, но уже никак не в школе, тем более не в старших классах.

В монографии [1] за основной системообразующий фактор принято групповое взаимодействие студентов. Этот фактор эффективен при изучении методов технического творчества (мозговой штурм, синектика, коллективный блокнот и др.) на практических занятиях, но при численности студентов не более 7-9 человек.

При этом сами практические занятия должны проводиться в непринужденной обстановке и в комфортных условиях (чай, кофе, музыка).

Лекции читать по методам технического творчества имеет мало смысла, они должны прорабатываться самостоятельно каждым студентом до практических занятий. Вообще в нашей стране студенты перегружены лекциями, а они должны быть только проблемными.



Не группа, а личность. Основной причиной активизации научно-технического творчества является не групповое взаимодействие, а личностные качества. Такой подход исключает групповщину, когда неформальные лидеры (как правило, это отстающие в учебе студенты) заставляют успевающих студентов не торопиться: лучше как все. Учет личных качества сразу же создает в академической группе деловую иерархию. В итоге неформальными лидерами становятся лучшие в науке и учебе студенты. Именно с ними работает выпускающая кафедра.

Государственные образовательные стандарты (ГОС) определяют уровень возможного интеллекта только в среднем (так же как в больнице по средней температуре) и, по сути, являются только минимальным порогом знаний, умений и навыков, ниже которого не должно быть у выпускника после окончания вуза России. Информационными технологиями студент должен был овладевать еще в школе, до поступления в вуз. Вообще, у наших российских дидактиков представление в теориях такое, что как бы студент начинает всё обучение и воспитание заново.

Например, «Ставить цель и формулировать задачи, связанные с реализацией профессиональных функций, находить и принимать управленческие решения» [1] – да просто многим это не дано, даже преподавателям и производственникам, если они не вращаются в сфере управления и не функционируют среди первых лиц, принимающих управленческие решения. То есть этот отличительный признак познания относится к так называемой российской элите, к чиновничеству. Вертикаль власти в нашей стране столетиями всегда была в диктаторском и менторском стиле управления по типу: «ты начальник, - я дурак».



Поэтому вывод из [1] недостаточно доказан и мы предлагаем измененную формулировку. «Таким образом, одним из главных направлений дидактики является поиск путей, средств, методов активизации учебно-познавательной деятельности студентов вузов» через стимулирование интеллектуальной собственности и морального поощрения личностных качеств каждого активного студента. Студент с младших курсов должен быть устремленным в последующем к непрерывному научно-техническому творчеству на уровне патентов мировой новизны. Он должен научиться формировать условия жизни для себя и будущей семьи на основе материализации интеллектуальной собственности, накопленной в вузе. Он должен получать и накапливать знания, умения и навыки поведения в циклах освоения личных замыслов до материального воплощения научной идеи. Причем активизация научно-технической деятельности должна опережать активизацию в учебно-познавательной деятельности по целям и задачам. Интеллектуальную продукцию студент должен доводить до патентоспособных технических решений, то есть до уровня интеллектуальной собственности мирового уровня новизны, а затем суметь материализовать эти научные идеи и технические решения до формирования частной собственности, технологически адаптируя свою продукцию к внешней рыночной среде.

В российском образовании не видна ориентация на материальные интересы будущей жизни студента, не заметна его мотивация жить и трудиться в конкурентной среде творцов науки и техники мира. Всё сказано нейтрально и в общем, неконкретно для становления личности изобретателя. Познание ради любопытствующего знания – это идеализм без учета материализма. Бытие определяет сознание – аксиома всегда.

Большая группа – зверинец. Группу студентов можно представить произвольной численности и затем дойти до выводов из книги «Людской зверинец» [92]. Многие черты этого зверинца присущи и крупным студенческим группам при численности студентов более 10-12 человек.

Личностные свойства в большой группе, да еще и с неформальными лидерами криминального толка, всячески подавляются, а на первый план выходят поведения этих неформальных лидеров. А ими, как правило, становятся сознательно отстающие в познавательной деятельности студенты. Но они - доминирующие физически среди других и заставляющие умных (но физически слабых) студентов представляться перед преподавателями глупыми и медлительными - неуспевающими.

Это называется нивелированием по низшему уровню менталитета студенческой группы. Так и весь базис страны ныне ведет себя по отношению к надстройке.

Нивелирование менталитета. Любой эксперимент на людях и животных чреват обратной реакцией, причем такой, какой должна быть по установленному регламенту (излишне немецкая аккуратность). Это было известно и в советские времена при исследовании проблем научной организации труда. Например, бригада рабочих в процессе хронометража никогда не перевыполняла план выше 10 %, то есть установленной нормы премиальных. И все члены бригады знали, что дальнейший рост производительности труда приведет только к повышению нормы сменной выработки по рекомендациям хронометражиста.

Также и с социально-психологическими экспериментами в академических группах: студенты ответят так, как это надо экспериментатору или же представителям деканата и ректората.

Поэтому нужен реальный процесс сотворчества преподавателя со студентом. В том числе и в чисто учебном процессе – наращивании багажа знаний через информационное обеспечение научно-технического творчества. Конечно же, нужен также и попутный мониторинг со стороны преподавателя с методическим выделением линейного графа стадий, этапов и процедур научно-технической деятельности. Всё это позволит создать дидактику изобретательства.

То есть задача у студента состоит не только в том, чтобы изучить мир, его свойства и отношения между ними, но и в том, чтобы преобразовать его нынешнее состояние в гуманистическое и экологическое будущее путями технологической адаптации собственных научно-технических решений мировой новизны от замыслов до воплощения.

 







Сейчас читают про: